Как мозырянин криминальным авторитетом представился

Апрельским вечером в квартире по бульвару Юности в Мозыре собралась компания людей, скованных, так сказать, одной цепью: мужчины ранее отбывали наказание в местах лишения свободы. Разговор об авторитетах получился чересчур острым…

СЛОВО НЕ ВОРОБЕЙ

К апрелю 2018 года 53-летний Александр Барченко (фамилии фигурантов изменены) имел за плечами две судимости. Как рассказали в прокуратуре области, в общей сложности в местах не столь отдаленных он провел 18 лет. Но последние два года наслаждался полной свободой: нигде официально не работал, в основном пьян­ствовал. Тот вечер тоже обещал быть более чем приятным. Знакомый, в квартире которого планировали отдохнуть, привел в компанию барышень и некого Владимира Гроздьева, с которым познакомился в магазине “Мясная лавка”. Потенциальный собутыльник расщедрился на водку к общему столу, чем, собственно, и стал интересен товарищам.

Ближе к полуночи, когда градус хорошо ударил в голову, зашел разговор об авторитетах. Захмелевший Барченко опрометчиво назвался вором в законе, не зная, что новый друг, тот самый человек из магазина, — ярый приверженец воровской идеологии. Безосновательное заявление пьяного Барченко возмутило Гроздьева до глубины души. Возник конфликт, который перерос в потасовку. Мужчины увлеченно избивали друг друга в коридоре квартиры, пока кто-то из собутыльников не выпроводил дерущихся вон. На улице Гроздьев заметил в руке у Барченко нож, но после недолгой перебранки оба остыли. Барченко поднялся в квартиру, Гроздьев присел на лавочку у подъезда. И только тогда заметил, что ранен в живот и истекает кровью. Мужчина вернулся в квартиру и упрекнул собутыльников в плохом к себе отношении: все-таки за его счет гуляли. Он показал всем рану и пожаловался на Барченко. Александр же без лишних слов ушел домой. Гроздьеву вызвали скорую. Медики по­ставили диагноз “резаная рана передней брюшной стенки”. Пациенту оказали необходимую помощь, но от госпитализации он отказался. Наутро его состояние значительно ухудшилось. Раненого увезли в больницу. Интересно, что позже Гроздьев попытался запутать следствие и дал совершенно другие показания о произошедшем. Однако суд признал их не соответствующими дейст­вительности: разделяющий воровские ценности потерпевший в ходе заседания подтвердил, что попросту не хотел указывать на того, кто причинил ему телесные по­вреждения. Это было бы прямым нарушением неписаных правил воровского сообщества.

КАРЬЕРНЫЙ РОСТ ПО ТУ СТОРОНУ

Преступный мир хотя и отвергает государственные законы, но живет по собст­венным, весьма строгим. Чтобы заслужить авторитет в его системе координат, нужно отказаться от любого сотрудничества с правоохранителями, да и в целом со всеми, кто представляет общество в его существующей структуре. Однако и по ту сторону судимости есть иерархия. Своего рода генералами преступного мира считаются воры в законе, представители высшей касты уголовников. Традиционно ими можно называть только тех из ранее судимых, кто прошел формальную процедуру “коронования”.

Как рассказали в управлении по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Беларуси по Гомельской области, в 2012 году в Дубае прошла “коронация” четырех белорусских воров в законе, известных по прозвищам Медвежонок, Паштет, Муму и Лебедь. В 2010-м в Москве был “коронован” Кушнер, еще один гражданин Беларуси. Два известных в республике вора — Тимоха (убит в 2014 году) и Галей — получили титул задолго до того. Трое из них отбывают наказание в местах лишения свободы в Беларуси.

Правоохранители отмечают, что “коронация” вора в законе — это настоящее событие для уголовного мира. Оно широко афишируется и никогда не остается незамеченным. Среди преступников воры в законе выполняют функции третей­ских судей. Их имена на слуху, именно поэтому преступные авторитеты, пройдя все ступени на пути к заветному титулу, часто не спешат “короноваться” — не хотят выходить из тени, чтобы не вредить бизнесу или политике, в которую играют (что, к слову, тоже нарушение тех самых неписаных правил).

А по поводу мозырской истории правоохранители говорят следующее: скорее всего, никто из собутыльников, собравшихся в квартире по бульвару Юности, в глаза не видел вора в законе, потому как подобными заявлениями в таком обществе не бросаются. Кто знает, как аукнется эта выходка Барченко в местах лишения свободы?

НИКАК НЕ АВТОРИТЕТ

По материалам, предоставленным прокуратурой области, более 20 лет назад уроженец Российской Федерации Александр Барченко был обычным законопослушным членом общества, работал аппаратчиком-крановщиком на Мозырском заводе кормовых дрожжей. У него была жена, жизнь, полная возможностей, но была и пагубная страсть к спиртному. В сентябре 1992 года возле ресторана “Сузор’е” в Мозыре пьяный Барченко подрался с таким же пьяным местным жителем. Чуть позже той же ночью на бульваре Дружбы Александр забил недруга ногами до смерти, снял с убитого куртку и пошел домой. Жене сказал, что куртку нашел.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда признала 28-летнего Барченко виновным в умышленном убийстве с особой жестокостью и краже, причинившей значительный ущерб потерпевшему. По совокупности преступлений ему назначили 12 лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима. Так началась другая жизнь мозырянина.

После отбытия положенного срока Барченко вышел на свободу в сентябре 2004-го. Четыре с половиной года он жил по правилам нашего общества, пока преступная натура снова не дала о себе знать. В марте 2009-го 44-летний Александр гостил у сестры в одной из деревень Калинковичского района. Однажды, сильно выпивший, он пришел домой к знакомому и потребовал денег, которые якобы давал взаймы. Дебошира встретила хозяйка: “должник” спал. Барченко стащил спящего с кровати, начал избивать руками и ногами, напал на женщину и стал душить, затем добавил несколько ударов палкой мужчине. В итоге вынудил пару отдать ему пять тысяч рублей (тогда еще неденоминированных) и ушел.

За насилие с целью завладения имуществом с проникновением в жилище суд Калинковичского района назначил Барченко семь с половиной лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества. В его действиях признали наличие опасного рецидива преступлений.

Александр отсидел на год меньше назначенного срока благодаря Закону Республики Беларусь “Об амнистии”. И уже в 2015 году снова оказался на свободе. На этот раз продержался два с половиной года, до апреля 2018-го…

— Учитывая, что обвиняемый ранее дважды был судим за совершение особо тяжких преступлений, связанных с посягательством на жизнь и здоровье человека, и после отбытия наказания нигде официально не работал, неоднократно привлекался к административной ответственности, а также совершил преступление в состоянии алкогольного опьянения, как гособвинитель по уголовному делу я запрашивала наказание в виде 12 лет лишения свободы, — пояснила старший помощник прокурора Мозырского района Ольга Антоненко. — Суд признал обвиняемого виновным в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения лицом, ранее совершившим убийство, а в его действии — наличие особо опасного рецидива. В качестве наказания ему назначили 10 лет лишения свободы в исправительной колонии в условиях особого режима.

Таким образом, Барченко возвратился в родную стихию. Но возвратился с неприятным шлейфом. А ведь репутация — вещь непростая: зарабатывается годами, рушится в одно мгновение…

gp.by