Мужчина в школе. Разговор с учителями школ Мозыря

МУЖСКОЙ ПИДЖАК, ИСПАЧКАННЫЙ МЕЛОМ

О том, за что мы уважаем мужчин-учителей, а мужчины-учителя – педагогику.

Профессия учителя сегодня считается в основном женским делом – не потому, что мужчинам в ней нет места, а потому, что, как правило, педагогические коллективы школ в основном состоят из женщин. Мужчин-учителей не так много. Зато, как можно догадаться, они всегда в центре внимания, и оценивают их – как коллеги, так и ученики, и их родители – более придирчиво.

Легко ли сильному полу в сегодняшней школе? Журналист газеты «Жыццё Палесся» выбрала несколько собеседников из числа мужчин-учителей как опытных, так и молодых, и расспросила о том, отличается ли, на их взгляд, «мужская» педагогика от «женской». Или это не более чем стереотип?..

ТатариновГеннадий Витальевич ТАТАРИНОВ, учитель истории и обществоведения средней школы №1

О строгости Геннадия Витальевича Татаринова в первой школе едва ли не ходят легенды. Вместе с тем для его учеников, как настоящих, так и прошлых, это одна из самых знаковых фигур в школьные времена. Очень многие ему обязаны своим хорошим знанием истории и обществоведения, а некоторые по-настоящему влюбились в этот предмет благодаря своему педагогу. Сегодня Геннадий Витальевич руководит школьным объединением «Что? Где? Когда?», где ученики «прокачивают» свой интеллект и эрудицию. Увлекается филателией – коллекционированием почтовых марок: у него достаточно большая коллекция. Любитель аквариумных рыбок: когда-то с его подачи в школе появилось несколько аквариумов, которые украсили учебное заведение.

– Я считаю, что в учительской профессии не так важно, какого пола педагог. Профессиональные качества от гендерного признака не зависят. Главное – быть нормальным порядочным человеком, – с Геннадием Витальевичем начинаем разговор о различиях между учителем-мужчиной и учителем-женщиной. – Нельзя сказать, что к мужчине школьники как-то более серьезно относятся. Дети слушают того учителя, который, во-первых, досконально знает свой предмет, во-вторых, умеет интересно его преподавать. Неважно, мужчина это или женщина.

Но хотелось бы, конечно, чтобы мужчин в педагогике было больше. Все-таки учитель-мужчина в школе также важен, как отец в семье. Но так сложилось, что основной процент педагогов – женщины. А мужчины не идут в школу работать по одной простой причине: не очень большие учительские зарплаты. Традиционно считается, что мужчина должен хорошо зарабатывать, чтобы обеспечивать семью. Однако я скажу, что и в школе есть возможности получать более высокую заработную плату. Например, можно вести факультативы, кружки. Я руковожу межшкольным объединением по истории Беларуси. Загрузка у учителей, занятых дополнительно, всегда немалая.

– Недавно вы получили награду областного уровня как районный тренер предметного олимпиадного движения. Поделитесь секретом своего профессионального мастерства.

– Секрет такой же, как у всех учителей: в первую очередь, надо заинтересовать детей своим предметом. Классы в нашей школе довольно большие, больше 20 человек, так что иногда приходится трудно. Особенно если это старшеклассники. Ребята, увлеченные историей, с удовольствием приходят на мои факультативы и даже в субботу, выходной день, сидят в школе и занимаются по 3 часа. Для меня это высокая оценка моего учительского труда: значит, детям интересно!

– Вы действительно очень строгий учитель?

– Стараюсь быть строгим. Понимаю, что дети сейчас иные, чем раньше. Очень строг я по отношению к тем, кто не хочет учиться. Еще могу понять тех, кто старается учиться, но не успевает во всем, таким ученикам всегда иду навстречу. Но лентяев не люблю. Если школьник систематически не учит домашнее задание, не слушает на уроке, вечно забывает тетрадь, к нему, конечно, отношение строгое.

Замечаю, что не все дети испытывают большой интерес к предмету история, но очень многие стараются изучать историю мира и своей страны. Я всегда говорю ученикам, что добропорядочный гражданин должен обязательно знать 3 вещи: язык, историю и Конституцию своего государства. Не знаем историю – остаемся Иванами без родства, не зная прошлого, не имеешь будущего.

Сам Геннадий Татаринов тоже в свое время увлекся историей благодаря педагогу Софье Васильевне Абрамовой. После школы поступил на соответствующий факультет в Гомельский государственный университет. Поводов любить свой предмет он называет немало:

– Люди, увлеченные историей, немного романтики, и я не исключение. Нам хочется знать больше о прошлом нашего мира. Знание прошлого дает возможность прогнозировать будущее, видеть варианты развития мирового сообщества. Каждое историческое событие – это урок потомкам. К тому же изучение истории развивает умение говорить, учит ораторскому искусству.

