Мозырянин Антон Антоненко: «Чему научила меня работа? Жить здесь и сейчас»

Потеря родного человека – это всегда больно и страшно, это опустошение, стресс  и, как правило, отсутствие адекватного восприятия всего происходящего. Кому звонить? Куда бежать? Что делать? Родственники нередко оказываются застигнутыми врасплох. Поэтому важно, чтобы рядом оказались люди, способные не просто «оказать услугу», а поддержать, грамотно проконсультировать, а  еще лучше – взять на себя все неминуемые тяготы, хлопоты, связанные с организацией похорон и оформлением необходимых документов. Этим занимаются ритуальные агентства. «Вознесение» – одно из самых молодых в Мозыре. Однако, несмотря на это, недавно оно получило новый статус – «похоронный дом». Что вкладывают учредители в это понятие? Об этом и о многом другом мы говорим с руководителем этой компании.

Антону Антоненко 34 года. На рынке ритуальных услуг он почти 9 лет, за это время стал  организатором без малого двух тысяч похорон – более чем красноречивый  факт  о способности предвидеть и прочувствовать  все нюансы этого дня.

– Я  и предположить не мог, что останусь в этой сфере. Думал, временно. Но затянуло – неподготовленному человеку, который не в теме, наверное, это сложно понять и слышать. Похоронное дело – это не работа для меня. Это образ жизни. Кода ты спишь и ешь, а рядом – телефон. И ты каждую минуту на связи, потому что в 3 ночи или в 6 утра тебе звонят со скорбью, в растерянности: «У меня умер папа… мама… брат… дочь…» – и ты выезжаешь к людям, у которых случилась беда. Смерть всегда внезапна, ее не ждут. Бывало 2-3 суток на ногах, короткие пересыпы, думаешь: ну, вот сейчас прилягу – и снова звонок: «Антон, человек умер». Никогда не раздражался при мысли  о том, что нужно опять бежать на работу, а я не поел, не отдохнул, не посмотрел телевизор – вообще забыл, что это такое. Горжусь и благодарен всем, кто доверяет похороны своего близкого человека мне – это важная миссия. Человек должен прийти в этот мир и уйти достойно. Я знаю, как это организовать правильно, без заминок и проколов. И при этом оставаться ненавязчивым. Но всегда рядом.

 Когда умерла моя мама, мне было 17. Я готов был отдать любые деньги, только бы у меня  оставалось как можно больше времени, чтобы побыть с ней рядышком. Но тогда не было ни одного ритуального агентства,  мы сами искали транспорт, договаривались со священником, организовывали поминальный обед. Сегодня, когда прошу принять соболезнование, это не дежурная фраза для меня, я хорошо помню, что чувствует в этот момент человек и в чем он нуждается, – прошел сам через все это, – рассказывает Антон. – Процедуры с усопшим  (косметические, гигиенические, переодевание и т.д.),  которые я осуществляю самостоятельно, занимают на самом деле не так много времени, основная работа – это общение с родственниками, у которых могут быть свои пожелания и представления об этом дне, иногда весьма далекие от традиций. Мы знаем  историю обрядов всех регионов Беларуси, специфику разных конфессий, правила составления прощального слова – если необходимо, произношу речь. В последнее время это становится некой традицией. Я начинаю – собравшиеся, кто считает нужным, продолжают… Людям стало важно говорить, это как очищение для них. Я слышу слова о любви, прощении, раскаянии… Самое искреннее, от души звучит  всегда здесь, на кладбище: «Если бы ты был жив, я бы тебе сказал, я бы тебе признался, я бы сделал…». В такие минуты хочется сказать всем, кого вижу: просите прощение сейчас, не стесняйтесь своей любви, нежности… Хотите услышать кого-то из родных вашему сердцу людей – возьмите телефон в руки, позвоните. Не живите планами,  не откладывайте на завтра свою жизнь, будьте здесь и сейчас.

– Что существенное изменилось в «Вознесении»? Почему приняли решение слово «агентство»  заменить на «похоронный дом»?

— К этому шли в течение года нашей работы. Безусловно, это ни в коем случае не просто смена названия. До  «похоронного дома» надо было  дорасти. Начинали мы с оказания помощи на этапе похорон: работа с усопшим,  копка могилы, услуги носильщиков, предоставление специализированного транспорта, оформление документов. Вскоре у нас появилось собственное производство: мы предлагаем памятники, ограды, венки – цена на эти товары стала максимально доступной. Весь ассортимент нашей продукции представлен в двух магазинах, один находится по адресу бульвар Страконицкий, 22, а второй, который мы открыли буквально на днях, в четверг,   по. ул. Нефтестроителей, 10. Готовы теперь и оказывать благоустройство могил: облицовка плиткой, укладка тротуарной плитки. К нам обращаются и за  уходом за новыми или давними захоронениями. Наша голубая мечта – организация собственного просторного прощального зала, он у нас обязательно будет!

Если  же говорить о морали и душе, то назвали «дом», потому что при этом слове возникают теплые ассоциации. Это место, где вас поймут и поддержат, помогут. Не важно, станет ли человек нашим заказчиком, мы в любом случае  окажем ему при обращении всю необходимую информационную помощь.  Есть категория людей, которая готова сама заняться оформлением бумаг, связанных со смертью родственника, – в заботах им легче справиться с горем. Но есть и те, кто не в состоянии ходить по инстанциям, узнавать и оформлять – таких большинство. Особенно если это касается репатриации –транспортировки умершего человека из другого города, региона или страны к месту предполагаемого захоронения, как правило на родину покойного. Такая процедура сопряжена со множеством проблем, основные трудности возникают при перевозке через границу. При необходимости мы подготовим все необходимые документы и обеспечим доставку из Беларуси или в Беларусь из-за границы к месту погребения с соблюдением всех требований и формальностей.

Мы пришли к тому, что уровень ритуального обслуживания в Мозыре в организации похорон и проведении траурной процессии нужно поднимать на новый уровень. Здесь «потолка» быть не может.  Каждый из моих коллег – специалист своего дела, каждый знает, что он делает и зачем. В качестве еще одного предмета для моей гордости: работников «Вознесения» отличает корпоративный стиль одежды – строгий костюм. Этим  мы отдаем дань уважения умершему человеку и его близким, нарушение же дресс-кода на похоронах ритуальными агентами выглядит сегодня, считаю, как минимум, моветоном.

– Какое народное мнение о работе ритуальных агентств вы хотели бы изменить?

– В простонародье нас называют «похоронщиками». Обидно ли это? Нет, не обидно. И не унизительно. Может быть, так  для кого-то, но не для нас. Для меня это не бизнес. Это работа, требующая особых трудозатрат, личного времени, эмоций. Это услуга. И повторюсь: горжусь, что мне доверяют, меня выбирают из тех, кто может достойно организовать весь процесс похорон. И не важно, кого: известного бизнесмена или бомжа – смерть уравнивает их положение. Когда к нам обращаются, говорят: «У нас умер человек».  И не важно, кем он был в жизни, его социальный статус, – Человек! Его мы должны провести в последний путь достойно. Любой этого заслуживает.

Сейчас в Мозыре  5 крупных агентств и несколько мелких. Не могу сказать, что это много, хватит. Есть примеры, когда на 40-50-тысячный город приходится 8-9 похоронных агентств. У нас эта ниша еще не вся занята. В день у нас может быть  от 1 до 5 похорон, а бывает затишье. Строгой статистики нет, но заметил, что больше умирают в жаркие летние месяцы и зимой, в декабре. На это влияют также периоды луны: суицидники будто чувствуют порывы друг друга, совершают самоубийства парами. Если более трех похорон, теряется качество их проведения. Так что, при желании на этот рынок может прийти  кто-то еще.

Часто наблюдаю настоящее шараханье от нашего транспорта, нервозность, злобу. Но, когда позже этому же недовольному жалобщику приходится к нам обратиться, он меняет свое мнение на диаметрально противоположное мнение: без такой службы пришлось бы туго.

Похоронный дом «Вознесение»

Наши контакты:  8(029) 809-77-77 – КРУГЛОСУТОЧНО, 8(029) 809-55-55, –  ежедневно с 8.00 до 20.00.

Наши магазины работают по адресу: г. Мозырь, б. Страконицкий, 22 (ориентир – озеро в д. Бобры), ул. Нефтестроителей, 10 (ориентир – ТД «Белфут», 16-этажка).

Наш сайт: voznesenie-rit.by.

– В России появилась услуга прижизненного договора на погребение. «Пожилые люди, – рассказывают руководители ритуальных агентств страны-соседки, – готовы говорить о смерти, они готовятся к ней, откладывают деньги,  за которыми, как мы знаем из криминальных сводок, активно охотятся мошенники. Прижизненный договор – это возможность заранее решить все вопросы, касающиеся процедуры прощания и погребения, а также избавиться от необходимости откладывать деньги, беспокоясь об их сохранности. Оплатить все выбранные услуги человек может сразу или в рассрочку. А родственники и доверенные лица будут знать, куда обращаться в случае несчастья». Как вы относитесь к такой услуге, взялись бы за заключение подобных договоров?

– Я против. Мысли материальны, их можно визуализировать, притянуть. Я за то, чтобы люди не думали о своей кончине. Живите! Долго! Счастливо!

Честно говоря, к нам приходят старенькие бабушки с такими просьбами. Гоним прочь. И они тогда, счастливые, идут домой.

Несколько слов о «черном дне»: деньги на погребение государством выделяются, их хватает. У стариков нет никакой нужды собирать средства себе на похороны. И  еще к сведению: большинство ритуальных агентств работает без предоплаты.

– Бывали ли случаи, когда из провожающих в последний путь – ни души?

– Не раз. Вот пример: дочь хоронила отца, приехала, отдала деньги и уехала.  Часто сами хороним одиноких стариков из домов престарелых. На всякий случай похороны снимаем на видео, запись храним год: вдруг у кого-то возникнут претензии или вопросы.  Запоминается, когда у гроба – только родители. Ни одного друга-наркомана или алкоголика. В веселье, гулянках ты  нужен всем, а по-настоящему, безусловно –  только двоим, тебя породившим.

– Научились ли абстрагироваться, защищаться от чужих эмоций во время процессии?

–  Ко всему можно привыкнуть. Вырабатывается иммунитет, но только не в том случае, когда хоронишь детей. Я сам отец, поэтому  эта тема для меня особенно щепетильна.  Мы не берем за это денег. Обращаются – помогаем.

– Чему научила вас ваша работа?

– По-настоящему ценить время, секунды. Я верю в Бога, хожу в церковь. Но думаю, что смерть – это стоп. Не нужно откладывать  все хорошее, что может быть сегодня, на потом. А еще берегите себя и близких, их потеря – это настоящая беда.  Все остальное можно исправить.

Ольга АРДАШЕВА.

 

Мозырянин Антон Антоненко: «Чему научила меня работа? Жить здесь и сейчас»: 1 комментарий

  • 24.06.2018 в 22:45
    Permalink

    Пожалуй лучший похоронный дом у нас в городе, по ценам на услуги и товар (собственного производства) ! И самое главное ,человеческое отношением к работе и обратившимся за помощью к ним

    Рейтинг комментария:Vote +1+13Vote -1-2

Комментарии запрещены.