«Ночью может понадобиться даже гематоген». Все подробности работы мозырской дежурной аптеки

Корреспондент газеты «Жыццё Палесся» побывала в единственной в городе дежурной аптеке и посмотрела, кто приходит за лекарствами, когда все остальные аптеки города уже закрыты.
В половину девятого вечера аптекарь дежурной аптеки по адресу: Интернациональная, 156 заступает на смену. Я на месте с 21.00. Перед окошком аптекаря толпятся люди: еще не наступил тот час, когда поток посетителей аптеки поредеет. Да и не факт, что он поредеет до ночи, говорит мне потом фармацевт-рецептар Татьяна Федоровна Витковская. Ей коротать ночь за аптечным прилавком. А ее дневная напарница, тоже фармацевт-рецептар Елена Анатольевна Перебоева уже закончила смену, она завершает счетоводские дела и собирается домой.

…В аптеке несколько посетителей. Молодой мужчина, склонившись к окошку кассы, просит капли для глаз. Говорит, жена делала маску для волос и маска попала в глаз.

– А что беспокоит? – интересуется аптекарь.
– Да покраснел глаз… Жена прочитала в интернете, какие капли нужны, за ними и отправила.
– Ох уж этот интернет, – качает головой аптекарь. – Лучше врачу показаться.
Мужчина разводит руками…

Кто приходит в аптеку поздно вечером и ночью? Люди, которые попали в приемный покой больницы, либо вызывали «Скорую помощь», не были госпитализированы, но получили назначения врача. Родители маленьких детей: температура, болит ушко, животик. Был случай, когда ночью приехал мужчина за шампунем и зубной щеткой. Объяснил, что едва с самолета, и нужно срочно почистить зубы и помыть голову.

Приходилось подбирать лекарства и для животных – собаке, коту, занедужившим ночью. Один раз даже за лекарством для коровы приехали из Наровли. Корова в ночь отелилась, были какие-то проблемы. Приезжие из Наровли, Петрикова – в аптеке не редкость. Раньше много людей приезжало ночью из Калинкович, сейчас у них в городе открылась своя дежурная аптека, поэтому в мозырскую аптеку калинковичане стали наведываться редко, рассказывают мои собеседницы.

– Слышала, что в аптеки по ночам ходят люди, которые желают выпить или опохмелиться настойкой боярышника…

Елена Анатольевна:
– Уже больше 10 лет работаем в ночные смены. Но думается, если промониторить все мозырские аптеки на предмет продажи спиртосодержащих препаратов, мы будем на последнем месте. Да, поначалу, когда начинали работать в ночные смены, случались и курьезы. Помню, пришел мужичок, такой взбудораженный, взъерошенный, будто у него что-то случилось. Смотрит с надеждой и говорит: «Боярышника… два пузыречка!». Когда он услышал в ответ: «Извините, боярышник у нас только в таблетках», то сразу поник. Оказалось, из деревни Гурины шел за настойкой.

Мы и в дневное время обращаем внимание на то, кто покупает спиртовые препараты, и в каких количествах. Однажды я продала мужчине пузырек корвалола. Через пару минут он возвращается и опять просит продать ему корвалол. Я понимаю, что предыдущую бутылочку он выпил за порогом. Говорю: «Вы только что покупали, у меня есть кассовый чек, больше не отпущу». Он отвечает: «Я должен оказать первую помощь… Вы обязаны продать!». Отказалась, он ругаться начал, стучал в окно. Пришлось милицию вызвать.

Татьяна Федоровна имеет большой стаж работы в фармацевтике. Как и ее коллега Елена Анатольевна. На вопрос, сколько лет они в профессии, женщины смеются.

– Мы обе учились в Советском Союзе. Тогда было всего три медицинских училища, где учили на фармацевтов. В Ленинграде, Могилеве и во Львове. Мы заканчивали Могилевское медицинское училище, фармацевтическое отделение. И в то время распределяли по всему СССР, но мы попали в родной Мозырь.

– Раньше для аптекаря было обязательным уметь готовить лекарства?

Татьяна Федоровна:
– Аптекари и сейчас умеют. Если надо, приготовим. Конечно, практики давно нет, но дело свое помним. Очень интересная работа! Ее не забудешь… (с ностальгией в голосе). Мне довелось в Наровле поработать и аналитиком, и заведующей аптекой. В обязанности аналитика входило проверять изготовленные в аптеке лекарства. Это очень серьезно: не дай бог в инъекционном растворе будет путаница в дозировках. Вплоть до молей все высчитывалось.

В Мозыре единственная аптека, в которой еще готовят лекарства, находится на улице Рыжкова. Есть также внутрибольничные аптеки, где готовят специальные инъекционные растворы. Так что аптекарское дело, несмотря ни на что, живо.

Лекарства в дежурной аптеке, как и в большинстве других городских аптек, уже не готовят, но ответственности у фармацевтов меньше не стало.

Елена Анатольевна:
– Одна из главных заповедей медика – «Не навреди». Если к нам приходят с рецептом, мы обязаны проверить правильность его заполнения. Все ли печати проставлены, правильно ли написаны рецепты, даже на возраст пациента нужно обратить внимание. Это добавляет определенные сложности в работе с нашими посетителями. Надеемся на понимание, ведь именно так скрупулезно аптекарь и должен работать.

А мы работаем с людьми. Иногда переспросишь у человека по нескольку раз, какое лекарство нужно, иногда приходится дополнительно объяснять, как принимать назначенный препарат.

Скоро во всех медучреждениях перейдут на электронные рецепты. Нам, аптекарям, будет проще работать. Иногда не так-то просто расшифровать, что написал в назначении врач!

– Ах, ну да, эти анекдоты о том, что кроме аптекарей, никто не поймет написанное врачом…

– И то не всегда. Бывает, приходится звать «подмогу», всей аптекой расшифровываем почерк врача. В нашей работе тоже важна каждая мелочь, ведь для пациентов мы последняя инстанция, с которой начинается их лечение.

– Наверное, часто вы еще и первая инстанция. Не все идут к врачу, кто-то предпочитает лечиться сам.

Татьяна Федоровна:
– К сожалению, это так. Мы просим у наших посетителей: обратитесь к врачу. Бывает, приходят за лекарством, просят: «дайте от такого-то», и понимаешь, что человеку надо к врачу обязательно. Но не обращаются, скорее, прочитают в интернете, как надо лечиться. И лечатся.

Есть перечень препаратов, которые отпускаются без рецепта. Но перед приемом любого лекарственного средства не лишним будет посоветоваться с врачом. Иногда человек предпочитает закрыть глаза на болезнь, предпочитает глушить симптомы обез-
боливающими, а потом приходится лечиться гораздо дольше, и вкладывать в лечение много денег.

– Может, просто люди приходят занятые?

Елена Анатольевна:
– Помню, много лет назад я опоздала в санаторий. На один день. Когда я приехала, врач, уже пожилая дама, спросила, почему я опоздала. Я ответила, что была занята на работе. На что она сказала мне: «Сейчас вы здоровы и нужны всем. Без здоровья вы на работе нужны не будете». И это правильно. О здоровье нужно помнить всегда.

Чтобы не выпадать из строя, нужно, во-первых, заниматься профилактикой заболеваний, вести здоровый образ жизни, а во-вторых, хорошо пролечиваться, если заболели, не переносить на ногах.

Мои собеседницы рассказывают: они работают в учреждении, входящем в сеть дежурных аптек по всей стране. Ночной режим аптеки не приносит большую прибыль, все же поток покупателей меньше, чем днем. А зарплату работникам платить нужно, да и оборудование работает, тратится электроэнергия. Но, несмотря на это, дежурная аптека очень важна для города.

Елена Владимировна:
– Мы нужны людям. Я сама в этом убедилась, когда возникла необходимость покупать лекарства ночью. Приехала на работу как покупатель.

– Опасно ли работать ночью?

– Да, это потенциально опасно. Но мы работаем, у нас есть тревожная кнопка. Аптека под охраной. Если возникает опасность, милиция приедет очень быстро. Ночью аптека закрывается на ключ, есть окошко со звонком.

– А бывает, что люди стесняются покупать какие-то лекарства?

Татьяна Федоровна:
– Я думаю, мы уже переросли это. Гораздо больше стесняются люди старшего возраста. А молодежь смело просит, что им нужно. Думаешь, молодцы какие… Помню, прибежал мальчик. За тестом на беременность. «Вы не подумайте, это не мне! Это маме!» (смеется).

– Часто ли возникает недопонимание с покупателями?

– С людьми вообще тяжело работать. Объясняю: «Я не могу вам отрезать две таблетки от блистера». Или «отколупнуть», как они иногда просят. Препараты бывают дорогие, вот, пожалуйста, упаковка 10 таблеток – 26 рублей (показывает). Но продавать таблетки поштучно мы не имеем права!

Елена Анатольевна:
– Мы обязаны продать человеку лекарство с обозначением. Даже если мы продаем только один блистер из пачки, там должно быть название, дата выпуска, срок годности, и чтобы это было читаемо. Человек приходит домой и хранит у себя эти лекарства. Как он спустя время определит без упаковки, что это за таблетка? Иногда на нас обижаются и злятся, но мы не можем работать по-другому.

– В основном люди предпочитают белорусские препараты или их иностранные аналоги?

Елена Анатольевна:
– У каждого свое мнение. В рецепте или в листке назначения врач пишет международное непатентованное название препарата. У него может быть множество производителей. Предлагаем на выбор несколько, с разными ценовыми категориями. Здесь уже выбор за пациентом. Кто-то предпочитает отечественные лекарства, кто-то доверяет иностранным. Самое главное, чтобы человек верил в выздоровление.
У нас в аптеке очень большой выбор препаратов, включая все препараты, производимые в Беларуси.

– А какие лекарства чаще просят по ночам?

Елена Анатольевна:
– Сложный вопрос. Наверное, любые… В сезон простудных заболеваний чаще берут противопростудные препараты, летом – от ожогов и также жаропонижающие. Для детей, особенно маленьких, чаще берут жаропонижающие, обезболивающие.

Бывало, и тонометры ночью покупают. И счастливые папы, у которых ночью родились детки. Отвезли роженицу в роддом, что-то забыли, надо срочно докупить. Очень приятно в этот момент смотреть на мужчин. Но, вообще, всякое бывает.

Интересно, что в этот самый момент Татьяна Федоровна принимает покупателя – мужчину. Приехал из родильного дома: срочно нужен пессарий акушерский для супруги.

Не единственное стечение обстоятельств за вечер: Елена Анатольевна рассказывает мне, что в период полнолуния (включая несколько дней до и после него) можно наблюдать, как люди становятся более «колючими», взвинченными.

– Бывает, замечаем за покупателями нервозность, а потом смотрим на лунный календарь – ничего удивительного.

Мой визит как раз пришелся на 14-е лунные сутки. До полнолуния оставалось всего пару дней. Об этом я еще не знала, когда две девушки, зашедшие одновременно в аптеку, начали громко выяснять отношения. К счастью, конфликт быстро сошел на нет.

Татьяна Федоровна:
– Был случай, когда прибежал в четвертом часу ночи мужчина. Астматик. Ему срочно нужен был противоастматический препарат. Свой баллончик он потерял, а тут на беду случился приступ. Он вызвал такси – и скорее в аптеку. Вижу, что мужчина задыхается… Даю препарат, он разрывает упаковку, применяет, вздыхает с облегчением: «Успел».

Елена Анатольевна:
– Люди, бывает, ругаются, что мы требуем рецепт. Помню одну женщину, она сильно кричала на нас, дескать, ей, ветерану труда, не могут продать лекарство. Очень расстроила. Я не отменяю ее заслуг, мы благодарны ветеранам. Но как объяснить, что, продавая рецептурные препараты без рецепта, мы можем потерять работу, от которой зависим?! Рецепты у нас хранятся, и в любой момент могут проверить, как мы отпускаем препараты.

Работа у фармацевтов дежурной аптеки сложная. Круглосуточно, по сменам. И даже с окончанием смены аптекари домой не спешат – вот как и сейчас Елена Анатольевна, несмотря на позднее время, возится с бумагами и отчетами. Иной раз смена выпадает на праздники – и тогда пост за прилавком становится по-настоящему «боевым». Особенно запоминающимися выходят новогодние ночи. Мои собеседницы вспоминают случай, когда в новогоднюю ночь за пять минут до двенадцати в аптеку постучались двое парней… за гематогеном.

– Люди хорошо отпразднуют, а потом начинают ликвидировать последствия. Кто за лекарством от живота, кто за таблетками от головной боли. С утра и до вечера первого января – очень сложный рабочий день!

И, конечно, согревают приятные моменты в работе, когда благодарят за помощь, говорят комплименты.

– Однажды услышала, как из-за стойки маленький мальчик сказал маме: «Мама, в этой аптеке такие красивые аптекарши!» – рассказывает напоследок Елена Анатольевна.

Елена МЕЛЬЧЕНКО.
Фото автора.