Бьет не значит любит

Помочь жертвам домашнего насилия бывает не так-то просто: сор из избы не выносим…

Насилие всегда где-то рядом. В буквальном смысле. Кто-то из читателей этого материала вспомнит, как слышал ругающихся за стеной соседей: с матерными криками, пьяными «выступлениями», оскорблениями, обвинениями, иногда даже со звуками драки… Много ли таких? Наверняка. Хуже, когда к крикам взрослых примешиваются жалобные детские мольбы: «Мама, папа, прекратите». Еще хуже, когда бьют и самих детей. Кто-то вызовет милицию. Кто-то горько или с раздражением усмехнется: опять соседи «бушуют». Сколько живых трагедий за стенами обычных городских квартир, сельских домов – даже правоохранители, которые чаще всего непосредственно выезжают на семейные скандалы, и специалисты службы социальной защиты видят только вершину айсберга. О том, как помогают жертвам домашнего насилия, а также о природе этого явления говорим с заведующей отделением социальной адаптации и реабилитации территориального центра социального обслуживания населения Мозырского района Татьяной Петровной ЯЗЕНОК.

– На базе ТЦСОН Мозырского района есть «телефон доверия» для людей, пострадавших от домашнего насилия. Расскажите о нем подробнее.

– Да, такой телефон есть – 22-52-38. Работает он в будние дни с 8.30 до 17.30. На телефоне дежурят наши психологи, которые оказывают экстренную консультативную помощь лицам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, в том числе и по факту домашнего насилия. Можем предложить психологическую помощь как на базе центра, так и по адресу проживания человека (для семей, находящихся в опасном положении (СОП), семей, воспитывающих инвалида, либо для самих инвалидов, для пожилых людей – в общем, всех тех, кто не может приехать самостоятельно в ТЦСОН).

Если необходимо, к работе подключается юрист: часто в семьях, где присутствует домашнее насилие, поднимается вопрос развода, раздела имущества, выплаты алиментов. Наш специалист поможет составить заявление в суд.

К сожалению, оказывать круглосуточную помощь ежедневно мы не имеем возможности. Если необходимо, можно также обращаться в Мозырский психоневрологический диспансер, там можно получить психологическую консультацию по телефону анонимно.

– Много ли к вам поступает звонков?

– За 2018 год на телефон доверия позвонил 81 человек. Третья часть всех звонков была связана именно с семейными скандалами, в том числе фактами физического насилия. Насилие – это не только побои. Вообще, сейчас выделяется 5 видов насилия: психоэмоциональное (словесные оскорбления и унижения, высмеивания), физическое (побои, принуждение к выпивке, курению, приему наркотиков – все то, что несет вред здоровью другого человека), сексуальное (насильственные действия сексуального характера, изнасилования), экономическое (отбирают и не дают деньги, требуют полного отчета о тратах, контролируют даже малейшие расходы). Пятый вид насилия, недавно принятый официально, – пренебрежение родительскими обязанностями по отношению к своим детям. Это когда дети постоянно ходят голодными, не имеют нормальных условий для жизни, никого из родителей не волнует, здоровы ли они. Это все очень серьезно сказывается на физическом и психологическом здоровье ребенка.

– Звонят преимущественно женщины?

– Да, в основном, они. Мужчины обращаются редко. В последнее время стало много обращений со стороны пожилых людей, которые испытывают насилие со стороны своего спутника жизни, тоже пожилого человека. Бывает так, что пока были рядом маленькие дети, семья выдерживала видимое благополучие. Но затем, когда дети выросли и создали свои семьи, накопившиеся претензии получили выход: и то не так, и это не так. Все это усугубляется, если вторая половина злоупотребляет спиртным: в таких случаях учащаются инциденты с физическим насилием.

К тому же играет роль экономическая ситуация: снижение достатка у людей, безработица. Пожилые люди проживают со своими нетрудоспособными детьми, с детьми, у которых не сложилась личная жизнь. Бывает такое, что сын или дочь вернулись из ЛТП или из мест лишения свободы, на работу не устроились. Но им хочется и выпить, и покурить, они начинают трясти из своих пожилых родителей деньги. И до рукоприкладства доходит.

С прошлого года тесно сотрудничаем с отделом правопорядка Мозырского РОВД. На наш адрес приходят информированные согласия. Когда человек вызывает милицию на семейный скандал, прибывшие сотрудники предлагают ему воспользоваться помощью нашей службы через информированное согласие. Если оно принимается, наш специалист связывается с жертвой домашнего насилия и предлагает помощь – психологическую, юридическую. В случае необходимости можем оказать содействие в размещении во временном приюте.

Кризисная комната – это как раз то место, где пострадавшие от домашнего насилия могут получить временный приют. Адрес комнаты не афишируется по соображениям безопасности: иногда насильники имеют склонность преследовать своих жертв.

Но я хочу сказать, что услугами временного приюта пользуются очень редко. В среднем два человека в год. В прошлом году, например, к нам обратилась молодая женщина, которая испытывала насилие со стороны супруга, уже бывшего. Он ревновал ее, поджидал после работы, даже мог побить. Ей было предоставлено убежище. Также пожилая женщина, доведенная мужем до отчаяния. Муж, будучи в состоянии алкогольного опьянения, начинал вспоминать все ее «грехи»: что она не так ему сказала, что не так сделала. Женщина не хотела тревожить своих взрослых детей, вовлекать их в скандал, поэтому обратилась на «телефон доверия» с просьбой о помощи. Кстати, номер нашего «телефона доверия» она узнала из газеты «Жыццё Палесся»: специально вырезала и сохранила, зная, что возможно, когда-нибудь пригодится.

Кризисная комната – это два спальных места для детей, спальное место для матери, кухня, где есть все необходимое, включая микроволновую печь, также ванная комната с душевой кабиной и санузлом. По сути, это как однокомнатная квартира. Убежище в комнате предоставляется бесплатно: единственное, продукты питания и гигиенические принадлежности необходимо приобретать за свой счет.

В комнате человек согласно подписанному договору может оставаться до 10 дней.

– Вся оказываемая помощь специалистами ТЦСОН конфиденциальна?

– Да, именно так. Вернее, при обращении за помощью к нашим психологам, при размещении в кризисную комнату мы просим указать паспортные данные. Но в другие службы информация не предоставляется, нам она необходима лишь для отчетности, чтобы вышестоящее руководство видело, что человек, который получал помощь, реален. При звонке на «телефон доверия» и вовсе можно не называть своего настоящего имени.

– Что роднит всех жертв домашнего насилия? Наверное, есть какая-то общая закономерность, которая заводит их в такую ситуацию.

– Это очень долгая и обширная тема. Как правило, домашнее насилие имеет свое начало в далеком прошлом. Если парень вырос в семье, где отец глумился над матерью, есть очень большая вероятность, что он будет использовать ту же модель поведения в отношении своей спутницы жизни. Маму он защищал, было ее жалко, но в отношениях со своей второй половинкой может занять именно позицию насильника. В него оказался заложен такой образ мужчины в семье – по подобию собственного отца, такое поведение в случае конфликта. Все-таки домашнее насилие – это из-за слабости. Человек не умеет решать конфликт другим путем: привык кулаком – и все. Также и женщины: если она выросла в семье, где было насилие над матерью, она найдет себе мужчину по образу и подобию своего отца. Для нее этот образ мужчины понятен.

Если в семье издевались над детьми – унижали, оскорбляли, били – они, вырастая, точно так- же себя ведут по отношению к своим детям.

Может такое быть, что мужчина, видя, как мать унижает отца, выберет себе такую женщину, которая будет унижать его. Насилие пойдет по цепочке…

В семье случаи насилия обычно имеют цикличность и со временем происходят все чаще.

– Почему так?

– Все участники привыкают. Например, мужчина поднял руку на женщину, затем раскаялся, начал просить прощения, задабривать подарками, она его простила. Видя, что наказания не последовало, насильник возьмет это как установку: можно безнаказанно выражать агрессию так, как вздумается, и за это ничего не будет, жертва не способна дать отпор.

У нас ведь принято не выносить сор из избы. Ситуации насилия умалчиваются, в том числе из-за страха постороннего вмешательства в личную жизнь семьи. Ведь как бывает: женщина вызвала милицию на семейный скандал, информация может быть передана в отдел образования, детей ставят на учет как находящихся в социально опасном положении. Это воспринимается как клеймо. И заинтересованным службам тоже следует помнить, что их задача – не «поучать», а поддержать и помочь.

Мы говорим женщинам о том, что можем оказать услугу временного приюта. Но не все соглашаются. Нужно еще решиться покинуть свой дом, бежать невесть куда. Многие живут от скандала до скандала, вызывая милицию. Может так случиться, что семейному дебоширу и соответствующая справка на работу придет, и работодатель предупреждает, что если подобное повторится, будет увольнение. Работу, особенно высокооплачиваемую, терять не хочется. Но если семейный тиран безработный либо имеет неофициальную, временную работу, работает вахтовым методом, то ему вообще все равно.

– Почему общество обвиняет по большей части жертву?

– Здесь все также довольно глубоко. Иногда действительно имеет место неосознанное провоцирование со стороны жертвы. После скандала, драки, унижения партнер-агрессор пытается избежать наказания, задабривая свою жертву вниманием, лаской, подарками, а партнер-жертва как раз хочет, чтобы с ним (с нею) обращались именно так… Получается, что таким извращенным способом жертва удовлетворяет свои потребности в любви и внимании. Видимо, поговорка бьет значит любит появилась отсюда.

К тому же в большей части насилие в семье совершается мужчинами и в большинстве случаев – в состоянии алкогольного опьянения. Взывать к совести, обвинять такого человека бесполезно и даже небезопасно, так как это провоцирует еще большие вспышки агрессии…

– Но почему женщина должна терпеть то, что ей не нравится? Не лучше ли просто уйти от такого человека, не тратя силы на его «перевоспитание»?

– А не всегда женщина уйдет. Часто они говорят, что пытаются «сохранить семью ради детей». Но за этим обычно стоит другое – ради того, чтобы не остаться одной. Какой-никакой, но мужчина в доме: «проспится и поможет по хозяйству, где-то и с детьми погуляет». Жаль только, что больше всего в ситуации домашнего насилия страдают дети, которые не только все это видят, но и сами подвергаются унижениям, побоям, либо родители, занятые постоянным выяснением отношений, просто детей не замечают. Дети перенимают модели поведения, и в дальнейшем им очень трудно построить свои собственные семьи как-то по-другому…

Повторюсь, «сохранить семью ради детей» – это лишь оправдание, а истинная причина кроется, как правило, в страхе одиночества, страхе еще большей ошибки. А что, если в дальнейшем личная жизнь не сложится? Что, если другой мужчина будет еще хуже? А тут хоть и скандалист, но хотя бы родной отец. А кому нужны чужие дети? Так рассуждают они.

Как поступать? Женщина сама делает выбор. Принимать решения за нее мы как специалисты не вправе, и навязывать какое-то решение тоже. В любом случае жертве важно попытаться лучше понять корни своих отношений с агрессором, чтобы сделать выбор на благо себе и своим детям.

Елена МЕЛЬЧЕНКО.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *