Анатолий Куприянов — человек-эпоха

Заслуги бывшего генерального директора ОАО «Мозырский НПЗ» А.А.Куприянова перед родным заводом, городом и страной неоценимы.

Анатолий Александрович КУПРИЯНОВ — один из авторитетнейших руководителей в стране, чей труд оценен наградами самого высокого уровня — Почетный нефтяник, Почетный гражданин города Мозыря, незадолго до профессионального праздника — Дня работников нефтяной, газовой и топливной  промышленности — покинул свой пост в связи с выходом на заслуженный отдых. Уникальность этого человека состоит в том, что целых 40 лет он отдал нефтепереработке, 20 из которых (абсолютный рекорд для руководителей такого ранга!) проработал в ответственнейшей должности генерального директора ОАО «Мозырский НПЗ». За это время нефтеперерабатывающий завод совершил огромный скачок в своем развитии, добился максимально возможных результатов в качестве продукции, приблизился к уровню лучших мировых производств.

В этом интервью А.А.Куприянов рассуждает о наиболее ярких моментах из своей директорской биографии.
— Анатолий Александрович, как Вы думаете, в чем секрет Вашего карьерного долголетия? Как удалось столько продержаться на этой должности и не допустить никаких серьезных ошибок и просчетов?
— Я думаю, в основе моей долголетней деятельности на посту генерального директора — большой опыт работы на различных должностях на предприятии. Приехав в 1976 году на завод, я некоторое время (из-за отсутствия вакансий) работал на установке серы, потом на ЛК-6У №1 машинистом, хотя сам по образованию инженер-химик-технолог. Это дало мне определенные знания в области эксплуатации динамического оборудования. Так, переходя с одной должности на другую, я расширял свой профессиональный кругозор, проходил те стадии роста, которые давали мне жизненный и технический опыт.
Самым серьезным испытанием стало время работы начальником топливно-каталитического производства. На эту должность меня избрали (тогда начальников не назначали, а избирали) в 1986 году, в период, предшествующий распаду Советского Союза. Пять лет прошли в жестких условиях, потому что требовалось обеспечить работоспособность серьезного производства с большой переработкой нефти (в 1987 году мы переработали 15,8 миллиона тонн нефти). Оборудование было ненадежным, часто ломалось, приходилось непрерывно в течение суток его ремонтировать. Поэтому, сами понимаете, наладить четкую работу топливно-каталитического производства с тем, чтобы обеспечить установленные планы по переработке нефти и выпуску товарной продукции, оказалось непросто.
Это была большая ответственность работать на должности начальника ТКП, но она меня закалила. Я научился решать технические вопросы, которые возникали в сложном производстве, и, конечно, кадровые. Их, я считаю, краеугольными. Даже хорошо обеспеченное в техническом плане производство не будет работать без квалифицированных специалистов.
Кстати, я тогда неплохо поработал (улыбается). В 36 лет мне уже было присвоено звание «Почетный работник завода». Правда, у меня не было ни выходных, ни праздничных дней, мне звонили в любое время суток, чтобы спросить, что делать, как поступить в той или иной сложной ситуации.
— Значит, уже тогда Вы подготовили себя к тому, что у Вас не будет ни выходных, ни праздничных дней?
— Не только себя. Главное, я подготовил жену (смеется). Ну, а моя последующая работа — главным технологом и заместителем главного инженера по перспективному развитию — позволила ознакомиться с новейшими технологиями, с принципом работы передовых заводов. Поэтому перед назначением на долж-ность генерального директора я уже хорошо понимал, каким должен быть завод.
— Вступили в должность генерального директора без боязни?
— Я вообще не соглашался идти на должность генерального директора. Был сложный период: распад Советского Союза, потеря всех выстроенных схем производства, не было нефти, не было денег у покупателей нефтепродуктов, имелась серьезная дебиторская и кредиторская задолженность. Наоборот, боязни было больше, чем надо. Хотя она всегда есть у руководителя. Тот, кто не сомневается в своих решениях, вряд ли будет хорошим руководителем. И чувство беспокойства за судьбу завода не покидало меня на протяжении первых двух-трех лет.
— Назовите самые памятные моменты в Вашей 20-летней руководящей работе.
— Самым памятным, я думаю, был визит Президента страны Александра Григорьевича Лукашенко на завод в 1999 году. До этого на совещании, которое проходило на «Нафтане», я вступил в дискуссию с Главой государства, что, конечно, непросто. Вместо отведенных семи минут я выступал сорок, беседуя с ним с трибуны. И, когда мне удалось доказать, что при определенном подходе у нашего завода есть хорошие перспективы, Александр Григорьевич сказал: «Я приеду и посмотрю».
К тому моменту у нас на заводе уже были пущены некоторые объекты: ПГТЭС, секция 200 комплекса ЛК-6У №2, модернизированная под процесс дуалформинга, установка вакуумной дистилляции мазута, гидроконверсия вакуумного газойля. То есть мы поступательно двигались вперед. Поэтому во время посещения Президента мне удалось достаточно убедительно продемонстрировать, что завод развивается, в него надо вкладывать деньги, чтобы он не остановился в своем развитии. И тогда (почему я считаю, что это ключевое событие) Глава государства принял судьбоносное для нашего коллектива решение о финансировании строительства комплекса каталитического крекинга за счет денежных ресурсов основных акционеров — концерна «Белнефтехим» и компании «Славнефть». Это дало серьезнейшие возможности для развития предприятия. Чтобы по-строить данный комплекс, нужно было более 140 миллионов долларов — на то время огромные денежные средства. Поэтому, когда на основе предложений Президента мы приняли соответствующую программу и получили денежные ресурсы — по 50 миллионов долларов в виде займов под 12% от каждой из сторон, — то сумели в короткие сроки построить комплекс каталитического крекинга, который позволил поднять наше предприятие на новый технический уровень. На базе установки каталитического крекинга начали развиваться другие процессы, позволяющие получать автобензины европейских стандартов. Вот почему я считаю это событие прорывным, самым важным для себя и коллектива завода.
— А как Вы оцениваете нынешнее техническое состояние завода? Мечтали ли, вступая в должность генерального директора, о том, что на Мозырском НПЗ будет такой набор технологических объектов, а индекс Нельсона, отражающий технологическую сложность нефтеперерабатывающих предприятий, приблизится к максимуму среди НПЗ стран СНГ?
— Я считаю, что набор технологических объектов, который есть на заводе, позволяет решать текущие задачи, дает возможность производить в рыночных условиях ту продукцию, которая сейчас ликвидна, беспроблемно реализуется и на внутреннем рынке Республики Беларусь, и в сопредельных государствах, и в дальнем зарубежье. Рынок сбыта определяет жизнь любого предприятия — надо это хорошо помнить. Нам удалось оснастить наш завод набором тех технологических объектов, которые обеспечивают выпуск высококачественной продукции. Но на данный момент в связи с введением в России налогового маневра, резким снижением стоимости неф-ти мы должны понимать: для того чтобы обезопасить свой завод от различных проблем, не снизить эффективность работы, нужно в намеченные сроки построить комплекс глубокой переработки тяжелых неф-тяных остатков. Когда мы его построим и начнем грамотно эксплуатировать (а он один из самых сложных в нефтепереработке!), тогда уже завод будет иметь индекс Нельсона более 11, как на самых высокоразвитых НПЗ мира.
Может быть, кто-то и не придает этому значения, но завод построен без больших кредитных ресурсов. Мы работаем, производим товарную продукцию, реализуем ее по наиболее эффективным направлениям, получаем прибыль и направляем на развитие предприятия. Это является основой стратегического развития. Прибыль обеспечила строительство всех наших технологических объектов. Инвестиционная кредиторская задолженность завода минимальная. Это тоже о чем-то говорит.
— Скажите откровенно, за эти годы у Вас были заманчивые предложения работы на стороне?
— Было несколько предложений от серьезных российских нефтяных компаний.
— Что остановило?
— Я такой человек: родился в этой стране и буду здесь жить. Некоторые, побывав на Западе, особенно в 70-е, 80-е годы, начале 90-х, когда была разруха и нельзя было понять, к чему мы идем, и, увидев там изобилие, по-другому воспринимали Беларусь. Но я больше недели в отрыве от своей страны не мог находиться. Мне нравится здесь жить и работать.
— Вы, Анатолий Александрович, добились настолько выдающихся результатов, что хватит не на одну биографию. Судьба сложилась так, как хотели? Жизнь удалась?
— Если оглядываться на те годы, которые я прожил, могу сказать, что удалась. В первую очередь в личном плане. У меня замечательные дети, они имеют хорошее образование, успешно работают, их личная жизнь устроена. Уже подрастают два внука и две внучки. С женою мы тоже живем немало — 38 лет. Можно сказать, что наши чувства прошли испытание временем. Ну, а в производственном плане я доволен, что мне довелось поработать на заводе на различных должностях, в том числе такой большой период на
должности генерального директора, и мне очень приятно слышать, когда квалифицированные нефтяники оценивают наш завод как одно из лучших предприятий. Вот это мне приносит самое большое удовлетворение.
— Огромное Вам спасибо за интервью. Пусть новый этап Вашей жизни будет не менее ярким, интересным и плодотворным!
— Спасибо.
Беседовала Светлана БОГУШ, фото Игоря МАЛАЩЕНКО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *