Калинковичско-Мозырская операция 1944 года: ключевые аспекты современного осмысления

8 января — 75 лет с начала Калинковичско-Мозырской операции, которая продолжалась до 30 января 1944 года. Это была одна из серии наступательных операций Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА), направленных на освобождение белорусской земли от германской оккупации. Калинковичско-Мозырской операции предшествовали Гомельско-Речицкая и Витебская операции.

 

При их планировании Ставка Верховного Главнокомандования была убеждена, что к началу 1944 года будет поставлен крест на германском военном присутствии в восточной части Белорусской ССР, германцы перестанут хозяйничать в столице этого субъекта советской федерации. Однако конечные результаты данных операций не соответствовали ожиданиям на самом верху. В гораздо большей степени это касалось Витебской операции. Здесь продвижение советских войск было ничтожно мало. Оно оказалось несравненно большим в Гомельско-Речицкой операции, хотя и в данном случае не все задачи были решены. Почему же так произошло? Дело в том, что Ставка допустила просчет в оценке необходимой для операций ресурсной базы, реальной боеготовности противника, возможности использования им местных природных условий.

При планировании Калинковичско-Мозырской операции Ставка провела основательную работу над ошибками. Ставку удовлетворял такой результат операции: создание чувствительных предпосылок для овладения столицей БССР в долгосрочной перспективе. Речь шла о создании Белорусским фронтом предпосылок для появления котлов. Фронт постепенно смещался в направлении на Мозырь. В головах советских военных стратегов прокручивались такие соображения. Достаточно одного взгляда на карту, чтобы понять, что кратчайший путь из Мозыря до Минска лежит через Бобруйск. Следовательно, концентрация живой силы, вооружений и военной техники вермахта как между Мозырем и Бобруйском, так и между Бобруйском и Минском не могла не быть запредельной. В рамках Калинковичско-Мозырской операции Белорусский фронт должен был охватить бобруйскую группировку вермахта по центру, то есть с юга и по западу в той степени, как это позволяли реальные ресурсы. Западная граница дислокации группировки проходила через реку Припять. От нее было рукой подать до Лунинца. Разумеется, сначала нужно было установить полный контроль над пространством, прилегавшим к областному центру Полесской области БССР городу Мозырю.

Командующий Белорусским фронтом генерал армии К. К. Рокоссовский продемонстрировал полководческий талант. Он начал с тщательной инвентаризации имеющихся ресурсов. Известно, что Ставка очертила круг участников операции всей 61-й армией, всей 65-й армией, частично 16-й воздушной армией. Комфронта пришел к выводу, что 61-ю и 65-ю армии надо незамедлительно усилить, причем усилить капитально. Произвел усиление за счет личного состава, вооружений и военной техники, относившихся к другим армиям Белорусского фронта. Территориально операция частично совпадала с Гомельской и Полесской областями, доходила до границы с Минской областью. Поэтому неудивительно, что партизаны из перечисленных областей БССР несли здесь важную функциональную нагрузку, прописанную генералом армии.

Операция превратилась в дуэль двух военачальников: Рокоссовского и генерала пехоты Вальтера Вайса, который командовал 2-й германской армией. Со стороны 2-й германской армии Рокоссовскому противостояли 9 пехотных и 2 танковые дивизии, 3 дивизиона штурмовых орудий, кавалерийский полк. Плюс глубоко эшелонированная оборона, при формировании которой основательно поработали военные инженеры, бравшие в расчет наличие в местном природном ландшафте значительного сегмента, совпадавшего с реками, болотами. Вайс предъявлял также дополнительный аргумент в лице четырех полностью укомплектованных венгерских дивизий.

Стартовая точка наступления 61-й и 65-й армий датирована 8 января 1944 года. Рокоссовский активно реализовывал принцип вариативности, что позволило на третий день боев достичь прорыва передовой оборонительной полосы. К этому моменту в нужном месте, в нужный час оказались 2-й и 7-й гвардейские кавалерийские корпуса. 8 января Рокоссовский приказал им поменять места дислокации. До этого дислокация имела место там, откуда рукой подать до Ельска. Новое место дислокации должно было находиться на расстоянии менее 20 км к югу от Мозыря. Переход на него осуществлялся лесными дорогами, никак не известными гитлеровцам. Зато хорошо известными народным мстителям, блестяще сыгравшим роль проводников. Кавалеристы сделали так, что приказал долго жить германский контроль над стратегически важной дорогой Мозырь–Петриков. Именно через нее гитлеровцы поддерживали связь с собственными тылами, обеспечивали всем необходимым части и подразделения, задействованные на сдерживании атак РККА. Естественно, сдерживание атак сменилось отводом войск. Рокоссовский потребовал от 61-й и 65-й армий резко усилить наступательные действия, что незамедлительно было выполнено. Тройной удар со стороны 61-й армии получила калинковичская группировка вермахта. Враг больше не чувствовал себя хозяином на железной и шоссейной дороге Калинковичи–Жлобин. Домановичи были возвращены в положение, которое существовало до германской оккупации. 61-я армия стала господствовать на пространстве, прилегавшем с севера к указанной группировке. Заметно возрастала для нее угроза с юга со стороны 65-й армии. Стало сказываться и умение командующего Белорусского фронта перехитрить Вальтера Вайса. Последний уже успел зациклиться на тех направлениях, на которых наступали 2-й и 7-й гвардейские кавалерийские корпуса, 1-й гвардейский танковый корпус. 11 января с подачи советского военачальника подобные направления кардинально изменились, что застало видавшего виды Вальтера Вайса врасплох. Между тем еще более убедительными становились совместные успехи воинов РККА и местных народных мстителей. Наиболее резонансным было освобождение 14 января 1944 года городов Калинковичи и Мозыря. Военные историки традиционно подчеркивают, что при этом потеряли германцы: «главные опорные пункты обороны и транспортные узлы». Через 6 дней германская оккупация уйдет в прошлое в городе Озаричи, через девять – в Лельчицы. В освобождении Калинкович, Мозыря, Озарич главная роль принадлежала 65-й армии, Лельчиц – 61-й.

Финальной точкой в операции считается появление 61-й и 65-й армий на рубеже рек Ипа, Припять, Птичь. На календаре было 30 января 1944 года. Почему они дальше не пошли? 2-я германская армия получила сильное подкрепление, состоявшее из 2 пехотных дивизий, 3 дивизиона штурмовых орудий, 7 охранных батальонов. Будем также держать в уме смертельную усталость солдат и офицеров, которые в зимнюю стужу преодолевали полную непредсказуемости лесную и болотистую местность. И по этой местности удалось продвинуться на расстояние, сопоставимое с количественным измерением дороги Полушкино–Москва. В целом можно было констатировать охват бобруйской группировки вермахта с юга. Через 5 месяцев командующий 1-м Белорусским фронтом К. К. Рокоссовский фактически будет доделывать работу, начатую в Калинковичско-Мозырской операции. Можно однозначно утверждать, что если бы не было этой операции, не был бы так быстро создан Бобруйский котел в рамках Белорусской стратегической наступательной операции под кодовым наименованием «Багратион».

Михаил Стрелец,
внештатный корреспондент.