Народный ансамбль народной музыки «Радуница»: «Наша главная песня еще не спета»

Теплота, искренность, обаяние народной музыки способны благотворно влиять не только на душевное состояние, но и на организм человека. Даже восьмидесятилетние бабушки, не удержавшись, идут танцевать, а затем и забывают, что пришли на концерт с тростью-палочкой. Такое не редкость, когда выступает «Радуница».

Неизменный руководитель народного ансамбля народной музыки «Радуница» и директор Козенского районного дома культуры Николай Васильевич Туровец готовил артистов к участию в очередном фестивале этнокультурных традиций «Зов Полесья». Коллектив не пропустил ни одного фестивального года. Кстати, агрогородок  Лясковичи Петриковского района, где традиционно проходит «Зов Полесья» — родина Николая Туровца, так что мероприятие для него вдвойне значимое. О синтезе народного и современного искусства, о шаблонах и рамках в искусстве, а также о том, почему не нужно проводить «народные обряды» на свадьбах, если тамада не знаком с деревенской культурой, — обо всем этом Николай Васильевич эмоционально и обстоятельно рассказал в нашем интервью.

— Расскажите, с чего начиналась «Радуница»? Каковы были первые творческие шаги коллектива?

— Ансамбль «Радуница» начал свою творческую биографию в 1989 году. Первый концерт состоялся в ДК «Строитель» накануне празднования Октябрьской революции. Потом пошло много выступлений — в городе, по деревням.

Изначально коллектив планировался смешанного жанра. Это и песня, и оркестр, и танцы. В Гомельской области на тот момент это был первый такой коллектив, можно даже сказать, мы стали первопроходцами жанра. Вскоре, в 1992 году, получили гран-при конкурса «Перезвы» в Бобруйске, это была очень престижная награда. После конкурса началась большая творческая жизнь: коллектив получил звание «народный», отправился в поездку в Западную Германию, были гастроли по Беларуси, России, Украине. На протяжении около 10 лет мы принимали участие во всех республиканских, областных фестивалях и конкурсах в народной номинации. Практически на всех занимали первые места.

 — Что значит «Радуница» для вас? Вы можете сказать, что это — не просто артистический коллектив, а одна семья, которая и в будни, и в праздники вместе?

— Да, мы можем смело говорить: мы одна семья. Несмотря на то, что у всех абсолютно разные характеры, и в процессе репетиции случаются и споры, и разногласия: да всякое может быть. Но мы все хотим добиться, чтобы результат нашей работы был качественным, чтобы зритель остался доволен. Когда мы выходим перед публикой, они не видят ни наших разногласий, ни наших бытовых проблем, ни того, что зарплата у работников культуры оставляет желать лучшего. Мы отдаем частичку себя тем людям, которые любят народное творчество.

На недавнем праздновании Дня белорусской письменности в г. Рогачеве: артисты коллектива "Радуница" (крайний слева — Николай Васильевич Туровец) вместе с главным редактором газеты "Жыццё Палесся" Ларисой Петровной Черной и журналистом Ольгой Сергеевной Ардашевой.

На недавнем праздновании Дня белорусской письменности в г. Рогачеве: артисты коллектива «Радуница» (крайний слева — Николай Васильевич Туровец) вместе с главным редактором газеты «Жыццё Палесся» Ларисой Петровной Черной и журналистом Ольгой Сергеевной Ардашевой.

— Чем гордятся артисты ансамбля?

— Тем, что нас никто никогда не упрекнет в использовании фонограммы. Всегда только живой звук. Единственный раз сделали исключение, — когда нас пригласили на телевидение, и то потому, что этого требует телевизионный формат.

Живой звук очень располагает зрителя к артистам. А сегодня, к сожалению, очень многие артисты-народники поют под фонограмму. Как-то мы выступали в одной из полесских деревень, и перед концертом, когда настраивали аппаратуру, ко мне подошел дедушка, пожилой человек, и спросил: «Твои артисты будут работать под пластинку?». Я говорю: «Мы под пластинку не работаем». Он ответил: «Ну, я посмотрю». Оказалось, незадолго до этого у них выступал профессиональный коллектив из Минска, они пели под фонограмму, но неожиданно техника дала сбой, артистам пришлось выступать «наживую». Зрители увидели, что они не так хорошо поют, как изначально казалось, потому что фонограмма скрашивала все недостатки.

— Вы исполняете народную музыку. Стремитесь донести ее до слушателя такой, какая она есть, или применяете различные аранжировки?

— Аранжировки есть, но все «в рамках приличия», чтобы не уйти далеко от оригинала. Наблюдаю за тем, как сегодня перепевают белорусские народные песни на современный лад. Есть очень хорошие аранжировки, а есть и такие, что теряется сам вкус народности, планка перегнута. Очень скоро у нас в Козенском районном доме культуры снова начнет работать «Вясковая хата», очень интересное мероприятие. Это будут танцы, песни и посиделки под живую народную музыку. «Вясковая хата» будет собираться по субботам, а по средам мы приглашаем всех желающих учить старые народные танцы под музыкальное сопровождение «Радуницы». Приходит много пожилых людей. Здоровье уже у них слабое: и суставы, и сердце болит. Но, когда они потанцуют с нами, оказывается, что и давление в норму пришло, и проблемы на время забылись.  Одна бабушка, лет под 85 ей, со станции Мозырь, пришла на «Вясковую хату» с «кавенькою» (палочкой. — Прим. ред.). Подошла ко мне, говорит: «Сынок, я уже не танцую. Но поиграйте мне «Барыню», хоть послушаю». Взял гармошку, начал играть «Барыню», и бабушка не выдержала, стала топать, насколько силы позволяли. А когда уже закончилось мероприятие, люди на автобус пошли, мы начали закрывать зал, смотрим — «кавенька» стоит. Женщина ушла и забыла про нее.

Мы не напрягаем посетителей сценарием, каким-то шаблоном:  «Вясковая хата» построена по большей части на импровизации.

А строгий сценарий и не нужен. Сегодня, бывает так, тамада на свадьбе не даст людям даже спокойно поесть: все конкурсы да конкурсы. А раньше на свадьбах не было тамады: выйдет сват с шутками-прибаутками, гости и посмеются, и покушают, и потанцуют, и пообщаются. Современные культурные работники, мне кажется, слишком злоупотребляют сценариями, не оставляют места для импровизации. И если сценарий оказался пригодным на городской сцене, это не значит, что он будет уместен в деревне. Тут свои традиции и менталитет, и мы стараемся ориентироваться именно на эти настоящие деревенские традиции. У всех людей, даже городских, в глубине души есть эта тяга к нашей исконной народной культуре, потому что эта культура простая, искренняя, открытая, добрая…

Пользуясь случаем, хочу всех пригласить посетить нашу «Вясковую хату». Она будет проходить с октября, сразу после праздника города, начало в 18.30. Будем рады гостям!

— Мир фольклорной музыки невероятно богат. А в чем особенность нашей, белорусской, песни? В чем ее отличие от других музыкальных культур мира?

— Белорусская музыка тоже разная. Есть фольклор Западной Беларуси, есть Полесский фольклор, и так далее. Брест-чина, Гомельщина, Полесский край — под влиянием украинских традиций, Витебская земля унаследовала многие российские культурные особенности. Народное творчество соседних стран оказывает большое влияние.

Мне особенно нравится наша, полесская народная культура. Этот край певческий, открытый, здесь сохранились многие традиции, и люди не забыли свои песни, свои танцы. Работникам культуры сегодня очень важно успеть «поймать» у людей старшего возраста, носителей традиций, это сокровище. Не переделывать на современный лад, а в первую очередь сохранить оригинал: петь эти песни, танцевать эти танцы, проводить эти обряды. Иначе они будут безвозвратно утеряны. Взять те же свадьбы. Я с малых лет играю на гармони на «вяселлях», и сейчас вижу, что «народные обряды», которые проводит тамада, — это лишь отголоски тех настоящих обрядов. Понятно, что в точности воссоздать их тяжело. Но той свадебной веселости, открытости, которая была раньше, уже нет. Так и культработники могут ни разу в жизни не увидеть деревенских обрядов, традиций, не услышать, как поют деревенские жители, но они пишут сценарий «как в деревне». Надо, чтобы вмешивалась «старая гвардия» — люди, которые уже долго работают в сельских домах культуры. Они знают белорусский фольклор изнутри. Молодым культработникам, которые занимаются народной культурой, ведущим различных праздников советую знакомиться с ними и перенимать опыт.

— Расскажите об участниках ансамбля. Кто они, артисты «Радуницы»?

— Это люди, которые искренне любят народную культуру. Из самого первого состава —  Нина Тимофеевна Рудько, прекрасная певунья. Семейная пара Сергей и Алла Горбачевы — они пришли в ансамбль чуть позже Нины Тимофеевны. Сергей играет на контрабасе, Алла на флейте, но, если надо, они и станцевать могут. Это люди, на которых я всегда могу положиться. Моя жена, Зинаида Туровец, — у нее красивый народный голос, она и припевки поет, и многое другое. С этими и другими нашими опытными артистами мы прошли огонь и воду. Уже лет десять, как к нам в ансамбль сразу после окончания музыкального колледжа пришел Виктор Гузев, а следом — и его супруга Татьяна Гузева. Виктор — и солист ансамбля, но в то же время и хореограф, кропотливо работает над каждым выступлением, дает советы молодым. Кстати, и наша молодежь вносит свою лепту в творческую жизнь коллектива. В этом году к нам пришел молодой специалист музыкант Илья Волковыцкий, парень из Пинска. Мы видим, что у него все впереди, он ищет и находит себя в народной музыке. Еще одни наши новые артистки, тоже выпускницы музыкального колледжа — Дарья Щур и Анастасия Голуб, девочки очень серьезно относятся к работе, прислушиваются к старшим, но и предлагают свои идеи.

На весельном барабане у нас играет Виктор Бондарчук, в прошлом рок-музыкант, когда-то играл в мозырской группе «Парадокс», а сейчас изучает народную музыку. Михаил Евжик — великолепный певец, он исполняет и народные, и эстрадные песни. Николай Соколенко — местный поэт и знаменитый рассказчик: его юмор, стихотворения очень нравятся зрителям. Бывает, Николай еще не успел рассказать «вершык» до конца, а публика уже перебивает его овациями.

Да, действительно, «Радуница» — это коллектив единомышленников и одна большая творческая семья.

— А как вы сами стали музыкантом? Почему выбрали эту стезю?

— Так уж вышло. Родители рассказывают, что, когда мне было всего 4 года, я уже играл на гармошке. Даже не учился играть, а сразу начало получаться. Не понимал, почему другие люди не умеют играть на гармошке: это же просто! В деревне часто проходили свадьбы, куда меня, маленького, брали с собой родители. Смотрел на гармониста и ждал, когда он пойдет кушать, чтобы перехватить гармонь и тоже поиграть. Люди видели, что маленький мальчик старается, подходили подвязать ремни, чтобы гармонь не сваливалась. Когда мне исполнилось 6 лет, родители повезли меня поступать в музыкальную школу при консерватории. Поступил. Но учиться там не довелось, потому что у семьи на тот момент было очень тяжелое материальное положение. Но через некоторое время все равно пошел в музыкальную школу в Петрикове, затем оканчивал Мозырское музыкальное училище и музыкально-педагогический колледж в Гомеле.

Сегодня уже прожиты долгие годы. Но я всегда говорю своим артистам: «Наша главная песня еще не спета, и наш главный концерт еще впереди». Несмотря ни на какие трудности: сегодня дождь, завтра будет солнце. Надо верить в лучшее.

— Ваши сыновья пошли по вашим стопам: они тоже музыканты. Гордитесь ими?

— Конечно, мне приятно то, что дети заслужили определенный авторитет в музыкальной среде. Я горжусь их творческими успехами и тем, какими они выросли: они порядочные люди, ведут здоровый образ жизни, не употребляют спиртного и не курят. Старший сын, Павел, работает здесь, в районном Доме культуры, играет в мозырской рок-группе «Pile»: недавно группа прилетела из Калининграда, участвовали в фестивале «KinRock». Младший, Юрий, — играет на ударных инструментах в знаменитом белорусском ансамбле «Песняры». Ему даже доверили быть председателем профсоюзного комитета ансамбля.

Изначально я не собирался отдавать детей в музыкальную школу. Рассудил так, что если у них есть тяга к музыке, то она проявится и без моего влияния. Главное, чтобы не получилось так, что их желание заниматься музыкой — это на самом деле мое желание. Юра, например, был спортсменом: занимал первые места в Гомельской области в соревнованиях по бегу, был вратарем в футбольном клубе «Славия». Но в выпускном классе средней школы заявил, что будет поступать в музыкальный колледж. За один год прошел всю программу музыкальной школы и успешно поступил. Павел — гитарист, играть учился сам.

— А вы сами любите рок-музыку? Дети на вас как-то в этом плане повлияли?

— Скорее, это не они на меня, а я на них повлиял (с улыбкой). У нас в семье все любят хорошую музыку: и народную, и классическую, и рок — любые жанры, главное, чтобы музыка была качественной. Нужно учиться на хороших образцах музыкального искусства. Когда возил маленьких сыновей в машине, в дороге слушали кассеты с «Deep Purple», «Beatles». Они знали и знаменитых рок-музыкантов, и Моцарта, и Бетховена. В общем, у них широкий музыкальный кругозор. Дети могут посоветовать привнести какие-то элементы в музыку «Радуницы». И к моим советам они прислушиваются. Но сыновья выбрали для себя современное творчество, а меня всегда тянуло к музыкальному фольклору. Но и мы стремимся пробовать новое. Например, по религиозным праздникам исполняем духовную музыку. Скажу больше, мы — единственный в Беларуси коллектив, который исполняет духовную музыку в народном стиле. И в филармонии выступали с этой программой, и на фестивале христианской музыки, и на многих других мероприятиях.

— Спасибо за интервью, Николай Васильевич! Вам и вашему коллективу, как старым друзьям газеты «Жыццё Палесся», всей редакцией желаем успехов и творческого долголетия!

— Спасибо и вам.

Елена МЕЛЬЧЕНКО

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *