Сергей Троян, директор СШ №15 г. Мозыря о правах ребенка, оценке учителю, роли отцов в деле воспитания и о многом другом

«Всегда делаете только то, что вы хотите? Гордиться нечем»

Директор средней школы №15 г. Мозыря Сергей Вячеславович ТРОЯН – о правах ребенка, оценке учителю, роли отцов в деле воспитания и о многом другом.

…Интервью идет с короткими паузами. В кабинет директора школы заходят то секретарь с документами на подпись, то учителя, то ученики, то студенты, проходящие педпрактику. «В мой кабинет заходят, не смущаясь, и вы тоже не смущайтесь», – улыбается Сергей Вячеславович. Хотелось поговорить о взглядах профессионала на современную школу, но беседа получилось гораздо более многоплановой. И это не удивительно: сам собеседник признается, что он очень увлеченный человек и с удовольствием поддержит любую тему. А я первым делом обращаю внимание на интерьер его рабочего кабинета…

– Откуда у вас столько глобусов? Вы любите путешествовать?

– Да, люблю. А еще я коллекционер, глобусы – один из предметов моего интереса. К тому же я веду астрономию и использую глобусы на уроках. У меня есть звездный глобус, есть физический глобус, глобус  животно-растительного мира, глобус путешествий и другие. Давно ищу. Видел еще глобус  античности – это очень интересно.

– А где их покупают?

– Можно найти в любом учебном магазине.

– Чем еще интересуетесь?

– Я заядлый книжник. Люблю почитать и журналы. Сфера моих интересов достаточно широка. Не на все, к сожалению, хватает времени: сказываются особенности управленческой работы. Я закончил Мозырский педагогический институт, факультет общетехнических дисциплин и физики. Много лет работал учителем физики, в том числе в Мозырской гимназии. Но сейчас я директор школы, а управленческий мир выглядит так, что в любой момент может появиться необходимость в решении ряда вопросов, в том числе и незапланированных. Быть учителем и управленцем одновременно сложно. А отношение к учительству у меня серьезное, и по этой причине я выбрал предметы, которые важны, но не сдаются на централизованном тестировании: астрономию и черчение. Мне также очень интересны история, особенно история Беларуси, социология, психология, космология, космогония, литература, в общем, многое. Сформировалось отношение ко многим вещам, да и возраст уже позволяет (улыбается).

– Ничего себе! Ну вы точно будете знать: астрономы случайно не собираются возвращать Плутон к списку планет?

– Плутон исключен из списка планет несколько лет назад, и это решение вполне оправданное. Размеры Плутона меньше, чем размеры некоторых спутников планет.

Вообще, в астрономии много споров, связанных с этой наукой, и некоторые из них не имеют отношения к ней. В интернете, в соцсетях и околонаучных сайтах много пишут, например, про планету Нибиру. Эти космологические предположения идут еще со времен Пифагора, который в своей модели «Устройство мира» ввел понятие объекта «антиземля». И идея о Нибиру (взята из шумерской мифологии) является своего рода возвращением к этой идее. Это довольно обычное явление сегодня.

– А в астрологию верите?

– В том виде, в котором существует современная астрология, она не может быть признана наукой. Наука – это то, что имеет предмет научного исследования, а астрология такого предмета не имеет.

Но вспомним всех известных ученых, начиная с эпохи Возрождения: каждый из них был астрологом. Тот же Ньютон, создатель оптики, механики, всей высшей математики, многих тайных обществ, достаточно большую часть своих исследований посвятил астрологии.

Вообще, историю науки следует изучать, так как это увлекательно и интересно.

Я не сторонник астрологии, но допускаю мысль, что, возможно, существует область знаний, которая нами пока не изведана. Но верить в предсказания по звездам я бы не советовал. Те гороскопы, которые можно почитать в популярных изданиях, мы с вами вот прямо сейчас за кофе можем легко сочинить на любую неделю или месяц. Например, посулить всем удачу и пожелать, чтобы это предсказание сбылось (смеется).

– У ваших учеников тоже такие обширные интересы? Насколько вообще, на ваш взгляд, молодежь сегодня любознательна?

– Молодежь сегодня нормальная, вполне здоровая и интересующаяся. Конечно, пока они многого не понимают с нашей точки зрения. Сейчас в мире много вещей, в которых сходу не разберешься, да и понимание приходит несколько позже. Можно ли представить, какой моральный вред современным детям нанесли бонстики?

– А почему именно бонстики?

– Начнем с того, что с точки зрения маркетинга это достаточно неплохой ход. Сколько людей на кассе докупали ненужный товар, чтобы получить «кусочек ластика»… Причем взрослые увлекались бонстиками иногда даже больше, чем дети. Логического завершения такое коллекционирование не имеет. Я, например, всю жизнь коллекционирую марки и к коллекционированию отношусь серьезно. 25-30 фигурок из резины – это не коллекция, а иллюзия коллекции, которая отвлекает от более серьезных занятий. Хотя некоторые, возможно, назовут меня ханжой. Но когда начинается продажа (причем по «реальным» ценам!) этих бонстиков, я понимаю, что с моральной точки зрения эти игрушки очень вредны.

Вообще, сегодня часто можно заметить, что родители проходят мимо хороших развивающих игр для детей и выбирают что-то яркое, забавное, но бесполезное. А развивающие игры существовали испокон веков. Мамы играли со своими малышами в пальчиковые игры, читали при этом стихи и поговорки. А все это развивает различные отделы мозга, которые отвечают за интеллектуальный уровень человека.

– Но сегодня, насколько мне известно, наоборот, набирают популярность центры раннего развития детей. Там наверняка педагоги знают, что делают.

– И даже предлагают услуги репетитора по подготовке к начальной школе. Хотя в первом классе детям даже домашних заданий не задают. Зачем нужен репетитор, какая может быть усиленная подготовка к школе? Или зачем репетитор по ликвидации пробелов во втором или третьем классе? Существуют программы дошкольных учреждений образования, школы организуют курсы адаптации детей к школе за несколько месяцев до начала обучения.

– К детям при поступлении в школу уже есть определенные требования…

– Нет никаких требований. Представьте, что ребенок даже не посещал детский сад, не говоря уже о центрах развития. Думаете, его из-за этого не примут в школу? Школьная программа построена так, чтобы научить любого ребенка.

Другое дело, что хорошо, если родители поощряют стремление ребенка учиться еще до школы. А дети учатся легко и непринужденно, буквально на лету. Сегодня некоторые дети свободно употребляют в обиходе слова из иностранных языков. Их познания взяты из мультфильмов и различных детских программ. Говорит ли это о владении ими каким-то иностранным языком? Нет. Это, скорее, напоминает одного из героев известного фильма «Самая обаятельная и привлекательная», который каждый день приветствовал коллег по работе на каком-то ино-странном языке. А для владения языком нужен совершенно другой подход и другая подготовка.

– Тем не менее, родители часто ждут от школы очень многого.

– Рассуждать о том, какое сегодня должно быть образование, могут все, кому не лень. Но забывают о том, что учитель – это профессия, на которую учат. Кто-то, когда-то позволил в прессе отнести образование к сфере услуг. Однако это не так. Мы не оказываем услугу, мы учим детей. Известный белорусский педагог Владимир Трофимович Кабуш в одной из лекций приводит пример о своем обращении к одному из архиереев с вопросом о месте профессий в жизни человека. И, ссылаясь на Библию, утверждает, что дано четыре дела от Бога: это апостолы, пророки, учителя и чудотворцы. Это те дела, которые дарует Всевышний, а мы называем «сферой услуг». Ну что поделаешь, как бы ни складывалось мнение о нашей профессии, мы должны учить детей, и учить хорошо.

– Учителя говорят о том, что есть занятия, полезные для детей. Но послушают ли их дети? Мы не любим полезное, любим то, что интересно нам…

– Здесь нужно включить здравый смысл. Уверены ли вы, что, отказываясь от чего-то сегодня, впоследствии не будете жалеть об упущенных возможностях? Слегка отклонюсь от темы разговора.

Сегодня можно встретить много людей, молодых, взрослых, с гордостью утверждающих, что в своей жизни они поступают только так, как они хотят. Выдавая данное за достижение, они забывают, что для того чтобы один человек всегда поступал так, как он хочет, десятки должны им это позволить и поступить так, как они этого не хотят. Так что гордиться нечем. Это не достижение, а вершина эгоизма. А если обращаться к религии, то один из смертных грехов – гордыня.

К тому же есть права, а есть обязанности, они создают некие рамки. В этих рамках человек может поступать так, как ему заблагорассудится. Ребенок в школе тоже находится в определенных правовых рамках. Да, он обладает правами. Но очень важно сформировать у него понимание того, что правами обладают и его одноклассники, а потому существуют некоторые правила, которые необходимо выполнять не слепо, а принимать их как сформированную потребность. Наверное, в этом и за-ключается мастерство учителя.

Доводится слышать о том, что ребенок должен учить те предметы, которые ему пригодятся в жизни. Позволю себе задать вопрос: «А может ли он знать, что именно ему пригодится?» Выбор должен быть осознанным, опирающимся либо на знания, либо на опыт, либо на понимание в данном случае мыслительных процессов. Но имеет ли он это? Тогда на основании чего  делает выбор?

– То есть у ребенка выбора быть не должно?

– Нет, надо стремиться к осознанному выбору, а не основанному на сиюминутных эмоциональных желаниях. Права ребенка сегодня нередко становятся своего рода манипуляцией. Например, беседуя с учащимися об их правах, важно донести, что права есть и у других людей, и никому не дано право унижать их честь и достоинство.

Иногда от родителей можно услышать требование: «Хочу, чтобы мой ребенок учился в классе с хорошими учениками, он имеет право тянуться за лучшими». Но есть вопрос: хорошие ученики имеют право на тот темп работы, который подходит именно им. Выходит, раз ты тянешься за лучшими, то ты и подстраиваешься к их темпу, а не наоборот. Почему права одних должны соблюдаться, а права других – нет? Ведь для успешной учебы необходимо обладать определенной скоростью чтения, объемом памяти, определенным вниманием. А для этого нужно работать с первого класса, выполняя требования и предложения учителя. И родители учащегося должны выполнять ежедневно целый комплекс по развитию своего ребенка и его поддержке, постоянно консультируясь с учителями. Видите, так все-таки учитель – это профессия, а не «сфера услуг». Так что надо учить детей смотреть правильно на правовые основы. Родителям с детьми нужно разговаривать, хотя в по-следнее время редко получается выйти на конкретный разговор.

– Что, на ваш взгляд, в воспитании детей мужское дело, а что не мужское?

– Хороший вопрос, на него требуется достаточно объемный ответ. Если постараться ответить коротко, то скажу сразу, что, во-первых, я не сторонник самого слова «воспитание». Больше ратую за термин «формирование». Что значит сформировать личность? Это значит сформировать нравственные, гражданские позиции, духовность и, как следствие, культуру.

Так вот, моя позиция в том, что в формировании ребенка в равной степени должны участвовать оба родителя: и мать, и отец. Женского и мужского в этом деле не бывает. У девочки, дочери, обязательно перед глазами должен быть пример достойного мужчины, и его должен дать отец. Ей нужно мужское тепло – от рождения и на всю жизнь. А мальчику нужно тепло жен-ское. Да и ребенку любого пола нужны любовь и забота и отца, и матери. Вспомнив себя в детстве, мы с уверенностью скажем, что нуждались как в объятиях мамы, так и в объятиях папы. И я, например, ратую за то, чтобы часть декретного отпуска была на плечах отцов. Это важно и это здорово проводить много времени со своим ребенком, носить его на руках, ухаживать за ним. Нельзя перекладывать эту миссию только на женщин. Собственно, как и подменять социальные и гендерные роли мужчины и женщины в целом.

– Вернемся к учителям. Раньше было принято бояться учителя. Правильно ли это?

– Не совсем так. Вопрос заключается не в боязни, а в уважении. Когда я учился в школе, я не знал, что должно случиться, чтобы я плохо высказывался об учителе. Да, учитель может оказаться неправ, но разбором ошибок должны заниматься взрослые. А ученик толком не оценит работу учителя. Да и по какому принципу он будет это делать – нравится-не нравится? Как правило, ученики выделяют во время учебы в числе лучших самых либеральных учителей, а когда оканчивают школу, понимают, что учительская строгость – это не недостаток, и что они больше всего благодарны строгим педагогам. Так что все-таки не боязнь, а уважение должно быть. Учитель в былое время – персона, скажем так, неприкосновенная для публичной критики. Статус педагога был очень весомым. Сегодня эти грани стерты, и мы выходим на утрированное понятие боязни.

А бояться зачем? Учитель же не зверь, бояться его не надо. Да, бывают и наказания, но, согласитесь, разве этого нет в семьях школьников? Если ученик неправ, с ним состоится разговор, в ходе которого будет поиск путей осознания его неправоты. Возможно, тональность разговора будет и жесткой. А в остальном все просто: дети – это члены нашего единого школьного коллектива, и меня как директора и учителя они точно не боятся, мне так кажется. У нас добрые отношения. Но в то же время учитель вправе и должен требовать соблюдения субординации: есть человек в классе, который учит, остальные следуют за ним, чтобы учиться. Знака равенства нет и не может быть. Учитель заслуживает уважения, потому что он вкладывает в детей свой труд. Он мудрее, старше, его жизненный опыт больше, и он всем этим делится.

– Опыта меньше. Что же тогда делать молодежи, как реализоваться здесь и сейчас?

– А у молодежи другая миссия, и она не менее привлекательна.

Например, Жорес Алферов, лауреат Нобелевской премии, в интервью белорусским каналам высказал мысль о том, что все главные открытия в жизни и в науке им сделаны в молодые годы, а в зрелом возрасте человек более консервативен, закомплексован и очень осторожно двигается вперед. И он прав. Вообще, большинство великих открытий делается в молодости. Молодежь, пока еще не обремененная устоями, законами, традициями, готова ринуться в новое и принести новые идеи. Взгляните, к примеру, на проект «Сто идей для Беларуси». Взрослое поколение должно учиться у молодежи напористости, открытости… Сегодня многому можно и нужно поучиться у них! Они слушают великолепные современные песни. Ну, кроме всего прочего хлама. Есть в этих песнях и нормальные тексты, которые надо слушать и нам, старшим поколениям. Проблема в том, что мы этого не знаем, многого не понимаем и не принимаем их, как и они нас. Своего рода современная проблема – отцы и дети. Молодежь читает вопреки стереотипам. Правда, плохо, что они мало читают классической литературы, а ее еще нужно и уметь читать, хотелось бы, чтобы читали стихи. Я за сотрудничество между поколениями, за то, чтобы был диалог.

– Как и во всех школах, в вашем школьном коллективе большинство – женщины. На ваш взгляд, это недостаток образовательной системы? И сложно ли мужчине управлять женским коллективом?

– Мы с вами сегодня говорили о взаимоотношениях детей и взрослых и пришли к выводу, что должно быть сотрудничество, а не противостояние. Был вопрос и о роли мужчины и женщины в семье, где тоже важно сотрудничество, а не противостояние. Это же касается и педагогов любого пола. Не имеет никакого значения, мужчина или женщина в классе ведет урок. Существуют великолепные педагоги-мужчины, но и не менее высококлассные специалисты-женщины.

Что до руководящей должности, то здесь все схоже. Существуют задачи, и они должны решаться. Нет разницы, какого пола руководитель, если он хорошо справляется со своими задачами.

Работа в женском коллективе предполагает, что будут учитываться особенности женских характеров, какие-то эмоциональные моменты. Мужчине же всегда нужно быть мужчиной и оставаться галантным. На этом гендерные роли заканчиваются: профессионал, на мой взгляд, это понятие бесполое.

А вообще, управлять женским или мужским коллективом и сложно, и несложно. Нужно просто создать те условия, в которых все сотрудники могут реализовать свои задачи. Одно из моих управленческих правил звучит так: нет плохих подчиненных, есть неправильное управленческое решение. И наши проекты, которые мы реализуем, успешны, потому что в школе, как мне кажется, есть взаимопонимание. Должен сказать, что я как руководитель ничего бы не стоил без своих заместителей и без коллектива. Не люблю фразу «мой коллектив», «моя школа». Это наша школа и наш коллектив. Здесь работают великолепные специалисты – учителя, завучи, я чувствую их поддержку и, наверное, не смог бы реализовать ни один свой замысел без них. Это мои соратники. И потому мой кабинет всегда открыт. Это не мои личные апартаменты, а служебный кабинет, и если случается ошибка, то ни о какой публичной ругани не может быть и речи. Мы обсудим все с глазу на глаз. А публично я всегда буду заступаться за любого из своего коллектива. Ведь если честь наших учителей и учеников не буду защищать я, то кто же?

– Будущие учителя в университете на своих практических занятиях пишут эссе «Как я вижу школу будущего». А какой вы ее видите?

– Данный вопрос несколько абстрактен. Ну, во-первых, в школе будущего будет учитель. Можно рисовать фантастическую модель роботизированного мира, можно рассуждать о фундаментальном изменении школьных программ. Но при этом школа должна выполнять свою главную миссию – готовить человека к движению по жизненной траектории. Естественно, вести его по этой дороге будет учитель, ни один робот не заменит человека. Если вы вспомните свои школьные или студенческие годы, обязательно назовете хотя бы одного учителя, которому готовы сказать «спасибо». А какой школа будет по форме – это уже вопрос второстепенный. Могут быть самые разные модели. Самое главное, чтобы она была гражданственной, патриотической, духовной и сохраняла национальную идентичность. А будущим учителям хотелось бы напомнить одну фразу замечательного педагога Александра Александровича Католикова: «Все дети – наши, и мы все за них в ответе».

Елена МЕЛЬЧЕНКО

Фото автора

Сергей Троян, директор СШ №15 г. Мозыря о правах ребенка, оценке учителю, роли отцов в деле воспитания и о многом другом: 1 комментарий

  • 05.08.2017 в 07:37
    Permalink

    Любому городу несравненно повезет если в таком городе есть такой преподаватель, в статусе директора школы, а если таких директоров школ несколько, то такой город избранник Бога. Город Мозырь таковым и является и добавить, в оценке работы Трояна Сергея Вячеславовича, больше нечего — этим все сказано.

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -1-1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *