Афганистан–Тарту–Ленинакан

Огненные полеты бортового радиста Леонида Черепанова

Седельниковские университеты

Родина Леонида Михайловича Черепанова — таежное село Седельниково на севере Омской области, где он появился на свет в начале 50-х годов в семье служащих. Отец — фронтовик, инвалид Великой Отечественной войны, по профессии — радиоинженер, мать — учитель русского языка и литературы.
Там, на берегах седого Иртыша — красивой таежной реки, «где могучие ели и кедры, где без края тайга, где качают стволы Васюганские ветры», парень рос, креп, набирался сил. В его памяти родное село осталось тем самым загадочным, красивым и уютным уголком, расположившимся «вдоль реки, изогнувшейся бровью». И как бы далеко ни был теперь наш герой от родных мест, о своем Седельниково вспоминает с любовью. DSC_3452-1
— Детство мое, — рассказывает Л.М.Черепанов, — было весьма интересным и насыщенным на события. Самыми популярными среди подростков в местном Доме пионеров были кружки: «Фотограф» «Умелые руки», авиамодельный, драматический и, конечно же, — спортивные секции (коньки, лыжи, волейбол). Нравилось путешествовать, много времени отдавал походам по окрестным лесам и побережью реки. Самостоятельность, наверное, как черта характера, закладывалась уже тогда в раннем возрасте. Отсюда и увлечение радиотехникой, постижение азов телеграфной азбуки на аппарате БОДО, которую тогда еще не знал куда приспособить. Как закон — после окончания каждого учебного года, обязательным делом был труд, чтобы на заработанные деньги позволить себе покупку обновок к сентябрю. Главной зимней обувью у нас были валенки-пимы. Зато в них — хоть на горку, каток, а хоть и на Северный полюс!..

Небесное притяжение

Пространство, высота, полет — все это почувствовалось уже в школьные годы. Летом бегали на местный аэродром смотреть, как приземляются самолеты. Там в основном были труженики АН-2. Любовались, как по прилету борта по трапу спускались пассажиры, и замыкающими — летчики в красивой голубой форме. Это просто завораживало. — Первый раз оказаться на борту воздушного судна — санитарного самолета ЯК-12 и пролететь до Омска, — вспоминает Леонид Черепанов, — мне посчастливилось в девятилетнем возрасте. Впечатлило и вскружило голову обилие приборов, кнопок, всяких ручек… Но в то время даже не мог допустить мысли о летной работе. Она казалась мне далекой и несбыточной мечтой. Однако время шло, я взрослел и в конце 9 класса решил, что пришло время идти на «вольные хлеба». Отговаривать меня от такого решения не было смысла, так как эта тема была вне обсуждения. Итогом этому стало трудоустройство грузчиком и продолжение учебы в вечерней школе. Позднее перешел работать фотографом, потом инструктором-методистом в районный Дом культуры.

Армия — школа жизни

Когда подошло время призыва в ряды Вооруженных Сил СА, Леонид Черепанов попросился на курсы радиотелеграфистов, которые окончил с отличием и получил 2-й разряд по радиоспорту. На первом этапе службы попал в Москву — в учебное подразделение радиоконтроля. Оттуда — в Чехословакию — в Центральную группу войск. Когда подходил к завершению период срочной службы, командир предложил продолжить сверхсрочную — в качестве прапорщика, которых, к тому времени, только вводили в армии. Потом произошел случай, который круто изменил всю его дальнейшую военную карьеру. По дороге домой в свой первый отпуск он оказывается в одном вагоне со своим земляком-полковником, главным инженером авиационной дивизии. Тот при разговоре услышал в голосе парня тоску по небу и пообещал, что после отпуска тот станет летать. Таким образом, вскоре состоялся перевод и строгая летная комиссия «дала добро» на его переквалификацию в качестве бортового радиста. По замене прапорщик Черепанов прибыл в Туркестанский военный округ и попал служить в 280 отдельный вертолетный полк на должность бортового радиста вертолета МИ-6А. Далее по своему распорядку начались его военные будни: Бухара-Каган, окраина пустыни, специфический жаркий климат, особые условия службы и быта. Попав в первую эскадрилью, был подключен к полетам и командировкам. Полк выполнял постоянные боевые задачи и вместе с тем занимался перевозкой военнослужащих и боевой техники. Леониду Черепанову пришлось участвовать в поисково-спасательных полетах по космосу, по второму витку. Ни один раз приходилось дежурить при запусках и посадках космических аппаратов.
— При подлете на аэродром Байконур, — вспоминает он, — всегда поражали при заходящем диске
солнца масштабность, мощь и красота стоящей на стапеле ракеты. Помогали в перевозках народнохозяйственных грузов Республикам
Средней Азии, в том числе при землетрясении в Газли. Весной и осенью экипажи работали на посевной и уборочной. Полеты были частыми, трудными, но весьма интересными. Не обходилось и без сложностей. За два года приходилось несколько раз садиться на вынужденную посадку по причине сбоя авиационной техники.

Вылеты в «горячую точку»

В1979-м появилось у всех на устах слово Афганистан. Оно непосредственно коснулось и всех летных экипажей. В южной стране произошла революция, а СССР предложил помощь ДРА защитить ее завоевания . Дальнейшие события развивались более чем стремительно. Поступила команда перекрасить вертолеты, нанести афганские знаки на «борты» и быть готовым к выполнению задачи по перевозке боеприпасов на сопредельную территорию вдоль трассы Кушка-Герат. В то же самое время экипажи вертолетов МИ-8 гоняли «борты» на Кабул для афганских Вооруженных Сил. Таким образом, начиналась огненная эпопея полетов бортового радиста Леонида Черепанова. Вот так для меня начиналась эпоха Афганистана.
Далее судьба распорядилась следующим образом: он увольняется в запас для переучивания на штурмана в системе Аэрофлота. Полк через некоторое время в полном составе входит на территорию Афганистана и дислоцируется на окраине города Кандагар, а прапорщик Черепанов в качестве бортового радиста вертолета МИ-6А с 1980 года попадает в состав 255 летного отряда —Тюменское управление гражданской авиации, где на базе учебно-тренировочного отряда (УТО) группа приступает к переучиванию на штурмана. В это время вступает в силу приказ министра гражданской авиации об открытии штурманских факультетов при летных училищах, следовательно, обучение в группах при УТО становится нецелесообразным. Черепанов расстраивается, что его мечте — оказаться за штурвалом самолета, не суждено было сбыться. И возвращается в армию опять же в должности бортового радиста.

Вот — новый поворот…

196-й гвардейский Минский военно-транспортный авиационный полк самолетов ИЛ-76МД, дислоцирующийся в городе Тарту (Эстонская ССР), стал тем новым поворотом в военной карьере нашего героя. И снова начались будни летной работы: учебные полеты по курсу боевой подготовки, учения, десантирование личного состава и техники, командировки, связанные с выполнением правительственных задач. И снова за окном иллюминатора замелькала Средняя Азия с аэродрома Ташкент-восточный. Самолеты полка были дооборудованы, а летный состав был в постоянной стадии готовности для полетов в ДРА. Летный состав полка, участвовал практически во всех событиях того времени, начиная с Алма-Аты и заканчивая работой в Анголе. Экипажи работали по выброске грузов и техники на Северный полюс, а впоследствии десантировали и личный состав участников полярных экспедиций. География полетов составляла обширный круг от Анадыря до стран социалистического содружества и от Африки до Северного полюса.
Гулким эхом в сердцах авиаторов отозвалось землетрясение в Армении. Экипажами полка было выполнено много рейсов по доставке тяжелой техники, кранов, теплой одежды, продуктов в те города, где такой груз был жизненно необходим. Летали сутками, спали урывками в самолете в полете по очереди, забывали о еде и доставляли, все необходимое жителям разрушенных городов Армении. Грузы возили из всех уголков Советского Союза. В конце этой эпопеи не обошлось без трагедии, о последствиях которой Л.М.Черепанов помнит до сих пор: в городе Ленинакан при заходе на посадку экипаж капитана Николая Брилева в районе четвертого разворота, из-за неправильно выставленного на высотомерах давления аэродрома, столкнулся с землей и потерпел катастрофу. Весь экипаж из г. Паневежиса погиб. Полк продолжал участие в афганских событиях. За 9 лет напряженной работы с аэродромов Ташкент, Фергана, Карши и др. экипажами 196-го гвардейского Минского военно-транспортного авиационного полка совершено 2148 самолетовылетов, перевезено 76123 человека и 63820 тонн грузов. Авиаторы полка также принимали участие и в завершающем этапе вывода ограниченного контингента с территории ДРА. С 1988 г. по 1994 г. полк осуществлял переброску войск в зоны межнациональных конфликтов в города Степанакерт, Баку и Фергану.
Так, следуя за чередой событий, подошел к завершению и10-летний период службы в военно-воздушных силах для прапорщика Леонида Черепанова.
В активе его летной биографии — почти 6000 часов.

Вместо послесловия

Бывают люди, у которых внутренняя сила и стальной характер сочетаются с природной человечностью и добротой. Такой вот он по жизни — прапорщик ВВС Леонид Черепанов. После увольнения в запас, получил высшее образование (магистр экономики), работал начальником авиаотдела Тартуского научного парка при Эстонской академии наук и на других различных управленческих должностях. В настоящее время ветеран Вооруженных ВВС проживает с семьей в Мозыре, занимает активную жизненную позицию в работе Мозырской РОО «Союз офицеров», ведет большую работу по патриотическому воспитанию молодежи и школьников, не пропускает памятных встреч с сослуживцами 196 гвардейского Минского военно-транспортного авиационного полка, от общения с которыми, по его словам, кажется становится моложе, а за спиной как-будто вырастают крылья. Массу хороших впечатлений доставляют ему и встречи с членами клуба радиолюбителей-авиаторов «5-й океан», одна из которых, к примеру, состоялась недавно в Брянской области (д.Кольцовка). Высота и связь по-прежнему являются для него теми главными жизненными составляющими, а строчки из любимой песни Юрия Антонова: — «Только в полетах живут самолеты, только в полете растет человек. Сердце стучится загнанной птицей, перегоняя отпущенный век», — назидательными.
С праздником, авиаторы!

Наталья КОНОПЛИЧ.
Фото из архива.