Судмедэкспертиза: только научные аргументы

22 апреля 2013 года Президентом был подписан указ об образовании Государственного комитета судебных экспертиз, 1 июля он вступил в силу.

Со времен знаменитого телесериала «Следствие ведут знатоки» мы твердо усвоили, что судебно-медицинский эксперт – полноправный и полноценный участник процесса раскрытия преступлений, научно направляющий следствие в правильное русло. О работе отдела медицинских судебных экспертиз Мозырского межрайонного отдела управления Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь по Гомельской области с нами беседует его руководитель Иван Николаевич КАЧАЙЛО.

Иван Качайло

РАБОЧАЯ ФИЛОСОФИЯ

– Иван Николаевич, с каким настроением и ожиданиями вы ежедневно приходите на работу? «Хоть бы сегодня было все тихо…» или «Какие загадки придется разгадывать…»?

– Конечно, интерес присутствует, потому что это все-таки работа, которая дает нам средства к существованию и позволяет каждому человеку самореализоваться. А после работы с чувством выполненного долга мне и коллегам приятно покидать рабочие места, потому что задачи дня выполнили, кому-то помогли. Люди смогли узнать, что случилось с их близкими родственниками, правоохранительные органы получили точную информацию для своей работы. Поэтому не скажу, что идем на работу, как на праздник, но с интересом.

– Приятна открытость вашей структуры к сотрудничеству с прессой, это уже не первая наша встреча. Насколько за этот период продвинулась наука, появились ли новые научные методы исследований?

– Уже три года наша служба существует в новом качестве – Комитет судебных экспертиз. Создаются реестры методик, утверждаемые цент-ральным аппаратом, в этих реестрах методики рассматриваются, утверждаются, и ежемесячно что-то новое приходит. В людях, конечно, ничего не поменялось, они остались прежними, но методики подхода к людям с течением времени меняются.

ПРИДЕМ НА ПОМОЩЬ

– Если говорить о работе с населением, то обычная практика, когда к вам приходят люди по направлению Следственного комитета. Может ли к вам обратиться гражданин по собственной инициативе и желанию, и какую помощь вы ему предоставите?

– Помочь, конечно, сможем. Наша основная работа с людьми – определение тяжести телесных повреждений, их давности, механизма. Поэтому посетитель, имеющий какую-либо проблему, как правило, это семейные взаимоотношения на грани и за гранью между супругами, может прийти к нам, заключить договор и на платной основе зафиксировать телесные повреждения (народное «снять побои» – неверный термин). Эксперт осмотрит, оценит и в заключении подробно все опишет: когда возникло повреждение, от чего, каков механизм и степень тяжести телесных повреждений. Эти мероприятия проводятся на возмездной основе после заключения договора и оплаты в банке.

– Не секрет, что существует предубеждение у отдельных граждан, что «они там за деньги что хочешь напишут…» Что на это можно возразить?

– Всем гражданам, кто обращается к нам за содействием, я объясняю, что есть несколько путей поиска истины. Если человек считает, что наше заключение неверно, а от ошибок не застрахован никто, то есть возможность обратиться в прокуратуру, и прокурор или помощник своей властью может назначить дополнительную проверку – комиссионную экспертизу в г. Гомеле.

Ну, а если не устраивают выводы областных экспертов, то может быть назначена экспертиза в Минске. Словом, для граждан, решивших добиваться правды по своим делам, есть все необходимые возможности сделать это при помощи судебных экспертиз на самых разных уровнях.

Наша работа абсолютно прозрачная, а контроль многоступенчатый: я как начальник отдела контролирую работу всех остальных экспертов (заключение эксперта не уйдет к правоохранительным органам без моей подписи – что я с ним согласен), моя работа контролируется вышестоящим начальством. Сегодня составляются электронные архивы всех заключений экспертов: сначала они собираются со всей области в Гомеле, затем отправляются и хранятся в Минске. В любой момент вышестоящий эксперт может ознакомиться с необходимой документацией по экспертизе, чтобы проанализировать объективность и точность данных. Поэтому смысла ради сиюминутной выгоды идти на сделку с совестью, сознательно ошибаясь в любую из сторон, не существует. Это не только личная и профессиональная репутация, существует еще и честь организации. Выступая со своим за-ключением в суде, мы представляем всю судебную экспертизу. Вызывать недоверие к себе бессмысленно, потому что от тех ответов, которые мы предъявляем, очень многое зависит и для людей, и для правоохранителей.

Стоит напомнить, что новая экспертиза не отменяет результаты предыдущей: в суде существует состязательность мнений, выслушиваются аргументы всех экспертов, проводивших исследования, и суд решает, какое заключение можно принять во внимание.

– Каждому участнику конфликта с рукоприкладством в ходе визита к судмедэксперту хочется, чтобы его повреждения были потяжелей, а у оппонента – полегче. Каким образом вы справляетесь с неизбежным психологическим и эмоциональным давлением?

– Это естественное желание человека считать себя потерпевшей или, не дай Бог, несправедливо обвиненной стороной. Но мы работаем во взаимодействии с медициной, Министерством здравоохранения, и приемом граждан в нашем подразделении дело не заканчивается. Мы рекомендуем человеку, если у него есть какие-то жалобы на состояние здоровья, обращаться в зависимости от повреждений к профильным медицинским специалистам, в конце концов, проходить лечение в течение сколь угодно длительного времени.

В последствие следователь либо участковый милиционер собирает все медицинские документы и предъявляет нам. Пока еще не придумали способов подделать себе, скажем, перелом, чтобы он был виден при рентгенографии. Все жалобы должны быть подтверждены объективными симптомами и результатами объективных исследований, которые можно предъявить в суде. Наша задача – отсеять все симптомы, которые могут не относиться к повреждению, чтобы судьи, неимеющие медицинского образования, убедились в правоте той или иной стороны по итогам нашего заключения.

ЖИТЬ, ЧТОБЫ…

– По вашим ежедневным наблюдениям, что можно сказать о причинах смертности наших людей?

– С появлением новой службы – Государственного комитета судебных экспертиз – у нас усилились некоторые направления работы, например, аналитическое. Главный вывод: проблема алкоголя остается по-прежнему актуальной. С 15 декабря 2015 года по ноябрь текущего в зоне нашего обслуживания, а это, кроме Мозырского, Ельский, Лельчицкий, Наровлянский, периодически Калинковичский районы, показатели по законченным экспертизам следующие. Автотравмы – 9 погибших, 7 – в состоянии алкогольного опьянения; смерть от колюще-режущих предметов – 7 погибших, 4 – в состоянии алкогольного опьянения; действие высоких (сюда входят крайние температуры) температур – 13 погибших, 10 из них пьяные. Особенно отличаются низкие температуры – 11 погибших, из них 9 пьяных. Больной вопрос – утопления: 15 утопленников, из них 12 пьяных. Из 55 отравлений – 30 отравились питьевым алкоголем, что называется в народе перепой. Итого: смерть насильственная – 174, из них 106 – в состоянии алкогольного опьянения.

Также больной вопрос – смерть ненасильственная от заболеваний: 220 смертей, 53 в состоянии алкогольного опьянения. Т.е. люди знают, что с их здоровьем спиртное им противопоказано, но продолжают употреблять.

А впереди – Новый год… Известный тезис, что ножом и вилкой копаем мы себе могилу, но некоторые делают это с особым усердием. Нередкая ситуация: люди разучились пользоваться столовыми приборами, кусок мяса поглощается при помощи только вилки, без разрезания на части. Немного или много выпили, пытаются прожевать, не получается, глотают целиком – и наступает асфиксия… Самая необязательная смерть, просто из-за того, что поленились разрезать мясо на несколько частей. И нелепых смертей, неожиданных, скоропостижных, к сожалению, очень много.

– Вы ежедневно и без пафоса смотрите смерти в лицо. Какие выводы сделали для себя?

– Беседуя с коллективом, а у нас все единомышленники, приходим к выводу, что главное в жизни – семья, здоровье, а все остальное – преходящее и уходящее. Надо беречь и уважать друг друга, спокойно решая все вопросы. Деньги, конечно, иметь приятно, но с возрастом понимаешь, что для себя они нужны уже меньше, зато надо вкладывать в своих детей, чтобы обеспечить им хороший старт в будущую жизнь.

Как работнику судебной медицин-ской экспертизы хочется, чтобы все были живы, здоровы, умирали ближе к ста годам в своей постели в присутствии родственников и просто от старости, а не от заболеваний.

– Скоро новое поколение выпуск-ников отправится «учиться на врача». Что надо знать и уметь, чтобы стать судмедэкспертом?

– Окончить благополучно медицинский институт, пройти тестирование и собеседование, отучиться год в институте переподготовки, который существует при нашей службе, и прийти в нашу организацию.

Могу гарантировать, что всем, кто придет, будет уделено максимальное внимание: научим, покажем, расскажем, словом, заставим полюбить эту профессию. Есть все возможности, чтобы стать профессионалом высокого уровня.

Морально-деловые требования прежние. Во-первых, «не болтать» – вся информация, которая пришла к нам, не должна выходить за стены, и любой человек, обратившийся к нам, должен быть уверен, что даже не-официальный контакт останется тайной для окружающих. Во-вторых, крепкая устойчивая психика. В-третьих, здоровый образ жизни.

Люди прекрасны своим разнообразием, поэтому приветствуются интеллект и доброта. Злые и глупые люди нигде не нужны, а у нас – особенно.

К нам приходят не с хорошими новостями и не ради душеспасительных бесед, посетителям надо получить конкретный результат и в конкретный срок. Конечно, мы не взираем равнодушно на их проблемы: объясняем, успокаиваем, советуем. Возможно, многое из наших слов люди пропускают мимо ушей, потому что находятся в состоянии душевного смятения. Сложно сказать… Но многие говорят спасибо, узнают на улице, здороваются с улыбками. Значит, чем-то помогли.

Дмитрий КУЛИК

Фото Александра СОЛОДКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *