Наркоманами не становятся внезапно

О том, откуда «растут ноги» у проблемы наркотической зависимости, рассуждаем вместе с врачом-психиатром-наркологом Валерией Валерьяновной Мосиной.

Наркотики известны человечеству с древнейших времен. В современном мире проблема наркозависимости «расцвела» в разных оттенках и имеет глобальные масштабы. Появляются новые виды наркотиков, некоторые – ежедневно. Борьба с их распространением дело правоохранителей. Медики же говорят немного о другом. Наркоманами вот так сразу, люди, как правило, не становятся. Иногда путь к этой печальной участи пролегает из далекого детства. А корни проблемы – в семье. Подробнее рассказывает врач-психиатр-нарколог, заведующая диспансерным отделением Мозырского психоневрологического диспансера Валерия Валерьяновна Мосина.

– Сколько людей в Мозырском районе состоят на учете по поводу наркотической зависимости? Наверняка эта цифра ниже, чем реальное количество наркоманов…

– На официальном учете по поводу наркотической зависимости и употребления наркотиков с вредными последствиями сегодня состоит немногим более 220 человек. В основном это люди молодого возраста от 30 до 40 лет (примерно 70 %). Около 10 % наркопотребителей – люди от 40 до 60 лет, и около 20 % – люди от 20 до 30 лет.

Что касается реального количества наркозависимых, то действительно, их больше. Когда общаемся с молодыми пациентами, они рассказывают, что 50 % их знакомых уже попробовали курительные наркотики спайсы. Безусловно, лица, которые впервые попробовали наркотические вещества, и в дальнейшем не употребляли их, тоже есть.

– От каких наркотиков легче всего формируется зависимость?

– Обычно – от приема так называемых тяжелых наркотиков – опиатов, гашиша (производных конопли), спайсов. Как говорят наркопотребители, сейчас достаточно сложно найти растительное сырье, то есть марихуану, поэтому они вынуждены покупать синтетические наркотики – они называют их «соли».

Есть мнение, что от марихуаны зависимость вообще не формируется. Однако нужно отметить, что стремление человека изменить свое психическое состояние с помощью некоего вещества, желание получить от него удовольствие – это уже психическая зависимость. Поэтому когда молодые люди говорят, что они независимы от марихуаны, но у них периодически появляется желание покурить, это признак того, что зависимость все-таки есть. В дальнейшем, когда происходит рост толерантности по отношению к ней, количество приемов учащается.

– Как обычно наркозависимые попадают в поле зрения наркологов?

– Чаще всего на учет берутся лица, которых выявляют сотрудники милиции при проведении медицинского освидетельствования. За мою практику была всего пара случаев, когда наркопотребители обращались к врачу самостоятельно. Когда у нас начала работать группа заместительной, то есть метадоновой, терапии, то, безусловно, наркопотребители стали обращаться чаще, в том числе те, которые ранее не состояли на учете.

Если говорить о ситуации, когда человека приводят родственники, то такие случаи тоже крайне редки. Дело в том, что сам наркопотребитель предпочитает, чтобы кто-то вместо него «разведал»: каково лечение, можно ли лечиться анонимно. Родственники приходят на прием, интересуются, но впоследствии приводят своих родных, зависящих от наркотиков, очень редко.

– Есть какие-то особенности взаимоотношений наркозависимых с их семейным окружением?

– В семье проблема выявляется достаточно быстро. Но чаще всего все случается по одной схеме. Допустим, речь идет о родителях: они устраивают скандал, семейные разбирательства, в которых предупреждают пойманного с наркотиками либо в состоянии наркотического опьянения ребенка о «санкциях», в случае если употребление наркотиков повторится. Ребенок дает обещание больше так не делать. Родители успокаиваются и верят, что обещание будет сдержано.

Но тот факт, что родители начали присматриваться к нему, настораживает ребенка. Он начинает прятаться. Родители замечают, что молодой человек отстраняется, чаще уходит из дома, но не хотят верить, что воспитательные меры не дали действия. Это оттягивает обращение к специалистам. Уходит драгоценное время, и часто при обращении к наркологу у человека уже развилась тяжелая зависимость.

Вообще лечение наркотической зависимости – очень сложное дело. И первая сложность в том, что лечить нужно не только наркопотребителя, но и всю его семью. Если такое понятие, как созависимость, многие уже слышали, не все верят, что она может быть в их семье.

«Созависимость – очень неприятная штука. К сотрудничеству в лечении мы приглашаем всех близких наркозависимого – и часто слышим ответ: это не мы больны, а он, пусть он и лечится. Родственникам сложно признать, что они тоже больны. Что больна вся семья. И что их ребенок избрал в отношении своей семьи такой способ войны».

Созависимость – очень неприятная штука. Предпосылки к формированию наркозависимости формируются еще в раннем детстве – в зависимости от того, как относятся родители к своему ребенку. Насколько ему доверяют, насколько его опекают, насколько честно с ним общаются, насколько ему позволяют стать взрослым. Есть родители, которые предпочитают ребенка опекать до последнего, а потом говорят, ты уже взрослый, разбирайся сам. В некоторых ситуациях от детей просто-напросто откупаются, такое часто бывает в состоятельных семьях: дорогие подарки, удовлетворение всех желаний. Но при этом очень мало искреннего общения!

У такого человека формируется потребительское отношение к родителям и к людям в целом, а такие понятия, как любовь, сострадание, совесть, отходят на второй план. Запросы все время растут, амбиции очень высоки. Умение получать удовольствие от простых вещей у таких детей не формируется, этому их попросту никто не научил. Чаще всего такие дети не умеют работать так же, как работают их родители на благо своих детей.

У этих молодых людей существует голод по искреннему общению, простым душевным человеческим взаимоотношениям, простым радостям жизни. Они знают слово любовь, но не понимают, как любовь выражается. Они не знают, что такое привязанность. Видят рядом с собой людей, которые могут радоваться, быть в хорошем настроении просто так – но сами так не умеют. И начинают искать другие способы получения удовольствия. Рано или поздно они встречаются с компаниями, в которых им предлагают выкурить сигарету, выпить алкоголь, принять наркотики. Когда молодой человек понимает, что от действия наркотика он получает то, чего ему хочется, выбирает его для себя как способ попробовать.

Первое употребление, как правило, никогда не дает желаемого эффекта. Это скорее неприятное впечатление. Однако желая получить тот эффект, о котором ему рассказывали, молодой человек повторяет попытки и со временем получает желаемый результат. Сначала ему кажется, что он контролирует свое состояние, может употреблять наркотики тогда, когда ему хочется, например, по   праздникам, (как и в случае с алкоголем). Впоследствии, когда растет толерантность, хочется употреблять его чаще, все сводится только к желанию найти и употребить наркотик.

– В чем основная сложность лечения наркозависимых?

– Если мы занимаемся лечением, мы должны изменить психологическое состояние человека, восполнить тот опыт, которого ему не хватает. Научить получать удовольствие от простых вещей. Просто идти по улице и наслаждаться прогулкой, совершить интересную поездку, смотреть хороший фильм, читать книгу, чувствовать тепло от общения с людьми…

Многим кажется, что наркомания лечится только таблетками. Человек принял их – и спустя время он должен стать здоровым. Но зависимость это такое дело, что излечиться с помощью медикаментов – антидепрессантов, антипсихотиков и других применяемых в нашей практике – не получится. Они лишь помогают преодолеть трудности, которые есть на данный момент.

Замечу: проблемы начинаются еще до того, как человек начал употреблять наркотики. Это необязательно ребенок из финансово неблагополучной семьи! Много тех, кто вырос во вполне обеспеченных семьях. Есть и те, чье воспитание просто пустили на самотек.

Либо в семье были серьезные перегибы в воспитании детей. Знаю несколько примеров, когда родители старались, чтобы ребенок «стал человеком», и считали, что жесткой дисциплиной добьются своего. В результате за любую провинность, за любую двойку следовали суровые наказания. Но если ребенок боится идти домой из школы, чувствует постоянную униженность, тревогу и страх, то, в конце концов, он начинает прятаться от этих чувств на улице, в компании, глушит свои переживания наркотиками.

Для того чтобы лечить зависимость, нужно человека «вернуть» в то время, когда он жил полноценной жизнью и чувствовал себя счастливым без наркотиков. Помочь ему вспомнить этот период. Психологически это очень сложно.

Есть большая опасность: после того, как пациент пролечился в стационаре медикаментозно, снял острые проявления зависимости, он, скорее всего, вернется в обычную для себя среду. В семью, в которой к нему относятся так же, как и относились до лечения. Надо понимать, что сама окружающая среда, в том числе собственная семья, является для такого человека болезненной. Его семья – не изменилась! Значит, он очень быстро вернется к употреблению наркотиков.

Именно поэтому к сотрудничеству в лечении мы приглашаем всех близких наркозависимого – и часто слышим ответ: это не мы больны, а он, пусть он и лечится. Родственникам сложно признать, что они тоже больны. Что больна вся семья. И что их ребенок избрал в отношении своей семьи такой способ войны.

– Есть ли в Мозырском районе реабилитационные центры, куда можно обращаться наркопотребителям? Существуют, насколько мне из- вестно, довольно эффективные программы пошаговой реабилитации наркоманов…

– Да, сегодня в нашей стране открыто множество реабилитационных центров для наркопотребителей. Некоторые из них работают по инициативе и под контролем религиозных общин. Один из таких центров находится в деревне Михалковская Рудня Мозырского района. Часто мы рекомендуем нашим пациентам обратиться туда, но религиозная основа многих отпугивает.

Если порассуждать, многие люди, которые сами излечились от наркозависимости, а сейчас руководят этими центрами, сами проделали огромный путь. Скорее всего, такое руководство, наставничество – способ для них самих удержаться в здоровом пути. Ребята из этих центров приходят к нам в стационар, чтобы беседовать с наркопотребителями, агитировать на отказ от наркотиков с помощью их системы. Соглашаются единицы.

Подобные центры полезны еще и тем, что они дают психологическую поддержку родителям, родственникам, мужьям и женам наркопотребителей. Многие консультируют онлайн. Если человек, в семье которого есть такая проблема, понимает, что такое, по сути, наркотическая зависимость, понимает состояние своего близкого, находящегося в зависимости, то ему проще и понять, как помочь. Все члены семьи наркозависимого должны работать с психологом, так как они тоже нуждаются в помощи. Все мы должны признать тот факт, что наркомания выходит из семьи.

Елена МЕЛЬЧЕНКО.

Требования созависимости

Адресовано членам семей и друзьям людей, имеющих зависимость: наркотическую, алкогольную, игровую и прочих.

  • Ты должен быть проблемой, чтобы мне было что решать.
  • Ты должен быть плохим, чтобы я был хорошим.
  • Ты должен быть больным, чтобы мне было о ком заботиться.
  • Ты должен страдать, чтобы я был утешителем.
  • Ты должен быть безответственным, чтобы мне за все отвечать.
  • Ты должен быть неуправляемым, чтобы мне всем управлять.
  • Ты должен врать и скрывать, чтобы я мог уличать.
  • Ты должен быть враждебным, чтобы мне было с кем бороться.
  • Ты должен быть опасным, чтобы мне было кого бояться.
  • Ты должен быть в опасности, чтобы мне было кого защищать.
  • Ты должен быть неумелым, чтобы мне было кого учить.
  • Ты должен быть невменяемым, чтобы я был опекуном.
  • Ты должен быть невыносимым, чтобы меня жалели.
  • Ты должен быть предателем, чтобы я был жертвой.
  • Ты должен быть преступником, чтобы я был судьей.
  • Ты должен быть тяжким, чтобы у меня был свой крест.
  • Ты должен быть беспомощным, чтобы я был всемогущим.
  • Ты должен нуждаться, чтобы во мне был смысл.
  • Ты должен быть зависимым, чтобы я был ценным.

Из открытых интернет-источников.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *