Водка без огня ум сожжет

Кто пьет вино, пусть пьет и осадок.

Упавший не пропавший?

Вторник, 11.00. Для членов рабочей группы Мозырского районного исполнительного комитета по организации профилактической работы с гражданами, ведущими антиобщественный образ жизни, во главе с заместителем руководителя исполнительной власти Мозырщины Феликсом Федоровичем Галюком сие означало одно: в этот день, в этот час в одном из сельских Советов региона, ЖЭУ города начинается очередное заседание. И задача каждой такой встречи с людьми, оказавшимися за гранью – то ли в силу слабости характера, воли, бессилия в противостоянии жизненным испытаниям, а то и вовсе по собственному желанию – всегда одна и та же: помочь, спасти, отвратить от окончательного падения в бездну бездуховности, безнравственности, аморальности каждого человека из этого непрестижного списка, который именуется группой риска. Да, все это непросто: изменить свое отношение к жизненным ориентирам – это как подниматься на крутую гору в одночасье – дух должен не поддаться на легкий искус спуститься обратно вниз… Это всегда проще, чем идти вверх. Но коль хочешь все изменить к лучшему в своей судьбе – сделай к этому сам первый шаг.

На этот раз такая встреча состоялась в Михалковском сельском Совете. Почему выбран именно этот регион? Причина здесь основательная: в текущем году на территории Совета произошло 2 пожара со смертельным исходом. Явная недоработка смотровой комиссии. Погибшие не вошли в списки граждан из так называемой группы риска, были вне контроля общественного формирования, и трагедия не заставила себя ждать. Открывая заседание, руководитель рабочей группы Феликс Федорович Галюк подчеркнул: с некоторыми лицами, ведущими асоциальный образ жизни, мы встречаемся уже во второй раз. Есть ли у них определенная динамика в лучшую сторону? Это важно знать, чтобы определиться в дальнейших действиях по каждому лицу. «Мы приехали, чтобы вам помочь», – подчеркнул Феликс Федорович. Замечу: из 18 человек, проживающих на территории сельского Совета и занесеных в группу риска, на заседании были только 6. Местонахождение остальных граждан не было известно.

…От выпивки в них тает дух сиротства, на время растворяясь в наслаждении

О супружеской чете Годлевских Василии Владимировиче и Наталье Ивановне – в агрогородке Рудня молва людская идет такая: у них позыв один: «Надо что-нибудь выпить!» Изо дня в день эта мысль будоражит 44-летнего мужчину и 39-летнюю женщину. За какие средства они могут позволить себе винцом-водочкой побаловаться? На средства родителей Натальи Ивановны – на их пенсию. Потому как эта парочка, за-предельно любящая спиртные напитки, живет вместе с ними. Оба не работают. Объяснение и у Василия Владимировича, и у Натальи Ивановны по этому поводу одно: нет для нас работы! А правда в том, что супруги Годлевские ее и не искали: куда лучше лежать на боку да глядеть за реку, как молвит русская пословица. Пилось бы да елось да работы не хотелось – вот их внутренний посыл. А ведь Василий Владимирович Годлевский имеет востребованную нынче в строительной отрасли специальность плотника-бетонщика. Но куда проще жить без забот трудовых: как хочешь зови, только водочкой пои! Выпьем по полной, век наш недолгий! Да и то: чарка на чарку – не палка на палку. По этой причине у Василия Владимировича и Натальи Ивановны Годлевских часто бывают семейные конфликты с родителями – кому же приятно видеть постоянно пьяных зятя да дочь? К тому же зятек Василий частенько дебоширит дома – сила, удвоенная алкоголем, сжигает ум полностью. Справедливости ради скажем, что Василий Владимирович выезжал пару раз на труды праведные в Российскую Федерацию. Только деньги эти молниеносно уходили на хмельное: кувшину супруги подражаются в одном – заполняются до краешка вином!

Руководитель рабочей группы Феликс Федорович Галюк предупредил Василия Годлевского: не хотите попасть в ЛТП – ведите себя нормально. А пока этот хозяин неблагополучного семейства должен в течение недели через центр занятости трудоустроиться. Полнейший портрет тунеядки – его жена Наталья Ивановна. Представьте: у молодой женщины вообще нет ни месяца трудового стажа! Вот так – с пустыми руками, как говорится, и душой – она подошла к своим 40 годам безрадостного бытия, сбрызганного водочным аэрозолем, а ведь и у нее есть строительная специальность – штукатур-маляр. Только теперь Наталье Ивановне придется все начинать с белого листа: пойти работать, наконец, а то от праздности у женщины пороков в избытке.

Чистоты не спрашивай, а был бы пьян…

Тимофею Анатольевичу Задворскому, проживающему в д. Митьки, – 71 год. Возраст тот, когда время задуматься о настоящих ценностях бытия и понимания всей его хрупкости, бренности – для того, чтобы с радостью и пользой прожить каждый свой день, подаренный небом. Увы! Эта высокая философская сентенция – не для Тимофея Анатольевича. Имея трех взрослых дочерей, а живут они не за морями-океанами, а в Мозыре и Наровле, отец никакого контакта с ними не поддерживает. А они? Одно время Тимофей Анатольевич жил с дочерью в соседнем районном центре, да только это счастье было недолгим: искать неделями непросыхающего от водки отца по всему городу – кому ж это по нраву? Вот и отправился Тимофей Анатольевич восвояси из Наровли в Митьки. В дом – ногой не ступить: полная антисанитария. Вся пенсия Тимофея Анатольевича, а это 261 рубль, уходит на спиртное. Вот так он и прозябает в одиночестве: сегодня пьян, завтра пьян – не велик изъян!

Вердикт рабочей группы: Тимофей Анатольевич Задворский отправится сегодня в наркологический диспансер на лечение и обследование. Затем будет решаться вопрос об определении его на социальную койку. Об этом будут оповещены его дочери: их отец находится в критической ситуации!

Горько вино, да не лишиться б его…

46-летний Сергей Георгиевич Пилипончик из д. Провтюки ничуть не стыдится того, что он длительное время не работает. И от этого он перед сельчанами не краснеет: отлежав бока, не любо за молотило взяться; как и от того, что кормит его мать-пенсионерка. Эта высокая мораль – не для него: вино сердце веселит! 75-летняя женщина, тем не менее, за это вовсе не серчает на сына: кровиночка же он родная, как ни как! Защищает мать свое чадо, как может, худого слова о великовозрастном тунеядце не молвит: просто Сергей Георгиевич винцом добавляет радости к заботам, а потому держится крепко за рюмочку. А так он за грибами ходит, за ягодами – вот и подспорье к семейному столу. В Провтюках о Сергее Георгиевиче Пилипончике говорят как о тихом пьянице – пьет, да не бьет.

– Я могу месяц в рот спиртного не брать, – гордо заявляет он членам рабочей группы.

Вердикт по данному гражданину такой: трудоустроиться. В обратном случае поедет Сергей Георгиевич в наркологический диспансер на лечение и кодировку.

У старого 69-летнего холостяка пенсионера Николая Николаевича Вишнякова из агрогородка Рудня за неуплату отключили электричество в доме. Только это серьезное обстоятельство для него – трын-трава: главное – была бы винная баклажка! В доме – грязь, антисанитария, только все думы старого холостяка об одном: ничто нипочем – была б бутылка с калачом!

Вместе с другими своими земляками отправится Николай Николаевич Вишняков в наркологический диспансер на лечение. В дальнейшем он будет оформлен в дом-интернат.

О 42-летнем жителе д. М.Боков Валентине Валентиновиче Лавренчуке не скажешь, что он не умеет работать, – содержит живность на своем подворье: гусей, коз, уток, да только официально он не трудоустроен. Не работает нигде и его сожительница, которая переехала к Валентину Валентиновичу из Речицкого района, оставив там без всяких волнений своего 5-летнего сына: пусть бабушка за ним присматривает, а я радостями жизни с новоиспеченным супругом уповаться буду: чарочки с хмельным поднимать за увеселение сердца своего! Вот и заглядывает регулярно эта неофициальная парочка в баклажку: подноси, жена, по всей избе да и мне!

Вердикт рабочей группы: данное семейство взять на контроль, навести справки о сожительнице Валентина Валентиновича – не является ли она обязанным лицом? Сам же он должен прибыть в центр занятости для трудоустройства: пора менять образ жизни!

Чарка их бьет…

В числе тех, кто проживает на территории Совета и злоупотребляет спиртным, – Виктор Николаевич Курилец, Николай Иванович Дуброва, Виталий Анатольевич Володин, Оксана Сергеевна Кособуцкая из д. Рудня, Владимир Александрович Дубровский из д. Митьки и другие. Кроме гражданина Курильца, никто из них не трудоустроен. Но теперь прежней вольницы им не будет: жить в обществе и быть свободным от общества никто не позволит. Взять, например, Виталия Анатольевича Володина и его сожительницу Оксану Сергеевну Кособуцкую. Имея несовершеннолетнего сына Матвея, 2010 г.р., они воспитанием его практически не занимаются. Это дело папаша и мамаша возложили на бабушку. На что свое время тратят? На веселое время-препровождение за шклянками да гулянками. Теперь им придется заново осмыслить свою жизнь и сделать серьезные выводы, иначе последствия для них будут печальными.

У вина спросили: «Ты разоряешь или приносишь благо?» Вино ответило: «Сколько облагодетельствованных – не знаю, а разоренным счета нет…» Я рассказала о людях, которые уже не сами распоряжаются своим желанием выпить, а желание выпить распоряжается ими. Рабочая группа протянула этим гражданам руку помощи. Ухватятся ли они за этот шанс стать, наконец, людьми? Одно время даст ответ на этот вопрос.

Как писал гениальный иранский поэт Омар Хайям, «запрет вина – закон, считающийся с тем, кем пьется, и когда, и много ли, и с кем. Когда соблюдены все эти оговорки, пить – признак мудрости, а не порок совсем».

Лариса ЛАРИНА

Фото автора

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *