Куда пропал дикий кабан в лесах Гомельщины и кто придет ему на смену?

Об этом и многом другом рассказал председатель областной организационной структуры Белорусского общества охотников и рыболовов Сергей МАРЧЕНКО. 

— Сергей Александрович, не первый год появляется информация о вспышках африканской чумы свиней в соседних странах. Беларусь проводит мероприятия по предупреждению распространения вируса. Одна из мер — массовый отстрел диких кабанов. СМИ озвучивали, что в республике уничтожено более 80 тысяч особей, а популяция уменьшилась в 48 раз. Остался ли дикий кабан в лесах Гомельщины?

— Сейчас практически не встречается. В области фиксируются лишь единичные случаи его появления. Хотя еще пять лет назад за ночь охотники одного района добывали более 40 особей. Но нужно понимать, что это миграционное животное. Взрослая особь способна пройти около 300 километров в день. А у нас в республике сильная кормовая база. Это привлекает кабанов с других территорий.

— Отстрел идет именно потому, что кабан способствует распространению АЧС?

— Да, поэтому мы и проводим полную депопуляцию. Все идет к тому, что дикий кабан перестанет встречаться в наших лесах. В этом направлении БООР плотно взаимодействует с райисполкомами, сельхозпредприятиями. Реагируем на каждый след, который говорит о жизнедеятельности этого животного. При этом БООР интенсивно увеличивает популяцию оленя благородного. Мы уже заселили в леса Гомельщины более 500 особей. В первую очередь содействие в этой работе нам оказывает руководство области.

— Бытует мнение: в лесах не стало кабанов, и волки, испытывая нехватку пропитания, пошли в деревни. Сокращение популяции действительно так отражается на этих хищниках?

— Волк питается кабаном, но это не основная кормовая база. В лесах есть лось, косуля, и в первую очередь в рационе серого — бобр. Вместе с тем волк не брезгует зайцем и мышью. Более того, даже при сокращении популяции дикого кабана, фактов выхода хищника в населенные пункты становится меньше. Мы реагируем на каждый из них. Взрослый волк съедает за год до 2,5 — 3 тонн мяса. Исходя из этого, охотники области и ведут отстрел. В прошлом году, например, добыли 471 особь.

— Насколько оперативно отстрелят волка или бешеное животное, которое забрело в деревню?

— В каждом районе, за исключением Житковичского, у нас есть организационная структура. Туда направляют сообщение, после чего на место выезжают охотники. Работа по отстрелу ведется за пределами населенных пунктов в своих охотничьих угодьях. Все делается максимально оперативно. Для примера: в прошлом году по­ступило сообщение о волке в Комарине Брагинского района, мы отстрелили его в течение суток.

— Сергей Александрович, а сколько стоит сегодня поохотиться?

— Стоимость разрешения на нормируемые виды колеблется от 40 до 1000 рублей. А вот цена путевки зависит от районных охотхозяйств — подробную информацию можно узнать на нашем сайте. К слову, купить путевки можно и в интернете. При этом нужно понимать, что охота на животных нормируемых видов проходит в присутствии нашего представителя. Непосредственно он заполняет разрешение по факту добычи, после добытое передается охотнику.

— Сейчас в стране проводят эксперимент — охотников закрепляют за охотничьими хозяйствами. Расскажите в чем смысл?

— В нашей области эксперимент проходит в Калинковичском и Мозырском районах. За охотничьими угодьями закрепляется активная группа охотников. На их плечи ложится охрана, возведение биотехнических сооружений и прочие задачи. Грубо говоря, люди выращивают зверя для себя. Плюс за эту работу они получают льготы по выдаче путевок, в том числе на добычу нормируемых видов животных. Эксперимент продлится до 2020 года, думаю, он принесет результаты.

— Насколько в области развит охотничий туризм?

— В прошлом году количество туров и заработанных средств выросло более чем на 30%. Это позволяет нам строить дома охотников и рыболовов. В этом году в эксплуатацию уже введены два таких в Ельске и Петрикове, еще один строится в Ветке, в перспективе — Лельчицы и Буда-Кошелево. А иностранцы в основном едут к нам ради лося, косули или кабана. Пользуется популярностью и волк, ведь в большинстве стран Европы охота на него запрещена. У каждой нации свои предпочтения. Итальянцы чаще выбирают водоплавающую дичь, гости из Нидерландов приезжали поохотиться на лося. Они были очень довольны, практически все уехали с трофеями. Кстати, стоимость трофея для ино­странца может достигать 3 — 7 тысяч евро. Есть и те, кто приезжает к нам на фотоохоту. Впрочем, к охоте привлекаем не только жителей зарубежья, но и нашу молодежь. В прошлом году более 300 человек получили билет юного охотника и рыболова.

— Будет несправедливо оставить без внимания рыболовов. Что организует БООР для них?

— Ежегодно организовываем районные и межрайонные соревнования по зимней и летней ловле рыбы. Победители участвуют в областных состязаниях, а затем и республиканских. Также проводим фестивали, где варим уху, угощаем рыбой. Организуем акцию “Чистый водоем” и очищаем береговую линию. Радует, что в ней с каждым годом все больше участников.

— Сергей Александрович, а вам ближе охота или рыбалка?

— Все-таки охота. У моей семьи и соседей даже есть традиция. Когда открывается сезон весенней охоты, мы едем на природу, готовим еду на костре, играем в бадминтон. При этом я добываю только одну утку.

— Почему одну?

— А нам больше и не нужно, это мое правило. Кстати, еще пообещал себе, что не стану стрелять в оленя. Уж больно много сил вкладываем, чтобы заселить им наши леса.

— Говорят, у каждого охотника есть фирменный рецепт приготовления добытого. Поделитесь своим с нашими читателями?

— Я могу дать только три совета: мясо должно быть свежим, готовить его должен мужчина и обязательно на природе.

gp.by