Смягликов1Сергей Николаевич СМЯГЛИКОВ, учитель английского языка Мозырского государственного областного лицея

Молодой специалист, выпускник филологического факультета МГПУ им.И.П.Шамякина Сергей Смягликов работает в областном лицее всего второй год. Другие учителя к молодому коллеге обращаются не иначе как Сергей Николаевич, так же – и лицеисты. А с ними, по словам администрации лицея, у учителя английского сложились очень теплые отношения.

– На вопрос: «Проще ли работать мужчине-учителю?» – я с уверенностью отвечу: «Нет», – рассказывает Сергей Николаевич. – В первую очередь, это зависит от человека и его подхода к работе. Если относиться к ней добросовестно и с отдачей, то учительский труд никак не покажется простым, хотя и имеет ряд положительных моментов. Существующие гендерные стереотипы о профессии учителя – не более чем стереотипы. Я считаю, что для педагога первостепенно быть хорошим человеком и профессионалом своего дела, расти, развиваться и помогать расти своим ученикам, уважать в них личность, вот тогда и проблем с дисциплиной в классе, как мне кажется, не будет.

Будучи человеком творческим, работой в МГОЛ Сергей Смягликов, безусловно, очень доволен.

– Областной лицей – место удивительное, потому как дети, пришедшие сюда, мотивированы и настроены на учебу, а педагогический коллектив, как на подбор, талантливые, интересные, умные и красивые люди. Нахождение в таком коллективе подстегивает работать еще усерднее и лучше. Я преподаю английский язык старшим школьникам. Возраст достаточно интересный, потому как они совсем уже не дети, и всего пара шагов отделяет их от поступления в вузы и самостоятельной взрослой жизни.

– А что насчет «мер воздействия» на нерадивых учеников?

– Ну, что касается наказаний, то в лицее это вообще нельзя назвать серьезной проблемой. Сюда приходят уже старшие школьники, те, которые хотят учиться, которые понимают, что это их вклад в собственное будущее. Но иногда приходится ставить и плохие оценки. Обычно в таких случаях говорю, что лицеист, собственно, может и не учиться, если ему так этого хочется. Его знания нужны ему самому, но не учителям и даже не родителям. Ведь получать профессию, строить дальнейшую жизнь именно ему, а не кому-то другому. Поэтому, не готовясь к урокам, не работая, ученик наказывает сам себя.

Любопытно наблюдать за их ростом, рассуждениями, переживаниями, тем, как они меняются. Потому что иностранный язык – предмет коммуникативный, общаться приходится много, и, поверьте, это интересно и доставляет сплошное удовольствие. Говорить о каком-то собственном методе преподавания пока еще рано, я все-таки молодой специалист и нахожусь в поиске методов, средств и своего преподавательского стиля. В то же время мой юный возраст играет мне на руку, потому как мне проще ассоциировать себя с учащимися, понимать их проблемы и то, как сделать уроки интересными и понятными для них.

СелифонтовВладимир Васильевич СЕЛИФОНТОВ, учитель математики средней школы №9

В среднюю школу №9 немного опоздала: пришла как раз к началу урока. Ради интервью Владимир Васильевич Селифонтов откладывать урок геометрии не стал. Пришлось вместе с одиннадцатиклассниками «разбираться» в решении задач с усеченной пирамидой. Подумала еще, что, если бы у меня был такой учитель математики, наверняка не стала бы оправдываться тем, что «100% гуманитарий», настолько доходчиво и подробно он объяснял решение задачи.

После того как урок закончился, спросила у Владимира Васильевича, не сложно ли каждый раз досконально «разжевывать» материал. Педагог ответил, что это, на его взгляд, главное в профессии, поэтому о сложности рассуждать не приходится. Без подробной проработки материала не будет результата!

– Разве я могу требовать решения задачи у ученика, пока сам не объясню, как это делается? Если я скажу классу: «Читайте учебник, а потом будем беседовать», – ничего из этого не выйдет. Это неправильно, – считает Владимир Селифонтов.

В школе он преподает с 1975 года. Пришел сюда сразу после окончания Гомельского государственного университета, все это время СШ №9 остается первым и единственным местом работы.

Со школьниками Владимира Васильевича связывают взаимное уважение и добрые, в чем-то даже дружеские отношения. «Если хочешь добиться от учеников уважения, надо их самих уважать. Ко всем всегда нужно относиться по-человечески», – уверен учитель.

– А как обычно осаживаете особо хулиганистых школьников?

– Уже давно нет необходимости покрикивать. Раньше, когда только начинал работать, бывало и такое. Но действенней получается, если в адрес хулигана отпустить шутку, легкую насмешку. Они на такое хорошо реагируют. Дети любят, когда у учителя есть чувство юмора.

– А что насчет успеваемости – радуют школьники? На математику налегают?

– Сейчас больше их родители на нее налегают (смеется). Чтобы поступить на многие престижные специальности, в престижные вузы – те же БГУ, БГУИР и другие, нужна математика. Одни дети и сами обладают очень сильным стремлением поступить, а у других родители настаивают на том, чтобы ребенок учился как можно больше.

– Тем не менее, средний балл на централизованном тестировании по математике традиционно один из самых низких. Почему так?

– Я думаю, что все дело в сложных заданиях. В части «А», где задания более просты, справиться может любой подготовленный ученик (надо подчеркнуть – именно подготовленный, то есть тот, кто слушал учителя на уроках, не прогуливал, делал домашние задания), это, как правило, стандартные задачи из школьной программы. А в части «Б» задания более сложные, там нужно очень многое изучать дополнительно.

На централизованном тестировании по любому предмету задания разделены по сложности. Есть более простые, а есть те, где нужно подумать, поразмышлять, это задания на интеллект. Они нужны, чтобы выделить тех абитуриентов, которые способны взять высокую планку. А многие вообще не набирают ни одного балла… В нынешнем году, насколько знаю, на ЦТ по всем предметам около 300 человек получили ноль баллов.

Владимир Васильевич уже 3 года на пенсии, но продолжает работать в школе. Сегодня, говорит он, к нему приходят учиться дети тех ребят, которых он тоже учил когда-то.

– За что люблю свою работу? Из-за детей (улыбается). Они непосредственные. Хоть и вредными бывают, но в большинстве своем они хорошие. Ну и предмет свой люблю. Если любить свое дело, то все будет получаться.

ГимбутВладимир Викторович ГИМБУТ, учитель истории и обществоведения средней школы №16

В средней школе №16 работает настоящий энтузиаст движения военно-исторической реконструкции. У учителя истории и обществоведения Владимира Викторовича Гимбута горят глаза, когда удается познакомиться с еще одним историческим свидетельством событий Второй мировой войны. При СШ №16 учитель создал военно-исторический кружок «Поиск», где собрал своих учеников-единомышленников. Участники кружка ведут очень интересную жизнь, изучают историю Великой Отечественной войны по артефактам, архивным документам, фильмам. Есть у кружка даже коллекция компьютерных игр на тему войны. Недавно ребята приняли участие в съемках исторического фильма, а также в международном форуме по краеведению, который проходил в средней школе №15 г. Мозыря.

При школе работает музейная комната боевой славы «Калинковичско-Мозырская операция», которой также руководит Владимир Викторович.

– Мне кажется, что мужчина и в школе должен проявлять свое мужское начало. То есть мужественно, стойко преодолевать все тяготы педагогической службы (смеется). Поскольку это педагогика, пытаться все сложное разложить по полочкам и в таком виде донести до детей: талант учителя – сделать так, чтобы в сложном ученики увидели простое.

Мужское начало неразрывно связано с дисциплиной. Для детей мужчина-учитель должен быть как отец: проявлять и строгость, и заботу.

– А приходится наказывать непослушных школьников?

– Наказываю обычно за то, что слишком сильно галдят. Например, я перед уроком на пару минут задержался в учительской, разговаривал с завучем, а дети, вместо того чтобы по звонку зайти в класс и тихо заниматься своими делами, остаются на коридоре и шумят.

Если кто-то нарушает дисциплину на уроке – вызываю к доске: «Ты так себя самоуверенно ведешь, видимо, очень много знаешь. Я буду рад поставить тебе хорошую оценку». В большинстве случаев оказывается, что ребенок не может ответить. Хотя бывало и наоборот. Я вызывал нарушителя спокойствия к доске, а он очень хорошо отвечал домашнее задание.

– До школы вы преподавали историю в вузе. С кем проще – со студентами или со школьниками?

– Со студентами проще. Они взрослые люди, понимают, что отвечают за себя сами, знают, что им конкретно нужно. А дети, особенно среднее звено, в большинстве своем еще не слишком серьезно относятся к учебе. У них основной вид деятельности – игра, и они на уроке тоже стремятся играть, баловаться. Тех, кто больше всех баловался, приходится оставлять после уроков, проводить воспитательные беседы. Мальчикам стараюсь прививать правильные идеалы: сильный и уважающий себя парень должен быть вежливым, доброжелательным с окружающими, как со сверстниками, так и со старшими, в нашем случае с учителями.

С коллегами у нас в школе ровные дружеские отношения. Каждый выполняет свои задачи. Но мы делимся опытом, если есть необходимость, выручаем друг друга.

Елена МЕЛЬЧЕНКО

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *