БЫЛИ ТИМУРОВЦЫ, СТАЛИ «ШУРЫГИНЦЫ»…

Или еще раз о «поколении лайков» и о том, как его «спасать»

Для тех, кто не смотрел скандальные выпуски телепередачи «Пусть говорят»: Диана Шурыгина —  17-летняя девушка, рассказавшая в ток-шоу Андрея Малахова о том, как ее изнасиловал знакомый парень на «вписке», то есть на молодежной тусовке. За изнасилование парень был жестоко наказан, суд назначил ему 8 лет лишения свободы. Казалось бы, ничем не примечательная история, таких полно в судебной практике и России, и Беларуси. Но неожиданно Диана прославилась, причем с худшей стороны. Зрители ток-шоу посчитали, что девушка, не в меру «раскованная», попросту подставила парня. Причем не без помощи своих собственных родителей. Оскандалившаяся Шурыгина быстро стала интернет-персонажем и излюбленным объектом насмешек. Внезапно нахлынувшей славой девушка сумела воспользоваться, стала вести видео-блог. За время, прошедшее с момента выпуска первой передачи о ней, фамилия Дианы стала почти нарицательной. Печально известная Шурыгина — олицетворение легкомысленного «поколения лайков». Старшее поколение говорит о том, что его надо спасать. Но как это делать?
Ответ на этот вопрос я попыталась извлечь из беседы с администратором одного мозырского сообщества «ВКонтакте», где публика преимущественно молодежная. Сообщество имеет простую функцию служить «болталкой», «советчицей», а также иногда и местом для знакомств. «Девчата, кто бухать с парнями на лесной массив?» Много мата и фотографий в нижнем белье, присланных подписчиками, высмеиваний и обзываний.
Администратор группы так же анонимен, как и многие авторы сообщений, присылаемых в его сообщество. Но он доброжелательно воспринял мою просьбу ответить на несколько вопросов. Мы беседовали о том, кто все эти люди, которые пишут в паблик, комментируют записи в нем.
— В основном молодежь 17-25 лет, редко младше. Есть публика и постарше, — рассказал анонимный администратор. — Девушка, которая присылает свои пошлые фотографии на обсуждение, это реальный персонаж, она, как я понял, из Минска. Без понятия, зачем она это делает. Но раз не стесняется присылать фото, значит, ее не оскорбляют комментарии.
Что касается высмеивания, то такое, по словам администратора, встречается не всегда. Если тема хорошая и серьезная, может даже завязаться серьезное обсуждение. Бывает, подписчики дают друг другу советы, помогают найти потерянные вещи.
Посещаемость у группы, как рассказал мой собеседник, довольно большая. Мат — привычное дело, однако блокируют «нарушителей спокойствия» в сообществе редко, разве что по жалобам, если кого-то обидели. В основном люди не обижаются, а на мат отвечают взаимностью… Троллинг здесь — веселая игра, в которую играют участники сообщества.
Высказываю в ответ мысль о том, что, судя по группе, количество неадекватных людей среди молодежи слишком велико. Не так ли?
— Скорее, это школьники за мониторами, возомнившие себя героями. Но на самом деле они… пустышка, — отмечает мой анонимный собеседник.
— Ну вырастут еще, — подхватываю нить разговора.
— Вряд ли. Поколение уже не то, — сетует он.
Но в таком случае я бы точно не стала знакомиться с кем-то через сообщество — отмечаю. Собеседник вступается за подписчиков: «Я встречался попить пива с некоторыми, оказались вполне адекватными людьми. Но то, что они адекватные, изначально было видно из их комментариев».
Единственное, о чем так и не смог толком сказать администратор-аноним, это то, для чего ему самому нужна группа «ВКонтакте», и зачем он дает согласие на публикацию нелепых фото и на нецензурные возгласы от школьников у мониторов.
…Однако спрос рождает предложение. Подобные группы имеют огромную популярность. Но, как меня пытался заверить собеседник, не они порождают «раздолбаев», а «раздолбаи» сами формируют свой круг общения. Может, и правда, интернет — не причина развращения незрелых умов, а всего лишь его следствие? Те, кому не интересны группы с пустой болтовней и обсуждением чужих фотографий в неглиже, просто пройдут мимо групп с подобным содержанием. А те, кому это интересно, в любом случае, найдут сообщество для себя, несмотря на все запреты. Выход, видимо, в том, чтобы прививать детям высокую культуру как можно раньше и делать это через позитивные примеры и взаимное доверие, а не через тотальный контроль и ограничения. Спасать «поколение лайков», ругая интернет и сетуя на то, что, мол, мы такими не были, вызовет у этого самого поколения разве что раздражение. Интернет есть. Он будет. И его формируют люди, не всегда дети, но и взрослые тоже.
Вообще, запреты мне кажутся едва ли не худшим методом оградить детей от тлетворного влияния интернета. И, собственно, от любого дурного влияния. Недавно в новостях читала историю о том, как из многодетной семьи в Витебске сбежали дети. Ехали во Владивосток. Старший сын, инициатор побега, жаловался на отцовскую муштру и ограничения. Родителям пришлось признать, что перегнули палку в воспитании. Дети не всегда осознают, что делают, их приходится останавливать, направлять на другой путь. Но, если переусердствовать с этим, зажатая донельзя пружинка рано или поздно ударит больно.
Эпилог
«Нынешняя молодежь привыкла к роскоши, она отличается дурными манерами, презирает авторитеты, не уважает старших, дети спорят со взрослыми, жадно глотают пищу, изводят учителей» (Сократ, V в. до н.э.).
«Я утратил всякие надежды относительно будущего нашей страны, если сегодняшняя молодежь завтра возьмет в свои руки бразды правления. Ибо эта молодежь невыносима, невыдержанна, просто ужасна» (Гесиод, 720 год до н.э.).

Елена МЕЛЬЧЕНКО.

БЫЛИ ТИМУРОВЦЫ, СТАЛИ «ШУРЫГИНЦЫ»…: 1 комментарий

  • 19.08.2017 в 20:24
    Permalink

    Ну, правы были и Гесиод и Сократ. Их потомки (пару поколений) и в самом деле ни в чём не преуспели. Вернее, преуспели только в том, что ввергли Элладу в такие кризисы, что уже их потомки вынуждены были стать вновь великими.

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *