Станция Мозырь: река, берег, пляж

Есть на территории Мозыря весьма приметный уголок, ставший в последнее время предметом повышенного внимания местной печати. (См.: Дмитрий Кулик  «Станционные хроники», «Жыццё Палесся», 7 апреля 2015 г.). Этот район теперь именуется Железнодорожным, хотя местные жители чаще называют его по-старому станцией Мозырь. В статье Дмитрия Кулика  справедливо говорится о приметных чертах и достопримечательностях микрорайона и отмечается, что за последние годы здесь многое изменилось, а также дается опровержение встречающихся еще превратных мнений об этой части города как о большой неблагоустроенной деревне. Приводятся и высказывания жителей, которые любят свой микрорайон, и в качестве того, что их особенно привлекает,  называют близость реки Припять.

река

К этому времени готов присоединиться и автор настоящей статьи, большая часть жизни которого прошла на станции Мозырь, и который благодаря своему отцу Ревуцкому Игорю Николаевичу (в те далекие пятидесятые годы учителю истории школы №2) с раннего детства приобщился к рыбалке и днями пропадал на речке.

За долгие десятилетия микрорайон Железнодорожный значительно разросся, стал более благоустроенным, однако появились и некоторые новые проблемы, о которых будет сказано ниже.  Речь пойдет о протекающей мимо станции Мозырь части Припяти и ее правом береге.

Вначале попытаемся вспомнить, каким же был этот участок в относительно далеком прошлом. Река тогда была широкой и полноводной. Это было время расцвета речного судоходства. По Припяти двигались не только катера, но и пароходы, приближение которых угадывалось по частым хлопкам лопастей по поверхности воды. Каждый из пароходов имел свое название. Некоторые сохранились в памяти: «Красноармеец», «Краснофлотец», «Днепропетровск», «Тургенев», «Саша Чекалин», «Полина Осипенко».

Все это воспринималось детским сознанием в романтическом ключе, напоминая о морях, дальних плаваниях и людях морских профессий. Да и как не мечтать об этом, когда отец живущего рядом друга детства Степана Сухомеры был шкипером на барже, а его сестра плавала на этой барже матросом. В промежутках между рейсами баржа стояла на причале как раз напротив дома, где жила семья шкипера.

Если автору не изменяет память, в 1952 году со станции в город начал курсировать пассажирский катер. Первая поездка на нем была настоящим праздником. Этот катер не имел палубы и напоминал очень большую лодку, однако за штурвалом сидел человек в настоящей капитанской форме.

Правый берег Припяти в эти годы полого спускался к воде. Жители станции, которым теперь за шестьдесят, помнят, что на берегу были три лодочных стоянки: одна в конце дамбы, недалеко от моста, другая – метров за триста выше по течению, у домика бакенщика, третья – у водосборника существовавшей тогда электростанции. На стоянках постоянно находилось не менее двух-трех десятков лодок, с которых юные рыболовы забрасывали свои удочки.  Взрослые же предпочитали ловить рыбу подальше от берега, как тогда говорили, – на точку. Точкой называлось и место ловли, и фиксирующий это место длинный березовый шест, который забивали в дно специальной колотушкой, после чего к шесту привязывалась лодка. В местах активного лова количество точек измерялось десятками, на что указывали выступающие из воды концы шестов. Зайти в воду, чтобы искупаться, можно было практически в любом месте берега. Однако существовало и специальное пляжное место – участок от выше упомянутого водосборника до начала территории мебельного комбината.  Здесь можно было позагорать на чистом белом песке, искупаться и отдохнуть в тени кустов, растянувшихся ровной полосой по всему пляжному участку. С другой стороны за этими кустами простирался ровный, зеленый луг, который часто использовался и в качестве футбольного поля. Этот пляж был по-своему уникален тем, что со стороны комбината он заканчивался впадающим в реку ручьем теплой воды, то есть речной воды, выполнившей свое назначение по охлаждению турбин электростанции. В этом ручье многие купались до первых морозов, а зимой ловили рыбу на обычные поплавочные удочки. Описание прибрежного участка было бы неполным без упоминания об острове, который разделяет Припять на два русла. Берег этого острова на всем его протяжении также был естественным пляжем, куда переправлялись на лодках для отдыха целыми семьями.

То, как выглядит река и прибрежный участок теперь, не идет ни в какое сравнение с тем, что было прежде.  Речное русло сузилось, обмелело и значительно приблизилось к острову. Между прежней линией правого берега и нынешним руслом образовалось некое подобие беспорядочно заросшего кустами вербы топкого болота, добираться через которое до глубоководья приходится по колено утопая в грязи. А местами  – наступая на скользкие, невидимые сверху огромные булыжники. Ближе к концу дамбы русло расширяется, однако его часть, прилегающая к дамбе, все больше мелеет, а речное дно покрывается толстым слоем ила, поскольку течения здесь уже нет. Сама дамба – прежде любимое место для прогулок – также оказалась под стать запущенной реке. Она сплошь покрылась порослью американского клена, крапивой, мокрецом и другими ползучими и колючими сорняками, покрытыми пылью и паутиной. У самого верха дамбы непомерно разросшиеся по обеим сторонам деревья и кустарники заслоняют обзор и вправо, и влево.

Несколько слов о теперешнем пляже. Таковым теперь именуется песчаная гора, намытая землесосами для нужд расположенного рядом завода железобетонных изделий. Однако пляжем это место можно назвать с большой долей условности, поскольку загорать на склоне этой горы или рядом с ней можно, а вот насчет купания дело обстоит сложнее. Более или менее удовлетворительные условия для этого возникают тогда, когда уровень воды в Припяти достаточно высок. Однако любителей весеннего плавания немного. Летом же картина другая. Местами для купания служат небольшие озерца и канавы, глубина которых редко доходит до пояса. И в эти, с позволения сказать, водоемы с илистым дном и стоячей водой иногда заходят взрослые, плещутся дети, нередко разделяя удовольствие купания с приведенными из дому визжащими и лающими домашними питомцами.

Тем же, кого такие условия не удовлетворяют, приходится идти по щиколотку в грязи и, «форсируя» встречающиеся на пути канавы до русла, в этих местах неглубокого, но с быстрым течением. Тем же, кому хочется еще большего комфорта, приходится переходить через русло на остров и идти еще минут пятнадцать до участка, где можно и позагорать и нормально искупаться. При этом, однако, надо заметить, что по возвращении тем же путем каждому приходится преодолевать ту же  цепь каналов, с отнюдь не чистой водой. Следует также сказать, что переход на остров не всегда безопасен, так как мелководные участки с быстрым течением иногда сменяются глубокими ямами с водоворотами. Уже не первый год купание в этих местах приводит к трагическим случаям.

Зададимся вопросом, в чем же причина такого разительного несоответствия прежнего состояния реки и ее берегов теперешнему. Началом ухудшения ситуации стало принятое в конце пятидесятых годов нововведение, согласно которому судоходным стало не правое, как было прежде, а левое русло реки, протекающее за островом. После этого уход за правым руслом полностью прекратился. Мало того, его ежегодно стали замывать грунтом, вымытым из судоходного русла ради его углубления, нисколько не задумываясь о том, что из этого получится. Вот уж действительно: одно лечим, а другое калечим. В чем же видится выход? Он напрашивается сам собой: направить правое русло по его прежнему естественному фарватеру, то есть мимо упомянутой песчаной горы напрямую к тому месту, где высокий участок берега подходит вплотную к дамбе.

Пусть это русло не будет столь глубоким и полноводным, как в прежние времена, однако оно покроет нынешний заболоченный участок и даст возможность подходить к относительно глубокой и чистой воде беспрепятственно. Помимо этого, поднятый со дна и намытый на оба берега песчаный грунт сделает описываемый участок соответствующим тому, что можно назвать пляжем. Современной технике такая работа вполне под силу.

Среди жителей микрорайона уже много лет ходят слухи о создании на правом берегу Припяти парка отдыха. Однако слухи остаются слухами, но лучше, как говорится, синица в руках, чем журавль в небесах.

Наличие возле населенного пункта большой реки – это дар природы, и нужно, чтобы этот дар вполне соответствовал своему назначению – быть местом отдыха, восстановления здоровья и создания хорошего настроения. Надеемся, что в решении поднятой проблемы примут участие организации, отвечающие за благоустройство города Мозыря, соответствующие службы и все, кто в этом заинтересован.

Олег Ревуцкий, 

доцент МГПУ  им.И.П.Шамякина.

Станция Мозырь: река, берег, пляж: 1 комментарий

  • 09.09.2016 в 09:34
    Permalink

    Как замечательно, что написали наконец, о беде нашей Припяти. Очень хочется видеть нашу реку полноводной и рыбной. Для этого необходимо выяснить причины аномально низкого уровня воды, который второй год убивает экосистему реки, да и её саму. Кстати, два года назад построена и введена в эксплуатацию первая на Припяти ГЭС в Столинском районе. Энергия это хорошо. Но, вот вопрос, нужна ли будет энергия, если жить негде будет?

    Рейтинг комментария:Vote +1+1Vote -10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *