Репортаж из Мозырского онкологического диспансера

Жизнь будет продолжаться

Журналисты газеты «Жыццё Палесся» побывали в Мозырском онкологическом диспансере и узнали о современных возможностях диагностики и лечения онкологических заболеваний.

Онкологические заболевания, по данным ВОЗ, находятся в десятке самых значимых медицинских проблем. Само слово «рак» способно повергнуть в ужас любого мнительного пациента. Онкологи же говорят, что, несмотря на некоторые пугающие примеры (вспомнить ту же певицу Жанну Фриске), сейчас другая эпоха, в которой к слову «рак» уже не приведешь слово «смерть» как самую прямую аналогию. Оставаясь грозным недугом, злокачественные опухоли перестали быть смертельным приговором пациенту, перешли в разряд хронических заболеваний, когда, несмотря даже на позднюю стадию или возврат болезни, удается достичь стойкой ремиссии с хорошим качеством жизни. Корреспонденты газеты «Жыццё Палесся» напросились на репортаж в Мозырский онкологический диспансер, узнали, кто и как диагностирует и лечит онкологические болезни, как нужно действовать, чтобы уберечь себя от рака и какие обследования проходить, чтобы «поймать» его на самой ранней стадии.

ЛУЧЕВАЯ ТЕРАПИЯ: КОГДА РАДИАЦИЯ ЛЕЧИТ

В ожидании, пока закончится операция у заведующего диспансером Александра Ивановича Вашкевича, решаем познакомиться с подразделениями учреждения. Нашим гидом становится главная медсестра Светлана Антоновна Отчик – специалист с 30-летним стажем. В онкологию Светлана Антоновна пришла сразу после окончания медицинского училища. С тяжелой работой, которая неминуемо откладывает отпечаток на личность медика, дружный и профессиональный коллектив диспансера достойно справляется, рассказывает она нам. Но о себе и своей работе говорит немного, предлагает лучше посмотреть на то, какие технологии борьбы со злокачественными заболеваниями внедрены сегодня на Мозырщине.

Первым делом Светлана Антоновна ведет нас в радиологическое отделение лучевой терапии. Из оборудования в отделении пока «за главного» рентгенотерапевтический аппарат «Т-200». Заходим в кабинет лучевой терапии. Тут лечат радиацией не только раковые заболевания кожи, но даже воспалительные процессы в суставах (например, так называемые шпоры или наросты на косточке, которые при воспалении причиняют сильную боль пациенту). Облучают относительно «безобидный» плоскоклеточный рак кожи (базалиомы и другие новообразования, которые не дают метастазов и излечиваются почти в 100% случаев). «Для опасной меланомы существуют уже другие методы», – разъясняет нам врач радиационный онколог Светлана Ивановна Голуб.

В рентгентерапевтическом кабинете: врач радиационный онколог Светлана Ивановна Голуб (слева) и медсестра кабинета Марина Сергеевна Трофимова показывают, как используется рентгентерапевтический аппарат (в этот момент он не включен).

В рентгентерапевтическом кабинете: врач радиационный онколог Светлана Ивановна Голуб (слева) и медсестра кабинета Марина Сергеевна Трофимова показывают, как используется рентгентерапевтический аппарат (в этот момент он не включен).

Медсестра рентгенотерапевтического кабинета Марина Сергеевна Трофимова управляет процессом лечения через дистанционный пульт. Само помещение с аппаратом отделено от пульта управления тяжелой автоматической дверью. Мощность у аппарата ощутимо больше, чем у тех его «собратьев», что используются для рентгенодиагностики. Но бояться пациентам не нужно: облучение выполняется локально, через узкую трубочку-аппликатор со свинцовыми деталями, которая подводится точно к пораженному участку тела. Дозы облучения рассчитываются индивидуально: для этого в отделении есть специальный человек, медицинский физик Анастасия Петровна Михайлова, которая знает о радиации все. Кроме того, персонал всегда готов объяснить подробно принцип действия лучевой терапии и успокоить, если пациент очень волнуется. Сама процедура длится от 5 до 10 минут, если направлена против опухолей кожи, и 50-60 секунд, если лечат воспаленный сустав.

– На первые сеансы люди реагируют с опаской. Они напуганы уже самим диагнозом «рак», а тут еще громоздкая конструкция, облучение, сам антураж кабинета. Некоторые пациенты боятся замкнутого пространства. Впоследствии они уже гораздо спокойнее относятся к лечению, – говорит доктор Светлана Ивановна.

Скоро ожидается, что свое место в структуре радиологического отделения займет гамматерапевтический аппарат. Это еще более мощная машина, назначение которой – облучать злокачественные опухоли головного мозга, легких, молочной железы, пищевода, трахеи и других органов. В «начинке» аппарата – радиоактивный кобальт, так что меры безопасности соответствующие.

– Приезжали американские специалисты из МАГАТЭ, оценивали, насколько подходит наше помещение для установки такого оборудования, выдали положительное заключение, – рассказывают сотрудники отделения.

Нам тоже предоставляется возможность оценить помещение. К нашему удивлению, за такой же, как и в предыдущем кабинете, автоматической дверью начинается длинный улиткообразный коридор, который ведет в большой зал, пока еще пустой. У кабинета гамматерапии есть «спутник» – кабинет с аппаратом- рентгентопометрическим симулятором, где при помощи компьютера уточняется локализация опухоли и производится разметка полей для последующей лучевой терапии. Это соответствует самым современным требованиям к проведению гамма-терапии, когда полностью соблюдаются два самых важных принципа: максимальное воздействие на опухоль и минимальное повреждение окружающих тканей. Аппарат-симулятор будет устанавливаться вместе с гамматерапевтическим аппаратом, это произойдет уже в конце нынешнего года. Так что за лечением подобным методом пациентам больше не придется ездить в Гомельский областной онкодиспансер и другие центры.

Корпус радиологического отделения был построен всего два года назад по последним санитарным правилам и нормам. В штате его – два врача, две медсестры, две санитарки и инженер-физик. Коллектив доброжелательный и улыбчивый.

– Да, у нас все позитивно, – говорит Светлана Голуб. – И я вам скажу, что и многие пациенты у нас позитивные. Большинство – это уже пожилые люди, они прожили долгую жизнь и рады этому. Мы радуемся вместе с ними. Повода грустить нет: многие заболевания сегодня очень хорошо поддаются лечению. Главное – не запускать их. А то, бывает, старушка завяжет платочек и сидит дома, ждет смерти. К врачу идет только тогда, когда уже больно так, что нет сил терпеть. А ведь сейчас такие продвинутые методики лечения, что и в тяжелых случаях можно помочь.

ВЫВЕСТИ ОПУХОЛЬ «НА ЧИСТУЮ ВОДУ»

Но мы покидаем отделение и отправляемся в основной корпус. На передовой диагностики онкологических заболеваний находится гистологическая лаборатория. Как раз в момент нашего визита лаборант-гистолог Светлана Владимировна Соловей проводит исследование образца ткани опухоли, взятого во время оперативного вмешательства, которое еще продолжается. Ее отвлекать разговорами нельзя, потому что хирургам результат нужен срочно. Врач-патоморфолог Иван Сергеевич Байнов коротко поясняет:

– У пациентки опухоль в малом тазу. Принесенный образец ткани мы описываем макроскопически, затем лаборант делает срочный анализ: замораживает, выполняет экспресс-окраску. Всего за 20 минут мы должны дать хирургам ответ: удалять только саму опухоль, если она доброкачественная, или ее с окружающими тканями и лимфатическими узлами, если она злокачественная, чтобы не допустить метастазирования. От морфогенеза опухоли также зависит последующее лечение.

В гистологической лаборатории: лаборант-гистолог Светлана Владимировна Соловей готовится замораживать образец опухоли.

В гистологической лаборатории: лаборант-гистолог Светлана Владимировна Соловей готовится замораживать образец опухоли.

После того, как первые результаты будут отправлены в операционную, образец, залитый парафином для сохранности, продолжит храниться в лаборатории. Он нужен для того, чтобы в дальнейшем проводить с ним более углубленные исследования. Вообще, весь период гистологического анализа частички опухоли занимает до 10-12 дней.

Врач-патоморфолог Иван Сергеевич Байнов за работой.

Врач-патоморфолог Иван Сергеевич Байнов за работой.

У ПАТОЛОГИИ ТЫСЯЧА «ЛИЦ»

Важное место в диагностическом комплексе онкологического диспансера занимает рентгенография. В рентгенодиагностическом кабинете, куда нас пригласили следом, делают снимки легких, брюшной полости, гайморовых пазух, костей и суставов – все исследования, которые назначает врач для уточнения диагноза. Рентгенлаборант Нина Владимировна Телепун показывает нам оснащение кабинета. Есть особый аппарат – «Космос», который позволяет проводить рентгенографию в режиме реального времени. Молодой врач-рентгенолог Татьяна Александровна Полторан объясняет назначение и принцип действия этого аппарата:

Врач-рентгенолог Татьяна Александровна Полторан проводит более сложные исследования – "в режиме реального времени". В помощь доктору – аппарат "Космос".

Врач-рентгенолог Татьяна Александровна Полторан проводит более сложные исследования – «в режиме реального времени». В помощь доктору – аппарат «Космос».

– При его помощи мы можем сразу же наблюдать процессы, которые происходят в организме человека, иногда с применением специальных окрашивающих веществ, которые вводятся незадолго до исследования. Чаще всего аппарат используют для исследования желудочно-кишечного тракта.

Радуясь энтузиазму, с которым Татьяна Александровна рассказывает про свою работу, вместе с ней идем смотреть еще и на маммограф – аппарат «Маммоскан». Это незаменимая вещь для диагностики патологии молочной железы. Единственный в Мозыре и Полесском регионе маммограф находится в онкодиспансере, нагрузка на него ложится немалая: только под скрининговую программу (то есть программу по ранней диагностике рака) попадает около 17 тысяч женщин. Это жительницы Мозырского и близлежащих районов старше 50 лет, которым обязательно нужно проходить такое исследование хотя бы раз в год.

– Результаты весьма информативны, что позволяет выявить множество патологий, которые не видны при ультразвуковом исследовании. Очень многие заболевания молочной железы протекают бессимптомно, женщину поначалу ничего не беспокоит, и потому, к сожалению, она приходит к врачу только тогда, когда дело принимает серьезный оборот. Маммограф выполняет снимки в двух проекциях: передней и боковой. Данные сразу передаются на компьютер лаборанта, а врач на основе снимков делает заключение. Но в любом случае какое-то одно исследование никогда не назначается, все методы дополняют друг друга, – разъясняет Татьяна Александровна.

В своем кабинете молодой доктор описывает рентгенограммы для лечащих врачей. На примере снимка легких рассказывает «языком простых смертных» о том, как врачи определяют патологии с помощью рентгена.

– На рентгеновском снимке все не так, как на обычном фото, например. Все наоборот: темное – это светлое, а светлое – это темное. Там, где темно, на самом деле здоровая ткань, а вот высветленные участки на снимке уже заставляют беспокоиться о какой-то патологии. Рак легкого, как и любая патология, у каждого пациента протекает по-разному, здесь нет какого-то одного шаблона, поэтому обследования всегда назначаются комплексно. Это и рентгенограмма, и лабораторные исследования, и ультразвуковое исследование. Организм любого человека – это индивидуальность.

Татьяна Александровна работает в онкодиспансере второй год после окончания Гомельского государственного медицинского университета. Приехала в Мозырь вместе с мужем, он тоже врач, работает в одной из поликлиник города. Рентгенологией увлеклась еще в вузе, а на интернатуре в Гомельской областной больнице интерес к ней вырос во много раз.

– У меня была руководитель, влюбленная в рентгенологию. Она стала для меня примером, – улыбается Татьяна. – И я тоже очень люблю свою работу. Никогда не скучаю, каждый день нахожу в ней для себя что-то новое. Мы помогаем обнаружить болезнь на ранних стадиях, возможно, очень серьезную болезнь, и вылечить ее, пока еще времени для этого достаточно. Чувствую, что лежит душа к этому делу. Вредность? Вредность есть везде. Бояться не нужно: верю, что наши мысли материальны. Я просто работаю здесь, и мне это нравится.

ДО САМЫХ КЛЕТОК

По дороге к кабинету главного врача заворачиваем еще в цитологическую лабораторию. Любой материал, взятый в результате пункции опухолей или лимфоузлов в поликлинике, либо операционный (пункции печени, поджелудочной железы) материал, соскобы с поверхности кожи – все это попадает сюда на исследование. Здесь проводится скрининг рака шейки матки: исследуется материал (мазки) из гинекологических кабинетов Мозыря и ближайших населенных пунктов. Вся эта кропотливая работа лежит на хрупких плечах заведующей лабораторией Татьяны Владимировны Подобедовой. Помощницы и ученицы, врачи-интерны лабораторной диагностики Анна Александровна Васкевич и Зинаида Витальевна Малишевская вместе с ней проводят исследования. Никакой суперсложной техники: в арсенале врача старый добрый микроскоп. Разумеется, мощный и современный.

В цитологической лаборатории: врач лабораторной диагностики, заведующая лабораторией Татьяна Владимировна Подобедова (за микроскопом) и ее интерны – Анна Александровна Васкевич (слева) и Зинаида Витальевна Малишевская (справа).

В цитологической лаборатории: врач лабораторной диагностики, заведующая лабораторией Татьяна Владимировна Подобедова (за микроскопом) и ее интерны – Анна Александровна Васкевич (слева) и Зинаида Витальевна Малишевская (справа).

– Мы оцениваем качественно принадлежность клеток к доброкачественным либо к злокачественным. Есть определенные критерии доброкачественности, и, используя свои знания, опыт, выдаем цитологическое заключение о характере патологического процесса, – рассказывает Татьяна Владимировна.

Кроме того, в лаборатории делают еще и иммуноферментный анализ, либо, как его называют в обиходе, анализ на онкомаркеры. В отдельном помещении есть все необходимое оборудование, чтобы определить по крови пациента угрозу онкологического заболевания.

– Иммуноферментный анализ – достаточно перспективное лабораторное исследование с широким спектром направлений. Среди них очень актуальная сегодня скрининговая программа по ранней диагностике рака предстательной железы у мужчин. Исследование на онкомаркеры выполняется по направлению врача-специалиста, но его также можно сделать и на платной основе, – продолжает доктор.

По словам Татьяны Подобедовой, специальность врача лабораторной диагностики сегодня очень популярна среди абитуриентов медвузов. Новые методы исследований, новое современное оборудование и сам процесс анализа – все это делает профессию врача лабораторного диагноста очень интересной. Под микроскопом мы видим совсем маленькие, невидимые глазу части человеческого тела, но они со временем могут стать очень большой проблемой. И наша задача – вовремя заметить эту проблему. Сама я когда-то выбрала для себя эту специальность, поступая в Гомельский медуниверситет, и не жалею: работа безумно интересная.

«ЧТОБЫ ВЫЛЕЧИТЬ РАК, НУЖНЫ НЕ ТОЛЬКО УСИЛИЯ ВРАЧЕЙ, НО И ВОЛЯ ПАЦИЕНТА»

Александр ВашкевичТочки над «і» в вопросах работы диспансера, лечения и профилактики онкозаболеваний расставляет вернувшийся из операционной заведующий Александр Иванович ВАШКЕВИЧ,  врач-онкохирург высшей категории

 – Что представляет собой сегодня Мозырский онкологический диспансер?

– Онкодиспансер – межрайонный центр по оказанию специализированной онкологической помощи населению Полесского региона: Мозырского, Калинковичского, Наровлянского, Петриковского, Житковичского, Лельчицкого и Ельского районов. Всего в диспансере работают 117 человек, это врачи, медсестры, хозяйственный, админист-ративный персонал. На нас возложены большие задачи: это и диагностика, и лечение онкологических заболеваний. В этом году со дня основания диспансеру исполнилось 70 лет. Это достаточно большой возраст для медицинского учреждения. Диспансер был создан решением Полесского областного Совета депутатов трудящихся в июне 1946 г. Это говорит о многом: невзирая на тяготы послевоенных лет, власти сознавали необходимость создания онкологической службы Полесской области.

– Что тревожит врачей-онкологов?

– Актуальность развития онкологической службы подчеркивается серьезным фактом: за последние 15 лет заболеваемость онкологическими заболеваниями выросла в 1,5 раза. Это вызывает тревогу. Когда я только начинал работать в диспансере, заболеваемость раком составляла 280 случаев на 100 тысяч человек населения. Сейчас эта цифра составляет 430 случаев на 100 тысяч. Заболеваемость стремительно растет, и это происходит по нескольким причинам. Главные из них – наш образ жизни и экология, которая нас окружает. Собственно, из факторов канцерогенеза («катализатора» онкологических недугов) вредные привычки составляют около 70%. В первую очередь, это курение. Оно ответственно за развитие не только рака легких, но и рака гортани, рака пищевода, рака ротоглотки, рака желудка, рака почки, рака молочной железы, рака нижней губы – целого спектра заболеваний. У постоянных курильщиков (у тех, чей стаж курения более 5 лет) постепенно развивается хроническая обструктивная болезнь легких, это происходит практически с каждым курильщиком. Это заболевание – «фундамент» для развития рака легкого.

– А электронные сигареты (парогенераторы), которые в послед-нее время становятся все более популярными, не так вредны? Могут ли они служить альтернативой обычному табаку?

– Я к ним отношусь скептически. Пока нельзя сказать точно о том, какова степень их вредности, но в том, что они далеко не безвредны, врачи уверены. Горячий пар, который попадает в организм вместо дыма, тоже весомый раздражитель. А в неповрежденном органе рак, как правило, не возникает.

– Это причины тревоги. А в чем поводы для оптимизма?

– За последнее время онкология как наука и медицинская специальность, призванная избавлять людей от злокачественных опухолей, сделала существенный шаг вперед. Многие онкоболезни, которые раньше считались смертельными, сейчас достаточно успешно лечатся, даже если это запущенная 3-4 стадия. Вспоминаю время, когда только пришел работать врачом-онкологом: тогда пациенты с 4-й стадией рака считались обреченными и практически не получали лечения, только наркотические препараты, призванные облегчить страдания. Сегодня же мы имеем большой спектр методик для лечения рака тяжелой стадии: химиотерапия, лучевая терапия – все это позволяет замедлить развитие опухоли, даже если операция не проводилась. Пациенты продолжают жить, сохраняя качество жизни.

– Каков сейчас процент излечения рака?

– Как мы уже говорили, заболеваемость злокачественными опухолями растет. За последние 10 лет стало выявляться в 3 раза больше случаев возникновения рака предстательной железы у мужчин, на 40% выросла заболеваемость раком молочной железы у женщин, заболеваемость раком почки – на 50%, значительно выросла также заболеваемость раком легкого. Единственное, что остается стабильным, – заболеваемость раком желудка. Ее уровень не вырос.

Ежегодно в республике заболевает раком около 40 тысяч человек. Это большая цифра. Но, что радует, смерт-ность от злокачественных опухолей не увеличивается, а даже немного снижается. Показателем успешной работы онкологической службы является так называемый пятилетний порог выживаемости пациентов. Сейчас я могу сказать, что в Мозырском районе более 50% онкопациентов переживают пятилетний рубеж.

Мы научились успешно лечить большинство злокачественных локализаций. В 1-2 стадии рака полного излечения удается достичь более чем у 90% пациентов, так что нужно не затягивать с обращением к врачу при появлении каких-либо признаков (необъяснимое похудение, снижение аппетита, немотивированная слабость и пр.), своевременно проходить профилактические обследования. В более тяжелых стадиях удается достичь ремиссии либо остановить развитие болезни. Из чего-то фатального онкологические заболевания переходят в разряд хронических болезней, таких, как сахарный диабет или бронхиальная астма. Их невозможно вылечить, но, если пациент поступает с обострением, его успешно пролечивают, и он дальше может работать, вести нормальный образ жизни. Такую же картину мы сейчас видим у множества наших пациентов. Они постоянно находятся под наблюдением наших врачей и в случае возврата болезни или рецидива получают необходимое лечение, возможности для проведения которого с каждым годом увеличиваются (хирургическое, химиотерапевтическое, лучевое).

В последнее время наряду с развитием высоких технологий в онкологии, внедрением малоинвазивных методов лечения (лапароскопии) пришло и понимание того, что, помимо огромных затрат на лечение злокачественных опухолей, нужно расширять возможности диагностики злокачественных опухолей на ранних стадиях. Совершенно очевидно, что лечение опухолей на ранних стадиях менее затратно, в основном обходится только хирургическим методом, сохраняет жизнь и здоровье пациенту на долгие годы, в то время как лечение злокачественных опухолей в поздних стадиях превращается в дорогостоящий, болезненный и, к сожалению, малоперспективный процесс. Именно решению проблем ранней диагностики злокачественных опухолей наиболее частых локализаций (рак молочной железы, предстательной железы, колоректальный рак, рак шейки матки) призваны служить скрининговые программы, которые активно реализуются в Мозырском районе.

Мозырский онкологический диспансер служит координатором скрининговой программы в Полесском регионе. Эта программа охватывает в общей сложности 390 тысяч человек. Включает она несколько видов диагностики: рака простаты, колоректального рака (рака ободочной кишки) и рака молочной железы. Это те локализации, на которые приходится 60% заболевших. В Мозыре уже два года проводится скрининг этих локализаций. Скрининг – это выявление злокачественной опухоли у здорового человека, не предъявляющего никаких жалоб, на основании простых и информативных методик. Для рака предстательной железы это определение простатспецифического антигена (ПСА), для колоректального рака – проведение гемокульттеста (тест на наличие скрытой крови в кале), для рака молочной железы – выполнение маммографии. Уже есть возможность говорить о первых положительных результатах двухлетнего проведения скрининга: многие из злокачественных опухолей указанных локализаций стали выявляться на ранних стадиях. Вообще, проведение скрининга – это задача общелечебной сети (поликлиники), уточняющая диагностика выполняется узкими специалистами (урологи, онкологи, маммологи). Более подробно о нем можно узнать как в онкодиспансере, так и в поликлинике у участкового терапевта.

– Как должен действовать человек, которого настораживают изменения в своем самочувствии?

– Если есть немотивированные жалобы, то есть непонятная слабость, усталость, резкое похудение, неприятные выделения, в первую очередь нужно обратиться к участковому терапевту. Его задачей является проведение необходимых исследований по поиску заболевания, которое может возникнуть у человека. Это не обязательно злокачественные либо доброкачественные опухоли. Если пациент резко худеет, чувствует боли в эпигастрии, то это могут быть и проблемы с кишечным трактом, и язва, и гастрит, колит – все, что угодно. Задача человека, который думает о своем здоровье, – обратиться вовремя к специалисту и рассказать ему о том, что его тревожит.

– Как вы относитесь к советам народной медицины в лечении рака, к целительству? Есть ли народные средства, которые онкологи одобряют и советуют пациентам?

– Я не думаю, что такие средства могут помочь. Широко распространенные советы народных целителей, которыми заполнены периодические издания вроде «Народного доктора», говорят иначе. Но верить в чудесное исцеление не нужно: так не бывает. Я отнюдь не возражаю против приема каких-то общеукрепляющих растительных снадобий, но с двумя условиями: они не должны навредить, и они не должны мешать основному лечению либо полностью заменять его. В перерывах между циклами лечения в онкодиспансере можно принимать настойки, витаминные сборы – врачи ничего не имеют против, но лучше заранее спросить совета у доктора о приеме тех или иных растительных средств.

Бывают случаи, когда после достаточно неплохих трех-четырех курсов лечения пациент отказывается от терапии, говорит, что ему посоветовали очень хорошие народные средства, и тогда уже врачи хватаются за голову. Люди, наслушавшись обещаний о «гарантированном излечении», пьют экстракт чистотела, мухомора, смесь керосина или спирта с подсолнечным маслом, при этом рискуют тут же расстаться с жизнью. Есть и более безобидные целительские советы, но лично я не видел ни одного пациента, который полностью бы излечился от рака только за счет народных средств.

– Что еще нужно делать для профилактики онкологических болезней?

– Есть четыре вещи, которые позволяют продлить свою жизнь минимум на 15 лет: отказ от курения, отказ от алкоголя либо минимизация его приема, здоровое питание – около 400 г овощей (картошка сюда не входит) каждый день, дозированная физическая нагрузка (не чрезмерная, не погоня за сверхрезультатом) и минимизация стрессовых воздействий.

– То есть и психоэмоциональное состояние человека может повлиять на возникновение и развитие онкологического заболевания?

– Любой стресс влияет на состояние организма человека. Стресс бывает разным: позитивный стресс – это счастье, эйфория, сильные эмоции радости идут только на пользу. Хронический стресс, вызванный неустроенностью в жизни: семейными неурядицами, проблемами на работе, нехваткой денег… Такой негативный стресс ослабляет защитные силы организма, и на этом фоне могут развиваться любые заболевания, в том числе злокачественные опухоли.

– Насколько на возникновение рака влияет наследственность?

– Напрямую наследуемых форм рака нет. В зависимости от локализации наследственность может быть ответственна за развитие 5-10% опухолей. Бывают генетические поломки в организме, которые передаются из поколения в поколение. Например, ювенильный полипоз толстой кишки: практически у каждого, кто унаследовал это заболевание, в течение жизни развивается рак толстой кишки. Частота развития рака молочной железы в некоторых случаях может увеличиваться при наличии опухолей молочной железы у прямых родственниц (матери, бабушки и т.д.). Речь идет в данном случае о наличии генетических поломок, и подобных пациенток необходимо обследовать в центрах генетического консультирования.

– Сразу вспомнилась история Анжелины Джоли, которая в профилактических целях решилась на операцию по удалению молочных желез и замене их имплантами. Все потому, что ее мать умерла от рака молочной железы. Правильно ли, на ваш взгляд, поступила актриса?

– Я думаю, что в ее случае это была чрезмерная перестраховка. Насколько я знаю, Анжелина Джоли удалила себе еще и яичники, боясь заболеть раком. Конечно, в ее случае вероятность заболеть раком молочной железы или раком яичников значительно выше из-за наличия генетических нарушений, но, на мой взгляд, это слишком радикальный метод профилактики. Как правило, решается вопрос о хирургическом удалении другой молочной железы при возникновении опухоли в одной из них при наличии генетических поломок.

– В Мозырском онкодиспансере есть специализированное паллиативное отделение либо палаты, койки паллиативного назначения?

– Отделения нет, но есть отдельные койки, которые выделены в структуре диспансера. Это для тех пациентов, которым не удается провести радикальное лечение (операцию) в силу того, что диагноз поставлен на поздней стадии, либо заболевание прогрессирует.

Отмечу, что пребывание на паллиативной койке – это, опять же, не приговор. Даже при прогрессирующей болезни пациенты живут годами. При наличии принятых стандартов лечения злокачественных опухолей возможности современной онкологии позволяют для каждого пациента подобрать индивидуальную терапию (хирургическое, химиотерапевтическое, лучевое лечение и т.д.). Каждый случай болезни, как и каждый пациент индивидуальны. Многое зависит даже не столько от возможностей медицины, сколько от самого пациента, его настроения, воли. И в этом случае неоценима помощь и поддержка родственников. Многие онкологические пациенты продолжают жить и работать, сохраняя хорошее качество жизни. И это правильно.

Елена МЕЛЬЧЕНКО

Фото Александра СОЛОДКОВА

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *