Как лечат туберкулез, можно ли заразиться от кашляющего в автобусе и многое другое в интервью с О.И. Чернышевой

«Звоним родственникам, друзьям, сожителям, чтобы они уговорили нашего пациента прийти на лечение». Корреспондент газеты «Жыццё Палесся» разбиралась, чего конкретно стоит опасаться, и как сегодня лечат от туберкулеза в Мозырском противотуберкулезном диспансере.


Помню времена, когда реакция Манту (у нас ее почему-то называли прививкой) была неотъемлемой частью жизни любого ребенка. Мы, дети, толком не понимали, зачем ее делают, но передавали друг другу, что «мочить ни в коем случае нельзя». Маленькое красное пятнышко на руке было пугающим…

С заведующей Мозырским противотуберкулезным диспансером Ольгой Игоревной Чернышовой я побеседовала о том, как сегодня борются с туберкулезом, с какими сложностями сталкиваются пациенты и те, кто их лечит.

– Туберкулез – это инфекционное заболевание, которое может поражать многие органы и ткани, помимо легких, – рассказывает Ольга Игоревна. – Бывает туберкулез костей, туберкулез почек, туберкулез кожи… Но чаще возникает и является наиболее опасным в плане заражения именно туберкулез легких.
Заболевание вызывается туберкулезной палочкой, или микобактерией tuberculуsis. Попадая в организм человека, она либо вызывает заболевание, либо длительное время находится в организме в скрытой форме. По факту, большинство населения планеты инфицированы туберкулезной палочкой. Мы с вами являемся ее носителями. А болезнь может развиться тогда, когда у человека слабнет организм, также на фоне длительных заболеваний, иммунных неполадок в организме, нездорового образа жизни, плохого питания, хронического алкоголизма и т.д. Болезнь может начать развиваться и в том случае, если у человека произошел тесный и длительный контакт с больным, выделяющим в окружающую среду возбудителя.

Туберкулезная палочка чаще поражает легкие. При этом в легких происходит образование туберкулезных бугорков. Это разрастание соединительной ткани, внутри которой появляется некроз. То есть, ткани частично расплавляются. То же происходит и с другими пораженными туберкулезом органами и тканями.

– Сколько в Мозыре больных туберкулезом – взрослых и детей?

– Детей и подростков, больных туберкулезом, у нас, к счастью, нет. Из взрослых за 2018 год впервые выявлены 17 человек: 12 человек с туберкулезом легких, 5 человек – с внелегочным туберкулезом (костей и суставов).

– Внелегочной формой также можно заразиться воздушно-капельным путем?
– Скорее, при туберкулезе костей свою роль играет внутренняя, эндогенная, инфекция, которая проявляется при ослаблении организма. Чаще это люди с дополнительными серьезными заболеваниями, например, онкопатологией. Но нельзя и исключать, что заражение произошло от больного туберкулезом легких. Потому что, попадая в легкие, туберкулезная палочка в них не оседает, а проникает в кровоток и разносится по всему организму, проявляется там, где максимально снижены естественные защитные силы организма. Как в поговорке: где тонко, там и рвется.

– Можно ли составить типичный портрет больного туберкулезом? Это асоциальный человек?
– Не все больные туберкулезом подходят под данный портрет. Асоциальных людей среди больных туберкулезом примерно половина. Это люди, злоупотребляющие алкоголем или наркотиками, без определенного места жительства. Но другая половина – благосостоятельные граждане.

– Тогда как они заболевают?
– В последнее время речь идет о том, что большое значение в развитии туберкулеза имеет стресс. Человек может вести благополучную жизнь, иметь работу, деньги, но при этом находиться под постоянным гнетом рабочих проблем, либо внезапно утратить что-то важное, или потерять близкого человека, либо иметь сильные переживания по другому поводу. Это все может активизировать туберкулезные палочки.

– А где и как можно заразиться? Если я, допустим, проеду 10 минут в автобусе рядом с кашляющим человеком асоциального вида, который может оказаться больным туберкулезом, я обязательно заболею сама?
– При таких обстоятельствах маловероятно. Начнем с того, что если это человек с установленным диагнозом туберкулез, и он представляет опасность для окружающих, то по закону он должен находиться на лечении в стационаре. Если же человек болен, но не обследовался и не знает об этом, тогда нужен длительный, не менее четырех часов, тесный контакт с таким человеком в плохо проветриваемом помещении. Тогда да – есть вероятность заражения. А проехав в автобусе рядом с человеком, который кашляет, вы, скорее, подхватите грипп, но не туберкулез.

– Для лечения туберкулеза существуют отдельные диспансеры и отдельная медицинская отрасль фтизиатрия. Это значит, что туберкулез очень опасное заболевание?
– Да, это серьезная болезнь, которая внесена в список социально опасных заболеваний и ставит под угрозу здоровье населения. Раньше, в 90-е годы, выявлялось по 100-150 новых заболевших в год. Можно представить масштабы проблемы: эти люди не только выпадали из социальной жизни, но и ставили под угрозу здоровье других людей. Действительно, туберкулез серьезное заболевание, требующее индивидуального подхода к каждому пациенту.

Туберкулез излечим! На данный момент очень мало пациентов, которым не удается вылечить туберкулез. Бактерия, вызывающая болезнь, как и любые другие микробы, может приобретать устойчивость к препаратам. Иногда складывается ситуация, что устойчивость развивается практически ко всем лекарственным средствам против туберкулеза. Это называется широкой лекарственной устойчивостью. Но в большинстве случаев подбор возможен, к тому же появляются новые препараты.

Никто не застрахован от этой болезни. Единственное, что можно сделать – беречь свой организм. Полноценно питаться, избегать вредных привычек, бороться со стрессами, улучшать жилищно-бытовые условия.

– Может ли туберкулез пройти сам?
– Может, но это бывает редко. Для этого организм должен быть достаточно крепок, а как мы уже говорили, в крепком организме туберкулезу самому по себе будет проблематично развиться. В последнее время спонтанных случаев излечения не фиксируется.

По словам Ольги Чернышовой, важно, чтобы врач находил с пациентом общий язык. Это бывает нелегко: пациенты могут отрицать свой диагноз. К тому же, часть из них асоциальные личности.  Особенность лечения туберкулеза в том, что оно контролируемое. Пациент каждый день приходит в диспансер, и под контролем работника выпивает препараты. Так же контролируется прием препаратов и в стационаре.

– Когда прием препаратов длится от 6 месяцев до 2 лет, то пациенты становятся уже нам как родные, – улыбается моя собеседница. – Мы знаем всю их подноготную, их семейные перипетии, всех сожителей, родственников и друзей. Связываемся с ними, просим, чтобы оказали воздействие, и совместными усилиями добиваемся того, чтобы пациент пришел на прием препаратов. Бывает, пациенты уходят в запои на 2-3 недели, тогда мы взаимодействуем с РОВД. В крайних случаях подаем документы в суд Мозырского района. В случае положительного решения суда о принудительной госпитализации, мы вместе с милиционером и медсестрой разыскиваем пациента, садим в машину (иногда даже приходится в наручниках, учитывая буйный нрав некоторых наших пациентов) и везем его в Гомель. В областной туберкулезной клинической больнице работает специальное отделение для принудительного лечения, где есть милицейские посты и блокирующие устройства на окнах. Обычно весь период лечения они проводят там.

Принудительное лечение – это кнут. Но для наших проблемных пациентов у нас есть еще и пряник – социальная поддержка, которую мы оказываем при помощи благотворительных организаций и районных властей. Одна из форм поддержки – продуктовые наборы высококалорийного питания. У части пациентов нет возможности питаться нормально в силу их асоциальности, а при лечении туберкулеза очень важно активировать восстановительные силы организма. Для этого нужно высококалорийное питание. Продуктовые наборы выдаются пациенту, если он за месяц принял не меньше 22 доз противотуберкулезных препаратов. У нас есть специальные карты лечения, где каждая доза отмечается. В месяц выдается 2 набора, и каждый раз наборы меняются. В них входят сахар, сгущенное молоко, макароны, сливочное масло, тушенка и другие калорийные продукты. Кроме того, многим пациентам бесплатно дают проездные билеты, с ними также помогает Красный Крест.

Новый метод контроля за лечением, который тоже внедрен при помощи Красного креста – видеоконтролируемое лечение. Он для более сознательных пациентов. Мы заключаем договор с пациентом и выдаем ему смартфон с предоплаченным интернет-трафиком. Таблетки пациенту выдаются на две недели с собой. Каждая дневная доза расфасована. На смартфоне есть специальная программа для записи видео. Обучаем пациента, как принять препараты, чтобы их было видно на видео, даже рассказываем, из какого стакана запивать. Нужно из прозрачного, иначе он может выплюнуть таблетки обратно в стакан. После необходимо проговорить кодовую фразу, чтобы было видно, что во рту ничего не осталось. После окончания записи видео автоматически отсылается на специальный интернет-ресурс. Эту запись может просмотреть только лечащий врач пациента, зайдя под своим логином и паролем.
После того, как пациент удачно закончил лечение, смартфон остается ему в личную собственность.

– Вы лечите пациентов из мест лишения свободы? Есть стереотип, что в исправительных учреждениях очень распространен туберкулез.
– У пациентов, которых выявлен туберкулез во время их нахождения в исправительных учреждениях, есть своя исправительная колония № 12, которая находится в Орше. Это тоже, по сути, колония, только специальная, и там пациенты лечатся до окончания сроков наказания. Если по окончанию срока у них сохраняется туберкулез, его направляют для дальнейшего лечения в противотуберкулезный диспансер по месту жительства. Однако мы консультируем местные исправительные учреждения, особенно если нужна помощь в постановке диагноза. Что касается распространения туберкулеза в исправительных учреждениях, то это было актуально когда-то, но не сейчас. За последнее время в колониях серьезно снизился уровень заболеваемости туберкулезом – все благодаря контролируемому лечению.

– Как медики защищаются от заражения опасным заболеванием?
– Мы соблюдаем меры инфекционного контроля. В диспансере практически везде есть щелевые облучатели. Это лампы бактерицидного действия, которые работают постоянно.

Большему риску подвергаются доктора, медсестры и младший медперсонал, работающие в стационаре. Персонал носит сменную спецодежду, в которой даже не спускаются на нижние этажи. Используются специальные средства защиты органов дыхания: не обычные медицинские маски, а респираторы второго класса защиты. Эти респираторы медики носят весь рабочий день, не снимая. У каждого пациента есть марлевая повязка, при нахождении в палате кого-то из персонала пациент обязательно ее надевает, а маска регулярно меняется.

– Расскажите о современной диагностике туберкулеза у детей и взрослых.
– У детей выполняется два варианта: аллергическая проба «Реакция Манту» для детей младше 7 лет, и аллергическая проба «Диаскинтест» для детей постарше. На данный момент реакцию Манту и диаскинтест делают не всем детям, а только из группы риска: дети и подростки, проживающие в общежитиях, из социально неблагополучных семей, инвалиды, беженцы и мигранты, некоторые другие категории. У взрослых главным методом диагностики туберкулеза является флюорография. Она позволяет выявить начальные изменения в легких. Если что-то не нравится врачу-рентгенологу, он отправляет на дополнительное обследование.

В диспансере работает микроскопический центр бактериологических исследований. Там можно сделать микроскопию мокроты – самый быстрый метод, но наименее точный. Зато он быстро определяет заразность. Если анализ положительный, значит, человек стопроцентно представляет угрозу заражения. Также в центре делают бактериологический посев, это длительный анализ, дает результат через 2-2,5 месяца. С февраля 2017 года у нас работает замечательный метод молекулярно-генетической диагностики, аппарат называется «Джин-эксперт». С его помощью можно очень быстро узнать, есть ли у пациента туберкулез, и как его лечить, потому что в Мозыре лечится только лекарственно чувствительный туберкулез. Все, кому надо подбирать индивидуальную схему, лечатся либо в Гомеле, либо в Минске.

Лечение туберкулеза, особенно лекарственно устойчивого, дорогое. Но все расходы берет на себя государство. Для пациентов лечение бесплатное.
Из года в год у нас уменьшается заболеваемость туберкулезом. Туберкулез включен практически во все государственные программы по здравоохранению: лечение нельзя пускать на самотек. Это долго, но без этого никак.

Елена МЕЛЬЧЕНКО.
Фото автора.