Остановись, мгновенье, ты – прекрасно! Интервью с мозырским фотографом Владимиром Михайловичем Воробьем

В сферу профессиональной фотографии Владимир Михайлович Воробей пришел в зрелом возрасте, вынашивая свою мечту на протяжении многих лет еще в детстве и юности. Увлечение фотографией, юношеский максимализм, желание овладеть этим искусством подтолкнули будущего мастера к упорной работе над собой, к профессиональному росту.

В фотографиях Владимира Михайловича вы не увидите искусственно позирующих людей, неискренности и лицемерия, стандартных пейзажей и скучных фото с предсказуемым ракурсом. В его работах – настоящие эмоции, искренние чувства, жизнь в движении. О поиске вдохновения, важности работы над собой, о том, каково это – быть творческим человеком, участник и победитель самых престижных конкурсов, мастер фотоискусства Владимир Воробей рассуждает в нашем интервью.

– Владимир Михайлович, когда вы увлеклись фотографией? Было ли это случайно понравившимся занятием уже в зрелом возрасте или к фото вы пришли еще в юные годы?
– Мы все родом из детства. Чтобы нам ни нравилось, чем бы ни увлекались, корни этой любви можно искать именно там. Так вышло и у меня. Я родился в очень красивом месте, недалеко от Несвижа – деревня Новоселки Копыльского района. Природа красивейшая, хорошие люди вокруг – там не заниматься творчеством было невозможно. У меня был друг, с которым мы и начали осваивать фотографию. В библиотеке раздобыли книжку «25 уроков фотографии», начали ее штудировать. Отец купил другу фотоаппарат и увеличитель. Так методом проб и ошибок мы стали творить.

– Тогда личного фотоаппарата у вас не было? Когда же появилась первая техника?
– Свой первый фотоаппарат я купил уже в зрелом возрасте. Учился в Новополоцке, практику проходил на нефтеперерабатывающем заводе как раз в то время, когда сдавали две важные установки. Именно тогда мне удалось пообщаться с настоящими метрами фотографии, ведь на завод приезжали знаменитые фотографы, которые освещали темы промышленности. Пользуясь случаем, поинтересовался, какой аппарат все-таки лучше купить. Дали рекомендацию. Купил. Первые же снимки отправил в местную газету, где их и опубликовали. Так началось мое серьезное увлечение фотографией.

– Какой жанр на первых порах вас особенно привлекал? Вы с удовольствием снимали пейзажи или интересней было, например, работать над портретом?
– Меня всегда больше интересовал человек с его душой. Уверен, что один хороший портрет стоит десяти хороших пейзажей. Портрет – это душа: и твоя, и того, кого ты снимаешь.

– Что прежде всего должен знать фотограф для того, чтобы делать по-настоящему интересные снимки? С чего начать автору, который хочет развиваться в этом направлении?
– Я считаю, что любой творческий человек должен быть всесторонне развитым. Ребятам, которые хотят начать снимать, рекомендовал бы познакомиться с рассказом Антона Чехова «Талант», обязательно прочитать наших классиков Янку Сипакова, Владимира Короткевича, Михаила Стрельцова, Василия Шукшина. Надо слушать хорошую музыку, знать известных фотографов, причем не только зарубежных, но и отечественных. Все нужно пропустить через душу, иначе в творчестве будет суррогат. И самообразовываться нужно не только в фотографии.

От техники, конечно, многое зависит. И это здорово, когда есть возможность купить дорогой и качественный фотоаппарат. Но от самого человека зависит больше. Я, например, многие фотографии, которые представляли мое творчество на всевозможных выставках, делал самой простой камерой. Композиция, свет, точка съемки, интуиция – если над этими моментами работает фотограф, обязательно будет результат.

– Работы у вас действительно профессиональные. Вы – неоднократный участник и призер самых престижных конкурсов, выставлялись в лучших выставочных залах Беларуси, а также за рубежом. Это все – результат самообразования, или все-таки вы где-то получили профильное образование?
– После окончания нефтяного техникума меня распределили в Уфу. Там также познакомился с ребятами, которые увлекались фотографией. Именно там я получил новые навыки, которые мне потом пригодились в обработке снятых материалов. Как-то почувствовал, что есть большой недостаток в образовательной среде. В местной газете нашел объявление, что готовятся курсы для руководителей фото- и киностудии. Подал заявление… Но именно в это время меня пригласили в военкомат: «Полетать не хотите? У вас фамилия такая летная…» Так я очутился в Сибири – в летной школе города Канска. Интересное было время. Первые полеты, новые знакомства опять-таки с людьми, которые были связаны с фото. Я продолжал фотографировать и отсылать свои фотографии в журналы.

Как-то мы базировались на аэродроме в Бобровичах. В это время я в составе экипажа часто делал облет района. Полеты проходили утром – вся красота Полесья, как на ладони. Много видел красивых мест и в Сибири, и в Прибалтике, но эти меня просто очаровали. Подумал, зачем мне куда-то ехать, что-то искать. Из армии ушел, стал работать на нефтеперерабатывающем заводе.

К тому времени я уже выписывал журнал «Советское фото». По снимкам в этом журнале учился, анализировал свою работу. Сотрудничал со многими периодическими изданиями. Например, с газетой «Советская Беларусь». К тому времени в Гомеле уже работало два фотоклуба. Гомельские ребята предложили мне учиться в народном университете фотоискусств, работу которого они организовывали. Показали мне методичку – в программе обучения были задействованы лучшие творческие умы, специалисты со всего Союза. Это был пилотный проект, от которого отказаться было невозможно. Именно там я в течение трех лет получал всю самую объективную информацию по всем жанрам фотографии. Если бы не эти занятия, я как творческая личность вряд ли состоялся бы.

– Как вы думаете, научиться делать интересные снимки возможно, или с этим умением человек должен родиться? Иными словами, творческим человеком рождаются или им становятся в процессе работы над собой?
– Наверное, все зависит от того, как человек работает, с кем он общается. У меня, например, были два важных в моей жизни человека – Николай Дуброва и Николай Пушкарь. Нас тесно связала жизнь. Я смотрел, как работал Пушкарь и учился у него терпению. Его свадебные коты… Я видел, как не сразу у него все получалось, какое упорство нужно было проявить для того, чтобы его труд увенчался успехом. Сегодня в какой бы ты ни зашел сувенирный магазин, везде идеи Пушкаря. Огромнейший новатор! С Дубровой я прошел через все Полесье. У нас были общие цели, ведь свет важен как для фотографа, так и для художника. Мы были родственными душами. Только он работал кистью, а я – объективом.

Поэтому важно окружение, цели, желание совершенствоваться в своем деле. Ну и, конечно, нужна творческая интуиция.

«Надина кормилица». Фото В. Воробья.

– Какой снимок для вас особенно дорог?
– В Карпатах я снял фотографию, которую назвал «Туристическими тропами», а потом переименовал в «Отряд». Хороший снимок по свету, по композиции. Именно его я представлял на всесоюзной выставке в Калининграде «Янтарный берег», на которой, к слову, взял диплом II степени. Во время расцвета клубной фотографии, да еще и на всесоюзной выставке пробиться было непросто. Так что именно это фото мне особенно дорого.
Кстати, мое первое участие во всесоюзной выставке состоялось в Гродно. И сегодня так называемый центр фото цивилизации перекочевал в Гродно. Очень хочу посетить этот город, выставить там свои работы.

– Я знаю, что вы много лет работали со школьниками и сегодня периодически выступаете перед ребятами в библиотеках города… Что самое главное сказали бы детям?
– Действительно, я 20 лет работал со школьниками – вел кружок фототуризма. Всегда ребятам говорил, что Мозырь со своим необычным рельефом – идеальное место для тренировок начинающего фотографа.

В любом деле, в любой профессии нужно трудиться. Труд – это прежде всего. Читайте литературу, глубоко осваивайте выбранную сферу, и все получится. Уж тем более сегодня остановиться в развитии недопустимо, ведь есть интернет, где сотни возможностей дают тебе шанс чего-то добиться.

– Самое приятное, наверное, – это реакция на ту или иную работу посетителей ваших выставок. А вот что самое интересное? Поиск сюжета, выбор точки съемки?
– Порой сюжет возникает, когда еще только смотришь в окно транспортного средства. Я часто езжу железной дорогой и уже тогда вижу сюжет. Сразу же приходят мысли: как его отснять, как воплотить в жизнь? В какой среде это лучше сделать: осенью, летом, зимой? Потом выбираешь день – приезжаешь и работаешь. Иногда ошибаешься в композиционном решении, так как то, что ты видел вначале при ближайшем рассмотрении, тебя не устраивает. Порой нужно не один раз упасть в грязь, чтобы получилось хорошее фото. Так что весь процесс создания фото очень интересный.

– Над чем работаете сегодня?
– Я снимаю сюжеты на тему Чернобыля. Параллельно делаю снимки жителей деревни. Очень хочется остановить мгновенье, запечатлеть все то, что мы потеряли… Мое поколение предало деревню. Если бы мы тогда массово не уехали из села, возможно, деревня и сегодня переживала свой расцвет. Тело привезли в город, «прописали» его по адресам, а душа осталась в деревне. Знаете, я исчерпал свой режим бетона и переехал в Матрунки. У меня огород, сад, свой дом. Земля дает силы и для работы на ней, и для творчества.

– Если говорить о пейзажах, то в какое время лучше снимать? Ведь есть такой период, когда свет наиболее подходящий?
– Хороший пейзаж при нормальной погоде не сделаешь. Погода должна быть в какой-то стихии. Лучший свет можно «словить» ранним утром. 15-20 минут и всё, тени ушли. Или вечером, перед тем, как на землю опускается сумрак. Действительно, есть такое понятие для фотографа – режимное время. Если «словишь» его – здорово.

– Приходилось гоняться за каким-нибудь снимком? Какие-то интересные случаи в этом отношении были?
– Интересных случаев было немало. Например, в этом сезоне. У меня есть работа «Чернобыль. Взгляд из настоящего». В зоне отселения, в самой глуши, нашел интересный сюжет. Нужно было его обыграть, так вот я раз 5 ездил 76 км по железной дороге, а затем около двух часов еще нужно было идти пешком. Приезжаешь, а подходящего света нет. Ты снимаешь что-то другое, а этот сюжет остается на следующий раз. Надо тонко чувствовать свет, который из-за облаков может выйти только на мгновенье. Он мягкий, заполняющий, хорошо моделирующий. Тогда я сумел сделать две замечательные работы.

Сейчас Владимир Михайлович работает над чернобыльской темой, а также старается запечатлеть умирающую деревню.

– Вы человек творческий. В какой-то степени – философ. Наблюдая жизнь в объективе фотоаппарата, что бы пожелали мозырянам, что бы важное сказали?
– Надо видеть жизнь по-настоящему, радоваться ей. Если смотреть на то, как дядя Вася «забивает» домино и ориентироваться на тех товарищей, которые с бутылкой сидят в детских песочницах по выходным, ничего интересного не произойдет. Более того, такой взгляд – это преступление! Жизнь – божественный дар. И прожить ее нужно так, чтобы в конце не пожимать плечами… Именно хобби, какое-то увлечение, любимое дело делают человека личностью. Об этом нужно всегда помнить.

Юлия ПРАШКОВИЧ.