Кровля, трубы, два газона…

«Дом, в котором хочется жить…»  — хорошая тема для школьных сочинений, личных и совместных размышлений нередко с элементами научной фантастики. Неизбежный вопрос при этом: насколько сильно наши желания совпадают с нашими возможностями?

Как решаются сложные вопросы при возведении дома, какие подводные рифы встречаются в ходе управления недвижимым имуществом, нам рассказывает председатель правления ЖСПК Светлана Николаевна Липская.

Светлана Липская

Диалог с властью…

 — Традиционный вопрос: как вы стали управдомом?

— Сегодня это моя основная работа. Но, когда дом закладывался в 2010 году, и нас собрали в райисполкоме для выбора председателя, я работала официантом и получала высшее образование. Из трех кандидатур люди проголосовали за меня. Так все начиналось…

Почему решила стать председателем? Это очень интересно, мне всегда нравилось работать с людьми. В молодости (с улыбкой) всегда больше энергии и меньше страхов.

Конечно, не все шло гладко. Дом вводила с фундамента, с самого начала строительства. Много раз хотелось все бросить и уйти, но чувство долга перевесило. Я все-таки очень сильно люблю свой дом и своих людей. Они меня поддерживали, подсказывали, помогали  — мы справлялись вместе. Потом взяла другой кооператив, затем еще один…

 — Сейчас характер строительства несколько изменился, но каков был ваш опыт взаимоотношений со строительными организациями?

— Наш дом возводил ДСК. Мне было несложно: каждый день ездила на стройку, контролировала процесс и работу субподрядчиков. Если что-то шло не по плану, писали определенные обращения в УКС, строителям давали сроки для исправления, и все недостатки устранялись.

Когда дом построен, то дается 5 лет гарантии, и на протяжении этого срока в ходе эксплуатации, когда вселяются жильцы, обнаруживается много нюансов. Но все наши обращения в УКС или ДСК рассматривались оперативно. Например, мне присылали «процентовки»: я смотрела, что написано в них, а потом шла в квартиры, чтобы убедиться, что все, что указано в бумагах, сделано. Когда были разбежки, шла с документами в УКС за разъяснениями. В итоге с нас были сняты лишние суммы, как и по результатам  банковского обмера.

Шел спокойный деловой диалог, поэтому проблем со строителями у меня никогда не было.

 — Если брать последующую гарантийную эксплуатацию, то во всех ли недочетах виноваты строители? Притчей во языцех стала, например, забитая строительными отходами канализация…

— Честно говоря, у нас за эти 4 с половиной года гарантийного срока канализация забилась только один раз – неделю назад  (чья-то майка необъятных размеров). До этого, слава Богу, все было хорошо. Я против коллективной ответственности: стоимость работ за чистку была распределена по квартирам из засорившегося стояка, а не на весь дом. Когда в одном из подъездов дети измазали стены, то мы вычислили виновных благодаря видеонаблюдению, также точечно наказав конкретных причастных.

 — Насколько сложны взаимоотношения с исполнительной властью?

— Если говорить только про меня, то жаловаться нет причин. Никогда не сталкивалась с каким-то противодействием. Сложности бывают, но они носят объективный характер.

У каждого дома своя история: нам, например, в кризисный период пришлось отказаться от отделочных работ ради продолжения строительства (их выполнили только для многодетных семей), в противном случае квартиры обошлись бы еще дороже, если бы стройку заморозили.

Нам повезло, что для нашего кооператива возобновили субсидию: 98 человек из 160 квартир ее получили, и эта поддержка государства была очень кстати.

Должников по кредитам у нас нет, все понимают, что можно остаться без жилья, а по коммунальным платежам — только два человека.

…и народом

 — Наверняка, представляя уютный дом, расскажут о клумбах, детской площадке, автостоянке, но никто не вспомнит исправные теплоузел, кровлю, трубы, электропроводку…

— Всегда говорю людям, что внешняя красота вторична. Для человека важны вода постоянно, тепло, свет, чтобы ничего не лопалось и не текло. Когда забивается канализация, коврик у дверей и цветы на окнах вряд ли обрадуют или утешат. А потом уже, когда пройдет гарантийный срок, мы посадим цветы, разрисуем подъезды, поставим беседки. Но первые пять лет надо привести в порядок дом. Правда, тот факт, что ты полдня проводишь в подвале и на крыше, а это жизненно важные зоны любого дома, мало кому интересен: раз нет клумбы с цветами  — значит ничего не делается, а председатель бездельничает.

Особой красоты возле нашего дома еще нет, надо решить более насущные вопросы, пока есть только определенные намерения. И все зависит от жильца, чтобы он квартиру считал своей не от порога, а начиная со двора.

 — В работе управдома известна и такая опасность: если он устраняется от дел, то вакуум власти моментально заполняется, причем не всегда компетентными, а еще склонными к демагогии гражданами…

— Недавно взяла проблемный дом в Наровчизне. Там винили во всем председателя, писали во все инстанции. Могу понять желание жильцов видеть у себя благоустроенный двор: детские площадки, беседки и проч. Но то, что в это надо вкладывать деньги, причем свои, они упорно не хотят понимать, считая, что все это должно обеспечить государство  — «нам должны!». Всегда привожу личный пример: по-строила дом в деревне, но дрова привезут, только если заплачу. И почему в деревне с «удобствами» на улице, газом из баллона и водой из колодца государство не помогает бесплатно с благоустройством жилья, а в городе в квартире со всеми  удобствами оно обязано расшибиться в лепешку по первому нашему требованию!?

Уже у меня по заявлениям прошла проверка, ни одна инстанция не выявила ошибок. Но все равно люди недовольны, требуют новых отчетов. Удручающее нежелание понять, что от постоянных расследований и смены председателей ситуация не изменится и не улучшится.  Какие-то странные способы поднять самооценку и самоутвердиться на якобы борьбе за справедливость.

На предложение поработать совместно, чтобы ознакомиться с положением дел изнутри, причем за зарплату, отвечают отказом. Неудивительно. Безответственно болтать, как известно, не мешки ворочать, в нашем случае  — поездить по городу, встретиться и договориться со специалистами различных служб, написать десяток жалоб и обращений…

 — Так ли уж необходимо, чтобы на субботники выходили «в едином порыве все, как один»? Бывает ведь и так, что пришли все, и тут выясняется, что нет на всех лопат, метел, кисточек…

— Чтобы субботник получился, его надо сначала распланировать в деталях и по пунктам. У меня в доме он длится полторы-две недели, например. Составляется план работ, и такого, что в одну субботу должны выйти все, у нас нет: все-таки у людей есть еще дачи, огороды, различные жизненные обстоятельства. Но в нашем доме в этом деле должен участвовать каждый жилец. Не можете  — помогите финансово, оплатив труд того, кто сделал эту работу за вас. В доме жильцы моют сами окна, перила, лестничные площадки  — раз в год надо непременно навести основательный порядок.

Кроме уборки дома, определяются и другие обязательные работы. Каждый знает, что ему надо делать, он обращается ко мне, когда ему удобно. Выдаются инструменты и материалы  — в конце работа принимается под роспись.

Еще наши жильцы сдают макулатуру, деньги идут на хозяйственные нужды и благоустройство: краска, веники, лопаты, светильники… Говорят, что наш кооператив — единственный в городе, где все дружно участвуют в сборе бумажных отходов.

Финансовые расходы, когда надо расставаться со своими деньгами, извечная головная боль. Например, не все участвовали в установке видеонаблюдения. Но кто не хотел платить, тот и не имеет доступа к системе, а она очень полезна. Потому что позволяет решить многие спорные вопросы, когда царапают машины или портят почтовые ящики.

 — Сейчас каждый дом старается создать во дворе детскую площадку. Но дети быстро вырастают, и качели уже никому не нужны. Может, логичнее было бы совместно управдомам планировать свой микрорайон, чтобы появились и спортивные городки, и площадки для собак, и рощицы со скамейками, а не только десятки горок, грибков и песочниц?

— Вопрос очень сложный. Возле одного из домов в нашем микрорайоне появился красивый замечательный детский городок. Но, когда мои жильцы приходят к ним по-соседски со своими детьми, им, мягко говоря, не рады. Нет взаимопонимания: сломают одни  — чинить другим, этот дом сдаст деньги, а тот не сдаст, но придет пользоваться. Поставить беседку  — это попутно обеспечить приток желающих «культурно посидеть» из окрестных дворов и новый фронт работы для уборщицы. Увы, но культура наших граждан оставляет желать лучшего.

Чтобы такой план воплотить в действие, нужен высокий уровень доверия и сотрудничества между председателями домов. Есть и более сложные моменты: если детская горка ломается и причиняет вред здоровью, то кто-то должен нести ответственность…

В данный момент мы решаем вопрос так: кто хочет, скажем, качели, тот их и оплачивает (сумма вносится в платежки).

Так что пока у нас всюду будут детские площадки.

 — Насколько в работе помогает ассоциация «Мозырский собственник»?

— Уже год являюсь ее директором. За прошедший период помогли решить множество конфликтных ситуаций в кооперативных домах. Бывает, что, когда приходим на собрания, нас поначалу воспринимают с недоверием и слегка агрессивно. Но когда люди видят, что мы объясняем некоторые юридические вопросы, положения и правила, способы выхода из сложных ситуаций, приносим различную полезную информацию, то возникает понимание, что общение необходимо.

Была ситуация, когда в одном из домов хотели снять председателя, но после нашей помощи он за месяц сделал все, что не сделал за три года. И остался при своей долж-ности.

Наша цель — не смена управдомов, потому что бывают разные коллизии: хочет работать хорошо, но не получается, или есть «активисты», которые попросту «съедают» председателя, не давая работать… Задача — вывести управдомов на качественно новый профессиональный уровень. Наши мониторинги позволяют точно определить картину происходящего и направить председателя по верному пути. Конечно, при условии, что он сам хочет работать добросовестно.

— Что хотят люди от управдома? Например, для меня  главное, чтобы вовремя различные справки выдавал, все остальное устраивает…

— Требуют, чтобы в квартирах было сухо, тепло, комфортно. Большой блок вопросов  — взаимоотношения соседей друг с другом. Это и ремонты рано утром в воскресенье, и когда не закрыли воду и залили квартиру, а еще громко топают, слушают музыку, поведение соседских детей,  парковка машин… Семейные скандалы…

Но основной поток претензий начинается, когда надо провести ремонт фасада, течет крыша или пора производить капитальные ремонты.  Люди считают, что их ежемесячные отчисления на капитальный ремонт  — это огромные деньги. Но простой пример: каждые 25 лет необходимо менять лифт. (В декабре 2013 года представители «Брестлифта» оценивали стоимость таких работ в 400 млн. рублей (неденоминированных)  — в стандартной 9-этажке это примерно 14-15 млн. с квартиры,  — прим. авт.) Если сложить все уплаченные жильцами деньги по этой статье, то всем 4-подъездным домом невозможно собрать сумму даже на один лифт.

Но когда выставляются счета за ремонт, и предстоит расставание со своими деньгами, что, согласна, всегда неприятно, то виноват во всем оказывается председатель. Если это недовольство не выносится за пределы дома, это еще можно пережить, но когда начинаются жалобы во все инстанции с жуткими обвинениями типа «председатель берет откаты… самолично назначает тендеры…», то здоровья это явно не прибавляет. Жаловаться куда проще, чем пытаться разобраться, проведя простые расчеты на калькуляторе. И начинаются проверки… Ничего не находят, но, думаете, кто-нибудь извинился?

Поэтому пожелание одно у меня и для всех коллег-председателей: чтобы были понимающие люди и ценили то, что они имеют. Тогда будут и хорошие детские площадки, и красивый уютный дом, и много других добрых дел сделаем.

Дмитрий КУЛИК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *