Анна Николаевна Потапчук: «Следователь – человек, который отдает всего себя работе»

В преддверии Международного женского дня газета «Жыццё Палесся» решила пообщаться с представительницей не самой женской профессии – следователем по особо важным делам Мозырского районного отдела Следственного комитета Республики Беларусь Анной Николаевной ПОТАПЧУК. Она рассказала, какие дела считаются самыми сложными, часто ли преступники раскаиваются на допросах и о том, может ли хрупкая девушка стоять на страже закона наравне с мужчиной и не превратиться в «железную леди» в столь непростой профессии.

– Анна Николаевна, расскажите, как такая молодая и очаровательная девушка решила стать следователем?

– По всей видимости, главенствующую роль в выборе будущей профессии сыграл мой волевой характер, потому как монотонная работа на одном месте кажется мне скучной и неинтересной.  Хотя в школьные годы все учителя и родные видели меня в профессии, связанной с филологией. А все потому, что языки и литература у меня получались лучше всего. Я хорошо писала сочинения и диктанты, любила читать, участвовала в районных и областных конкурсах. Кстати, у меня даже была возможность пойти на работу в одну из столичных редакций, где в то время трудилась мамина сестра. Но всегда почему-то привлекали люди в погонах, которые работали в правоохранительных органах. Поэтому после окончания школы поступила в Горецкую сельскохозяйственную академию на юридический факультет. В то время у меня уже появилась мечта работать в милиции. После получения диплома пришла в Мозырский РОВД на прием к начальнику и попросилась на работу. Увидев в моих глазах огонь и желание, ему ничего не оставалось, как сказать мне «да». Сперва работала на неаттестованной должности, а затем меня аттестовали. Там я работала следователем в отделе предварительного расследования, где, можно сказать, прошла курс молодого бойца. А когда образовался Следственный комитет, то была переведена туда на должность следователя. Позже назначили старшим следователем, в настоящее время – следователь по особо важным делам.

– Сколько лет вы уже в правоохранительных органах?

– Если говорить о цифрах, то с одной датой в моей жизни многое связано. Это 17 сентября. Именно в этот день в 2010 году я устроилась на работу в Мозырский РОВД, который, кстати, находится по ул. 17 Сентября. Эта дата стала судьбоносной для меня (улыбается). С этого момента начался отсчет моей карьеры в правоохранительных органах. И, как видите, прошло уже 7 лет.

– Кто-нибудь из родственников имеет отношение к милиции или следственным органам? И как к выбору профессии отнеслись родные?

– Из близких родственников точно никто, кроме меня, в правоохранительных органах не работал. Есть несколько человек из дальней родни, которые имеют какое-то отношение к службе в милиции, но не более того. Но, что удивительно, все родные и близкие поддержали мой выбор. Я вам расскажу один интересный эпизод, который произошел перед тем, как меня взяли на работу в милицию. Начальник следственного отдела, общаясь с моей мамой, спросил у нее: «У вас молодая, красивая дочь, и она хочет выбрать такую серьезную и тяжелую профессию. Как вы к этому отнесетесь?» На что мама ответила: «Дело в том, что у нее настолько твердый и настойчивый характер, что если она приняла решение, то я уже не смогу его изменить». А в конце разговора добавила: «Пусть попробует». Ответ начальника не заставил себя ждать: «В нашей профессии нельзя пробовать. Надо приходить и работать». Поэтому мне ничего не оставалось, как прийти и работать. Эти же слова я говорю сейчас всем молодым следователям.

– Как вы реагируете на стереотип о том, что следователь – это мужская профессия?

– По своей работе могу сказать, что в профессии есть определенные сложности. Это и обязательные суточные дежурства, и выезды на место преступления. Кроме того, мы напрямую общаемся и контактируем с различными категориями граждан, среди которых встречаются и психически больные, и агрессивные, и наркоманы, и хулиганы. Все это накладывает свой отпечаток. Кому, как не следователю, приходится находить подход к каждому человеку. И сказать, что мужчина сможет сделать это лучше, чем женщина, я считаю неправильно. Учитывая сложность работы, руководство нашего отдела не устает повторять, что женщины справляются не хуже мужчин. Поэтому еще можно поспорить, кто лучше выполнит свою работу и кому профессия следователя подходит больше.

– Было ли страшно, первые разы выезжая на происшествия?

– Честно, нет. В силу своего характера я себя изначально настроила на то, что это мой выбор, это моя работа, и ее никто не сделает, кроме меня. В одном случае мне пришлось выезжать на место совершения суицида. Когда я зашла в комнату, то увидела повешенного мужчину. После этого случая многие задавали мне один и тот же вопрос: «Ну как, не страшно было смотреть на все это?» Всем отвечала: «Нет». Наверное, мой организм уже сам настроился правильно, и у меня было внутреннее спокойствие.

– Какие особенности в работе следователя на месте происшествия?

– Во-первых, следователь курирует работу всей следственно-оперативной группы. Во-вторых, прибыв на место происшествия, он должен в первую очередь оценить обстановку, т.е. понять, что произошло, затем выдвинуть версии, которые незамедлительно проверяет в дежурные сутки. Изначально следователь составляет план, который затем выполняется на месте происшествия. После этого он дает поручения сотруднику милиции опросить людей, а сам в паре с экспертом работает, изымая следы и предметы, имеющие отношение к осмотру места происшествия. Работа следователя сложная и ответственная. Порой понимаешь, что в какой-то мере несешь ответственность за судьбы многих людей. И лично у меня как у девушки и будущей мамы самые глубокие чувства и впечатления остаются, работая с несовершеннолетними, которые впервые в жизни совершают преступления. Зачастую эти преступления связаны с незаконным оборотом наркотических средств. И когда занимаешься такими делами, в первую очередь очень жалко родителей и родственников оступившихся подростков. Но я сразу стараюсь ограничить себя от всевозможных эмоций, чувств и законно, обоснованно провожу расследование.

– Не было ли вам по-человечески жалко обвиняемых?

– Были в моей практике такие дела, когда я понимала, что действия преступника противозаконны, но у человека были определенные причины для совершения преступления. Однако я работаю следователем, стою на защите прав и законных интересов граждан. Поэтому в таких ситуациях стараюсь быть третьим независимым лицом и действовать строго по закону, который одинаков для всех.

– Расскажите о наиболее сложных и запутанных делах, которые пришлось расследовать.

– Сегодня в основном я расследую преступления коррупционной направленности, которые уже изначально представляют определенную сложность. Дело в том, что в большинстве своем такие преступления совершают должностные лица, которые на момент совершения противозаконных действий уже имеют твердое алиби. Поэтому приходится изучать ситуацию со всех сторон, досконально проверяя все факты. Были в моей практике и многоэпизодные коррупционные дела, и дела, в которых обвиняемыми были сразу несколько человек. Но были и другие специфические ситуации.

Так, мне запомнился случай, когда бабушка обратилась в милицию с заявлением, что ее зять, возможно, совершает с малолетней внучкой действия сексуального характера. И здесь сразу сложно было разобраться, кто прав, а кто нет, разграничить правомерные действия от неправомерных. Притом бабушка настойчиво заявляла, что зять виновен, а мужчина говорил обратное. К слову, оба были с положительными характеристиками. Тогда пришлось опрашивать 3-летнюю девочку. Причем это делалось в игровой форме с привлечением специалиста. Этот материал для меня как для девушки был очень сложным, так как нельзя было ошибиться в поиске правды. В итоге я разобралась в непростой ситуации. Оказалось, что доводы бабушки были необоснованными. Просто в какой-то момент она очень захотела забрать к себе внучку. Впоследствии, насколько я знаю, теща и зять помирились и нашли общий язык.

Особый след в душе, как я уже говорила, оставляют уголовные дела, возбужденные в отношении несовершеннолетних. Так, в одном деле по незаконному обороту наркотических средств оказался замешан 17-летний подросток, которому в конечном итоге предъявили обвинение по нескольким составам преступления. Находясь в изоляторе временного содержания на допросе, этот подросток сказал мне: «Спасибо, Анна Николаевна, что вы меня задержали. Иначе я бы умер, так как понимал, что стал зависимым». Но печальнее всего было слышать слова бабушки, которая воспитывала его одна. Она знала, что по суду внуку грозит внушительный срок, и поэтому со слезами на глазах сказала: «Мне очень жаль, что я тебя уже не дождусь…» Это было тяжело слышать.

Были в практике и случаи общения с теми же убийцами, когда в дежурные сутки приходилось выезжать на место происшествия и проводить допрос.

– Как часто люди, которые сидят перед вами на допросе, раскаиваются в содеянном?

– Реально раскаивающихся людей очень мало. Более того, некоторые граждане до последнего отрицают свою вину в совершении преступления, хотя нами уже собран и представлен полный комплекс доказательств, включая аудио- и видеозаписи. Мы им объясняем, что в случае чистосердечного признания данное обстоятельство является одним из смягчающих при вынесении наказания. 

– Сколько по времени обычно длится расследование одного уголовного дела?

– Каждое уголовное дело имеет свою специфику и срок следствия. К примеру, было дело, общий срок следствия которого составил 2 месяца. Но ввиду того, что оно было приостановлено на 2 месяца для проведения ревизии и ряда экспертиз, а потом возобновилось еще на месяц, в общей сложности получилось около 5 месяцев. Вообще, есть общеустановленный срок расследования уголовного дела. Так, по законодательству он равен двум месяцам. В течение этого времени мы должны успеть выполнить весь объем работ. Поэтому приходится задерживаться допоздна или работать в выходные дни. Знаете, для меня счастье, когда я ухожу домой в 18 часов. Мои родные настолько привыкли к моему ненормированному графику, что, когда прихожу домой в 18.30, они недоумевают, почему я так рано возвратилась с работы (улыбается).

– Насколько для вас важно, какое решение в суде будет принято по вашему делу, и отслеживаете ли его дальнейшую судьбу?

– После того, как я выношу постановление о передаче уголовного дела в прокуратуру, внимательно слежу за его судьбой. Далее узнаю, кто из судей рассматривает мое дело в суде, если есть защитники и адвокаты по делу, то созваниваюсь с ними и уточняю, нет ли каких-то вопросов. Могу сказать так, практически каждое свое дело я отслеживаю до самого приговора суда, так как мне интересно, какая точка в нем будет поставлена. Скажу больше, уголовное дело – это лицо следователя. И для меня важно, чтобы в суде было принято справедливое решение, чтобы были учтены все обстоятельства, установленные в ходе следствия.

– Расскажите об одном из последних резонансных дел, которыми занимались.

– Уголовное дело было возбуждено в отношении директора одной из строительной организации. За определенный период времени он совершил ряд преступлений экономической направленности, причинив тем самым крупный ущерб своему предприятию. Было очень много технической документации, которую необходимо было изучить. Из-за этого расследование длилось продолжительное время. И вот осенью прошлого года суд вынес приговор, который вступил в законную силу. Так, экс-директор получил наказание в виде лишения свободы в колонии усиленного режима на срок 6 лет с конфискацией имущества.

– Учитывая контингент ваших осужденных, не поступали ли в ваш адрес угрозы?

– Было и такое. Но вначале стоит пояснить, что следователи занимаются сбором доказательств причастности человека к совершению того или иного преступления, основываясь на том, какие факты имеются. По каждому факту необходимо собрать достаточно доказательств для его подтверждения. В итоге должна получиться целостная картина.  Что касается угроз в свой адрес, то я не скажу, что это была конкретная угроза физической расправы, но намек родственников одного из осужденных мной был понятен. После приговора они позвонили мне и задали вопрос: «Анна Николаевна, скажите, вам комфортно живется на свете?» Я ответила, что винить меня не в чем. Я просто выполняю свою работу, свои обязанности. Естественно, это было неприятно. Но в нашей профессии с этим приходится сталкиваться постоянно. Кто-то говорит тебе словесно, кто-то может написать на тебя жалобу. В любом случае в уголовном деле есть две стороны, одна из которых всегда будет недовольна и обижена как на следователя, так и на судью.  Как видите, наша служба и опасна, и трудна.

– Какими качествами должен обладать настоящий следователь?

– В первую очередь, следователь должен быть объективным. Во-вторых, в любой ситуации оставаться человеком. Следователю необходимо быть настойчивым, целе-устремленным, уверенным в своих силах. И, что немаловажно, он должен найти подход к любому человеку. А еще следователь – это человек, который отдает всего себя этой работе.

– Скажите, после таких тяжелых будней как снимаете стресс и проводите свободное время?

– В нашей профессии свободного времени не так много, как хотелось, но когда появляется, то, как правило, стараюсь провести его в кругу родных и близких. Они меня всегда поддерживают и понимают. Если вдруг приду с работы в плохом настроении, то они не будут ничего говорить и спрашивать, а дадут мне возможность побыть в тишине. А так стараюсь все свое внимание и заботу подарить родным и близким. В летнее время зачастую выезжаем на природу. Зимой это посиделки дома в семейном кругу.

– Не могу не спросить о ваших кулинарных способностях.

– Мне нравится похозяйничать на кухне, что-нибудь вкусное приготовить. Однако это, к сожалению, происходит очень редко. Обожаю готовить блюда японской кухни, в особенности суши. Могу испечь пиццу или сделать торт. Готовлю с удовольствием. Главное, чтобы позволяло время.

– Как планируете отмечать 8 Марта, и какой подарок был бы для вас самым лучшим?

– Сперва отметим с коллегами по работе. Благо наши доблестные мужчины никогда не забывают нас поздравить с Международным женским днем. Непосредственно в сам праздничный день соберемся вместе с родными и близкими. Кроме того, в этот день именины у моего крестника. Поэтому будем поздравлять еще и его. Что касается подарков, то, как и любая девушка, люблю цветы. Ну, а главный подарок для меня – это улыбки и счастливые лица родных и близких людей.

– Пожелания на 8 Марта всем своим коллегам и родным?

– Поздравляю весь женский коллектив Мозырского отдела Следственного комитета с этим замечательным весенним праздником. Желаю здоровья, счастья, любви, сил и отличного настроения. Также, пользуясь случаем, поздравляю с 8 Марта и свою любимую мамочку Марию Васильевну, которая всегда поддерживает и помогает. Я, в свою очередь, обещаю радовать ее только хорошими новостями и своими высокими достижениями в работе. С праздником!

Сергей БОРОВИК

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *