Путешествие по Мозырскому району: деревня Свириновка

Благодарны земле на развилке эпох

Телефон перестал «ловить», когда до Свириновки оставалось 3-5 минут по асфальтированной дороге, утрамбованной сверху слипшимся снегом. С обеих сторон – высокие стройные березы, за ними – еще более величественные сосны в больших пушистых шапках. Тишина. Красота. Чистый воздух.

День выдался достаточно хмурым. Может быть, пасмурное январское утро, а, быть может, унылые пейзажи умирающей деревни сделали свое дело: от приподнятого «походного» настроения не осталось и следа. Сиротливая табличка у дороги с надписью «Свiрынаўка» подсказала: на место назначения прибыли. На тихой пустынной улице – ни души. Магазина нет. Клуб закрыли много лет назад. Работники почты приезжают в деревню несколько раз  в неделю. Иными словами, «точек», в которых мы могли бы встретить местных жителей, в настоящее время в Свириновке нет. Разве только место встречи автолавки. Но сегодня по давно уже сложившемуся графику автолавка сюда не приедет: другие населенные пункты ждут магазин на колесах. Огороды зимой «законсервированы»: пушистое снежное одеяло уровняло вчерашние грядки с полевыми просторами. Людей нет. Совсем нет.

Итак, давайте знакомиться с очередным крошечным уголком Мозырщины – Свириновкой. Деревня расположена в 8 км от Каменки, от города – в 22 км. В настоящее время в деревне одна главная, она же и единственная улица. Есть достаточно короткие «ответвления» в сторону: по зимней заметенной снегом дороге ни пройти–ни проехать к редким дачным домиках.

Интересно, что известно поселение с первой четверти ХХ века – в то время это был хутор Мелешковичской волости. В 1917 году здесь было всего 25 дворов, в 1959 году – 155 жителей. Так что большой деревня никогда не была.

Интересует название деревни – немного странное и не такое красивое, как названия соседних населенных пунктов. Например, Антоновки, Березовки, Иванковщины. Отчаянно ищем собеседника. В первой же хате, куда мы решаемся зайти, знакомимся с сельским старостой – Марией Николаевной Лис.

Нам везет – градус настроения тут же повышается. Наша собеседница оказалась милой общительной женщиной, которая с удовольствием рассказывает нам о деревне то, что знает сама. Например, именно от нее узнаем, что название населенного пункта, возможно, пошло от так называемых свирнов. По мнению старожилов, в ХIХ веке  здесь располагалось несколько свирнов (амбаров, кладовых) крестьян соседней Антоновки, в которых хранились необмолоченные снопы хлебных культур, запасы кормов для скота. «Возможно, так и было», – подводит итог Мария Николаевна. Рассказывает нам, что сама она приезжая, но в Свириновке живет уже около 40 лет. На жизнь не жалуется, хотя она у нее не из легких. Просто говорит: «У каждого своя ноша – грех на нее жаловаться». Говорит о том, что в последние годы деревня стала еще меньше: все молодые уехали в город, в деревне остались одни старики. Кто-то умер, а вместо них в Свириновку приехали дети, которые оставили в городе свои благоустроенные квартиры сыновьям да дочкам. «Чем старше становишься, тем больше начинаешь ценить сельскую жизнь. Здесь, конечно, сложно порой бывает, но, вместе с тем, всегда дело найдется. Да и все необходимое для жизни есть. Мы не обделены. В нашей семье, например, машина имеется, на которой мы в город достаточно часто выезжаем. Но автобус несколько раз в неделю ходит исправно. Автолавка регулярно приезжает, почтовые работники. В снегопад дороги чистят, так что от мира мы не оторваны», – Мария Николаевна повествует о буднях деревни. Говорит, что скучать ей некогда: около 20 лет и до сих пор работает она социальным работником, 10 лет выполняет обязанности сельского старосты. Дома – семья, небольшое хозяйство, огород. Признается, что чаще всего людей волнуют проблемы личного характера. Одиночество – это, наверное, самая актуальная тема для сельских жителей старшего поколения. Ко многим приезжают дети, но, как водится, такие приезды выпадают на выходные дни, а буднюю неделю приходится коротать в одиночестве. «Больше всего жителей нашей деревни волнует состояние дороги – хочется, чтобы она была благоустроенной. Но понимаем, что на все нужны деньги, поэтому с терпением ждем. Тесно сотрудничаем с сельсоветом, так что решаем все проблемы сообща», – узнаем от нашей собеседницы.

По рассказам женщины, в деревне в настоящее время проживают 13 жителей, прописаны – 26. Летом, понятное дело, народа становится больше: много дачников. Уютный уголок, расположенный, как говорят горожане, в самой глуши, пришелся по вкусу многим.

Отправляемся дальше. Заходим в следующую достаточно большую хату. Здесь испуганно встречает гостей Елена Павловна Колоцей.

Представляемся. Женщина сокрушается о том, что ее не предупредили о нашем визите. Объясняем, что просто гуляем по деревне, знакомимся с ее жителями для того, чтобы написать репортаж «о том, как есть». Новая собеседница улыбается, усаживает нас рядом с собой. Говорим о жизни. Понятное дело, нелегкой. У Елены Павловны все сложилось для того времени весьма традиционно. Окончила учебное заведение, по распределению приехала поднимать местный колхоз. Здесь встретила свою любовь: красивого и доброго парня. «Он был инвалидом первой группы, небогатый. Но мы полюбили друг друга очень сильно. Вот этот самый дом вместе построили: 12 тысяч кирпичей своими руками ему подала. Как же я отсюда уеду? Здесь я и умру!» – кратко о семейной жизни. Но в каждом слове – много боли. Всего три года молодые были счастливы. После тяжело и долго болел супруг. Один сын умер, второй в силу жизненных обстоятельств имеет большие проблемы со здоровьем, живет в Киеве, потому его семья приезжает редко. «Так и живем», – ставит точку в своих воспоминаниях Елена Павловна. Но человек она достаточно общительный, искренний, потому через пару минут с удовольствием исправляет эту самую точку на запятую. Снова продолжает: «Работала всегда со всей душой. Есть чем гордиться: на хорошем счету была, отличным ветврачом. Сельское хозяйство – сфера очень интересная, но работать там, тем более в то время, было очень сложно. Но мне нравилось. А деревня наша неплохая. Грустно, что с каждым годом она становится все меньше. Но ничего с этим не поделаешь: время не стоит на месте. Город набирается сил…»

В одном из деревенских домиков проживает наша следующая знакомая – Евгения Арсентьевна Капора. Бабушка родом из Ляховцов, в Свириновку, как говорит сама, вышла замуж.

«Наша деревня никогда большой не была. Но все-таки в пору моей молодости здесь было шумно и весело. Какие танцы были в клубе! Я любила туда ходить. Весело жили, интересно. Но все гульни были после того, как работу поделаем. А работать пришлось тяжело. Еще в ранней юности мамке помогала за хозяйством смотреть: целое стадо у нас было, коров 10, наверное. Мы белоручками не росли. Да и вообще в Свириновке гультаев с роду не было. Вот я и сегодня, хотя уже лет мне много (я с 1937 года), без дела не сижу. Передвигаюсь с трудом, но все-равно что-то стараюсь по дому делать. Дети, конечно, приезжают. Дочка в городе живет, два сына в Каменке, есть социальный работник, так что я не одинока. А вообще, если честно, то бывает  тоскливо, особенно зимой. Людей мало у нас осталось. Детей вообще нет. Разве что летом дачники приедут…» – разговор с Евгенией Арсентьевной получается какой-то невеселый. В конце второго месяца зимы – неласкового и колючего января – силы пожилого человека на исходе. Да что тут говорить, в хмурой тишине сельских будней тоска может «подкараулить» и молодых: весной здесь, должно быть, по-другому…

Выходим из теплой жилой комнаты в настуженные «сенцы». Здесь неуютно: все от того, что холодно. Во дворе – снова гнетущая тишина. У калитки встречаем «главную» по деревне. Мария Николаевна говорит о том, что зайти вроде как больше не к кому: многим даже ответить на наши вопросы будет сложно. Есть лежачие больные, которые вряд ли поймут, что к ним пришли. К слову, за теми жителями, которые нуждаются в помощи, тщательно следят социальные службы, работники сельсовета, смотровые комиссии, родственники.

Решаем пройтись по широкой сельской улице. Дорога хорошо почищена от снега. Неожиданно мимо проезжает машина. Останавливается возле почтовых ящиков. Милая девушка представляется: Татьяна Анатольевна Гончарик, работница КЖУП «Мозырский райжилкомхоз». Сельчанам привезла квитанции. Возможно, сегодня по этой дороге больше никто и не проедет…

Мария Николаевна прощается. Ей пора на работу: и так в разговоре с нами потеряно продуктивное время – первая, самая ранняя, половина дня. Напоследок спрашиваем, на чем передвигается женщина от дома к дому. Оказывается, что самостоятельно запрягает лошадь: летом ездит на телеге, зимой – на санях. «А чего бояться? Я же с дороги не съезжаю!» – доносится до нас уже издалека.

Понимаем, что и наше маленькое путешествие подходит к концу. Завершаем прогулку по деревне. Находим место, где когда-то располагался клуб – теперь здесь ничего нет, старое здание закопали. Унылый зимний пейзаж «разбавляют» яркие рисунки на некоторых воротах-калитках: работники сельсовета постарались разнообразить цветом скучную деревенскую серость.

Но все-таки в теплое время года, мы в этом убеждены, маленькая деревенька превращается в настоящий рай. Уютный, утопающий в зелени уголок Мозырщины уже нашел да и еще найдет своих почитателей. Для кого-то воспоминания об этой деревне приятны, хотя и грустны: здесь жили их родители, бабушки-дедушки. Кто-то только несколько лет назад открыл для себя Свириновку, чтобы наслаждаться летом в сельской глуши, подальше от города. А кому-то только предстоит встреча с крошечным населенным пунктом Каменского сельсовета. И мы отчего-то уверены, что встреча эта будет радостной и долгожданной, ведь уставший от городской суеты человек особенно нуждается в тишине и покое, которые щедро подарит вам неповторимый уголок деревенского счастья.

Юлия ПРАШКОВИЧ

Фото Александра СОЛОДКОВА

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *