Начать жить сначала: от отчаяния – к надежде

Искоренить наркоманию – неотложная и одна из самых гуманнейших задач современного общества. Гражданский долг каждого из нас — включиться в эту борьбу. Чтобы никогда не увидеть на руках детей следы ядовитого жала шприца, не уловить приторный запах анаши, не увидеть родных людей в страшных муках. Наркомания – это трагедия. Важно, чтобы каждый из нас уяснил для себя, что ничего другого наркотики не несут. Только боль. Состояние отчаяния. И пустоты.

Полезный адрес: Реабилитационный центр «Право на жизнь» Мозырского районного отделения  Республиканского  общественного объединения «Матери против наркотиков»: Мозырский район,  а/г Рудня, ул. Сосновая, 3/1.

Свою историю болезни, а наркомания и есть болезнь, под маской откровения согласился рассказать 32-летний Евгений, он – минчанин, в Мозырском районе, в а/г Рудня, живет ровно год. Сюда, в реабилитационный центр «Право на жизнь», который находится под крылом Мозырского районного отделения Республиканского общественного объ-единения «Матери против наркотиков», его привез друг, настоящий друг. Это было как раз 31 декабря — в день, когда каждый из нас, загадывая новогоднее желание, думает о самом главном. Желание Евгения, его мольба о помощи были услышаны. То, что смог жить по-другому, он сам никак иначе, чем чудом, теперь не называет…


– С чего все началось? С плохой компании. Я рос без отца, он ушел из семьи еще до моего рождения, меня воспитывала мама. И, как сейчас понимаю, у меня не было ощущения полной безопасности, меня некому было защитить. Поэтому и потянулся в компанию старших ребят, с которыми, был уверен, меня никто не обидит. Так, с 11 лет (был в 5 классе) начал употреблять алкоголь, клей, аптечные препараты. До этого пробовал сигареты, пиво – это было эпизодически, например, в летних лагерях, где не было особого контроля мамы. Позже размышлял о том, что многих вещей она просто не хотела замечать. Было достаточно того, что я просто был… Дело в том, что в первые годы моей жизни я дважды был на грани жизни и смерти: при рождении у меня не работала печень, а когда мне было около года, вылил на себя чайник кипятка. К тому же я прятался: прогуливал школу, выпивал, к вечеру трезвел, мое неадекватное состояние было незаметно для нее. Хочу сказать, что употребление всех этих веществ мне никогда не нравилось, но чтобы соответствовать той компании, тому образу жизни, который вели в ней, мне приходилось. У меня не было дворового детства с прятками, футболом, первой влюбленностью и симпатиями, а, скорее, такое – подвально-чердачное. В 5 классе меня поставили на учет в милицию, в комиссию по делам несовершеннолетних, я стоял на внутришкольном учете как трудный ребенок. Психолог, который работал с малыми детьми, пыталась проводить со мной беседы и, возможно, что-то меняла во мне. Только тщетно. Я не видел никакой проблемы и считал такой образ жизни правильным. В старших классах мне хотелось казаться особенным, алкоголь делал меня увереннее в себе. Все это соответствовало моему пониманию «крутого парня»: тебя боятся, а ты живешь, как хочешь… Бухать стало для меня нормальным время-препровождением. На что пили? На карманные деньги, а уже в 10-11 классах мы (три друга) забирали деньги, начали воровать, обманывать, придумывать схемы… В старших классах вся воспитательная работа с нами свелась к формальности. Мне было 16, а социальные педагоги – после института, им по 22 года. Фактически мы просто прогуливали уроки под марочкой прохождения тестов и душещипательных бесед за чаепитием с ними. По сути, была некая договоренность, которая даже не озвучивалась прямо: мол, окей, вы прогуливаете, бухаете, но особо не чудите, не доставляйте нам проблем – и у вас их тоже не будет.
Мама? Она уже не имела на меня никакого воздействия. Я мог приходить домой пьяным, а когда она пыталась скандалить, разворачивался и уходил.
Кстати, я неплохо учился, хотел стать психологом, сдал тесты, но, как оказалось, не те, что нужны для этой специальности. Потом устроился на МАЗ. И работал там до тех пор, пока не попробовал амфетамин. С этого момента все пошло не так с геометрической прогрессией.

Предложил попробовать тяжелый наркотик один из тех двух школьных друзей, он переехал в другой район, употребил наркотики с другими ребятами, потом приехал ко мне и… сказал «давай-давай». Зачем укололся? Не знаю. У меня были стерты все границы: можно-нельзя, опасно-безопасно. Не понимал, что будет со мной. Помню социальные ролики: когда сидел человек в телевизоре, якобы наркоман, и говорил, что у меня все болит, у меня все плохо, и я скоро умру. Укололся, настало утро, мне неплохо, и я не умираю. Закралась мысль, что все что видел, все, что говорят об этом, неправда. После 1-2 раз подумал, что всегда буду употреблять. Ничего тогда не понимал о зависимости, но сейчас знаю, что она тогда у меня уже появилась. Смотрел на людей, как на серую массу, а я, казалось, был другим, у меня была своя тайна… Были странные фантазии, что к 30 годам у меня будет, как в кино, яхта, кокаин, и я будто колумбийский наркобарон. Мне хотелось думать, что произойдет что-то феерическое. Работа на заводе стала мешать мне, мог пропустить «замут»: это когда мы скидывались и покупали. Денег стало очень много: я начал торговать наркотиками. А потом людей, у которых мы их приобретали, посадили. Из-за того, что не мог достать что-то другое, стал тоже варить мак. Это были совсем другие ощущения. Но от них я не смог отказаться: началась физическая зависимость. Мне уже надо было употреблять каждый день, чтобы чувствовать себя нормально. Так я жил 4 года. Максимум мог пропустить один день. Были еще мысли на тот момент обращаться к врачам: выписывал таблетки, которые помогали «перекумариваться». Но в основном делал это, чтобы продать их и купить наркотики. Употреблял, пока меня не посадили. Хочу сказать, что все мои преступления были для того, чтобы получить деньги на наркотики. Жизнь была какой? Проснулись – употребили – что-то украли – деньги на завтра есть… Жизнь проходила мимо. У меня четко перед глазами такая картинка: смотрю на пустырь возле своего дома с высоты седьмого этажа, приезжает трактор, а на плите варятся наркотики, через месяц уже фундамент дома залит, через полгода дом построен, через год еще один, на детской площадке гуляют детки, какая-то суета, а у меня все то же… И ничего не происходит, как год сурка. А потом тюрьма. Физически перенес это время очень тяжело. Думал, что, когда освобожусь, буду употреблять время от времени, по выходным. По факту это произошло через 4 дня после выхода на волю, а через 2 месяца я уже был в жесткой системе, употреблял снова каждый день. Мать не знала, что со мной делать. Я ей говорил, что понимаю, что так нельзя, но просил дать деньги, знал, на что надавить: говорил, что мне так плохо, так больно, что только это (наркотики) мне поможет. Она верила, что я, оправившись, начну что-то делать для своего здоровья. Но это было не так… А через 8 месяцев снова сел за наркотики. При возможности, кстати, употреблял и в тюрьме.

…Однажды я приехал в наркологию выписать таблетки и увидел стенд, на котором была надпись: «Наркоманы умирают от наркотиков». И в тот момент решил, что ничего не буду менять: бесполезно. Тогда уже знал, что у меня ВИЧ. Я отмерил себе лет 5 жизни и смирился с мыслью, что скоро все равно наступит конец. Начал выносить из дома технику, золото, все, что мог продать, – это было для меня безопасней, чем воровать. Стал употреблять прямо при маме, уже приходил домой с наркоманами.

Все-таки попытка вернуться в нормальную жизнь была. У меня появились отношения, моя девушка, подчеркну – независимая, вместе с мамой уговорили уехать на реабилитацию, на программу интенсивной психотерапии. Это я делал для них, не для себя. После этого центра около 10 месяцев ничего не употреблял. Устроился на стройку. Ходил в группу анонимных наркоманов. Но, когда вдруг начались проблемы в отношениях, непонимание с мамой, трудности на работе, все дало сбой. Я остался один. И снова не справился… Любил ли я? Наверное, я не знаю, что это такое. Я хотел семью, детей, но… выхожу выносить сор – звонок, сажусь в такси и пропадаю на две недели, а потом искренне извиняюсь и хочу вернуться. Эпизоды – по кругу. Так 4 года. Мы расстались. Тогда меня уже вообще ничего не держало. Кололся. Пил дешевое вино. И это было все в огромном количестве. Делал все, чтобы выключить свой мозг. За 7 месяцев – 6 передозировок, но это не останавливало, приходил в себя и делал то же. В конце сентябре прошлого года занес инфекцию, начался сепсис, распад легкого. Врачи сказали, что это все. Но антибиотики мне помогли, я выжил. В больницу приходил ко мне школьный друг, он прошел реабилитацию в Рудне, рассказывал мне об этом, предлагал помощь в Мозырском районе. Но, выписавшись, я находил какие-то дела. Снова начал употреблять. Ничто не тормозило: ни тюрьма, ни слезы родных людей, ни страх смерти…

Мой друг Слава был настойчив, он не переставал звонить, заходить, интересоваться мною. Сказал, что едет на Новый год в Рудню, поехали, говорит, со мной. 30 декабря я укололся и написал сообщение, что согласен. Утром он уже бежал собирать мои вещи. Я понимаю, что, если бы не его настойчивость, меня в живых не было бы. А по дороге в ваш город плакал, потому что устал так жить. Это было для меня как побег из плена…

Не употребляю год. 31 декабря заканчивается основной курс реабилитации.
У меня наладились отношения с мамой, и ее жизнь наладилась. Теперь она, глядя на меня, не плачет. Очень рад за Славу, он живет в Минске, скоро у него свадьба.
Если год назад я не мог помочь себе, то сегодня – так было угодно Богу – могу помогать другим: мы занимаемся профилактикой наркопотребления и ВИЧ-инфекции. Могу говорить об этом открыто. Я стал христианином. Получил здесь второй шанс на жизнь. Трезвую жизнь, полную радости.

ЧТО ТАКОЕ НАРКОТИКИ?
Наркотики – это вещества, которые люди принимают для изменения своего состояния. Обычно это опьянение, «кайф», «глюки», обезболивание или расслабление. Общим для наркотиков является то, что они рано или поздно вызывают зависимость, когда человека непреодолимо начинает тянуть принимать наркотик снова и снова. Тогда говорят, что человек стал наркоманом, и у него развилась болезнь – наркомания.

ВСЕ ЛИ НАРКОТИКИ ОПАСНЫ?
Очень популярна ложь, что есть «легкие» и «тяжелые» наркотики, «опасные» и «менее опасные». Правда заключается в том, что ВСЕ НАРКОТИКИ КРАЙНЕ ОПАСНЫ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ! Это лишь вопрос времени. Никто не знает, когда опасность себя проявит. Многие пробуют, но не все же становятся наркоманами. Эксперименты с наркотиками не всегда приводят к болезни. Это правда. Но правда и то, что все наркоманы когда-то начинали с «легких» наркотиков. Никто из них не хотел стать наркоманом. И ты не можешь знать заранее, как на тебя подействует наркотик, и когда ты почувствуешь, что «подсел». Подумай, а стоит ли делать первый шаг?

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ  ВРЕД ОТ НАРКОТИКОВ?
Научные исследования доказали, что даже однократное применение наркотиков наносит вред организму человека. Каждый раз, когда человек принимает наркотик, все его органы попадают под удар. Особенно страдают печень, почки – они начинают работать на грани своих возможностей, чтобы очистить тело от яда. Другие наркотики разрушают головной мозг (экстази, толуол). Прием наркотиков в детстве и юности особенно опасен, так как останавливается нормальное развитие организма и личности человека.

ЧТО ТАКОЕ ЗАВИСИМОСТЬ  ОТ НАРКОТИКОВ?
Зависимость – это желание употреблять наркотик, которому практически невозможно сопротивляться. Ты, наверное, слышал, что есть наркотики, от которых нет зависимости. Это ложь. Правда состоит в том, что зависимость от разных наркотиков развивается по-разному. Какие-то наркотики даже с первого раза могут вызывать «ломку». Другие не приводят к физической боли, зато вызывают психологическую зависимость от «кайфа», когда человек хочет употреблять наркотик снова и снова. Любой наркоман подтвердит: очень быстро наркомания становится не желанием испытать «кайф», а бегством от боли без «кайфа».

МОЖЕТ ЛИ НАРКОМАН ДЕРЖАТЬ СИТУАЦИЮ ПОД КОНТРОЛЕМ?
Распространенные ложь и самообман у наркоманов – я могу бросить в любой момент. Правда заключается в том, что все наркоманы не раз пытались бросить, но без посторонней помощи это удается единицам. Разрушая мозг, наркотики разрушают и нашу способность правильно оценивать свою жизнь и возможности. Главное, что отнимают наркотики, – свободу и силу. Наркотик начинает управлять тобой, а не наоборот.

МОЖНО ЛИ ДОЛГО И БЕЗОПАСНО УПОТРЕБЛЯТЬ НАРКОТИКИ?
Это ложь. То, что вред не чувствуется сразу, не означает, что его нет. «Я уже год дышу – и ничего» – ты считаешь, что год для твоей жизни это долго? По статистике те, кто употребляет наркотики, в основном от них и погибают. Основными причинами смерти наркоманов являются передозировки, разрушенная печень от цирроза, СПИД или смерть от руки торговца или другого наркомана. Наркотики не только укорачивают жизнь, они приносят годы болезни и страдания взамен короткого мига удовольствия.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ МНЕ ПРЕДЛАГАЮТ ПОПРОБОВАТЬ?
Трудно отказаться попробовать, когда предлагают знакомые, всем вокруг весело, или когда наркотики – обычное дело там, где ты живешь. Задай себе вопрос: а зачем это надо тому, кто тебе предлагает? Правда в том, что тот, кто предлагает, не думает о тебе. К сожалению, часто так хотят подзаработать сами наркоманы для того, чтобы купить себе дозу. В среднем каждый наркоман за свою жизнь «подсаживает» на наркотики 10 человек. Но это его жизнь, а зачем это тебе? У тебя есть право решать самому.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ НУЖНА ПОМОЩЬ ОТ ЗАВИСИМОСТИ?
Найти людей и службы, которые могут помочь. Тебе, в первую очередь, нужна информация и поддержка. И много-много терпения… Неудачи в лечении часто связаны с тем, что люди думают, что, пройдя химическую очистку от наркотика, за 5-7 дней они вылечатся. Это ложь. Правда заключается в том, что лечение от наркотиков – это долгий путь восстановления не только тела, но и души. Нельзя выбросить наркоманию из своей жизни как ненужный хлам – необходимо заново построить то, что было разрушено наркотиками.
(http://narkotiki.by/informaciya/info-21.html)

Ольга АРДАШЕВА.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *