Вечная тема, увы…

Дмитрий КУЛИК:
«Ироничная фраза «Нет такой избитой темы, которую нельзя было бы ударить еще раз…» – не совсем весело звучит, когда речь идет о пьянстве и алкоголизме»


Знакомая восхищается новым кафе: «Приятно, чисто, аккуратно, стильно. И никаких алкашей…». В дороге разговорились с водителем «Яндекс-такси» о работе: «Чем довольны, что алкашей не стало: им проще спьяну кнопки давить, чем наше приложение загружать…» Беседа со знакомым: «Раньше у нас во дворе была хорошая беседка, можно было посидеть даже семьей. А потом стали алкаши собираться, так мы сами домом вышли и ее снесли…» Из этой же серии один из аргументов против строительства магазина в новом микрорайоне: «Будут алкаши собираться, так что лучше уж мы за пару кварталов сходим…».
Приходится констатировать, что в городе действует некая стихийная алкашеская сила, на которую нет иной управы, кроме тактики «выжженной земли», и жильцы домов наверняка расскажут, что обращались со своими проблемами в правоохранительные органы, но… Но милиция все-таки действует в определенном правовом поле и при всем нашем желании не откроет огонь на поражение из автоматического оружия по нарушителям нашего спокойствия.
Свежие данные Всемирной организации здравоохранения гласят: белорусский мужчина выпивает в год 90 бутылок водки. В Беларуси на человека (с 15 лет и старше) приходится 9,6 литра потребляемого абсолютного алкоголя (спирта), а с учетом незарегистрированного спиртного — 11,2 литра. При этом мужчины потребляют 18 литров чистого спирта в год в пересчете на все виды алкогольных напитков, женщины — 5,5 литра. (Для сравнения: в 2013 году на душу населения было продано 11,14 л абсолютного алкоголя (порог безопасности – 8 л). Научные исследования констатируют еще более угрожающий показатель – на душу населения приходится свыше 17 л
алкоголя). Тревогу у специалистов ВОЗ вызывает также и модель употребления алкоголя в Беларуси. В структуре потребления водка и крепкие коньячные напитки занимают 49 %, крепленые вина — 26 %. Наиболее опасная для здоровья модель употребления спиртного — 6 и более единиц алкоголя в день для мужчин, 4 и более — для женщин. Проще говоря, вредное употребление алкоголя для мужчин, например, за столом начинается с шестого тоста, если в рюмке 30 г водки. И в стране, согласно исследованиям, каждый третий мужчина и 7 % женщин употребляет алкоголь по наиболее опасной модели — от 6 единиц и более.
Давайте признаемся: пьянство у нас считается извинительным пороком, чем-то своим, родным: «А кто не пьет?! Назови! Нет, я жду!». Поэтому и отношение к нему снисходительное. До тех пор, пока лично не столкнемся с этой бедой… И не счесть, сколько раз в различных «Аншлагах» разнокалиберные петросяны развлекали публику номером с нетрезвым главным персонажем. И эта золотая жила будет разрабатываться, похоже, вечно, поскольку дает моментальный успех у пуб-
лики. И главный пьяный герой вызывает не омерзение, а улыбку и даже сочувствие – ничего, проспится – протрезвится. Авторы реприз, похоже, не в курсе: алкоголизм резко понижает самокритичность, человек не способен уже здраво оценивать свое поведение со стороны. Отсюда и новомодный популярный жанр – пьяные эсэмэски, опять же вызывающий улыбку, но не раздражение.
Давайте признаемся: каждый из нас найдет десяток причин, чтобы оправдать пьянство конкретного знакомого, особенно, если не вам он отравляет отдых в данный момент. Но, если мы действительно хотим побороть пьянство, этот порок должен перестать быть романтическим, невинным, забавным и как следствие – простительным. Люди с детского возраста должны понимать, что быть пьяным мерзко и противно, а не здорово и весело.
…Помню совет одного священника: «Если у вас просят деньги, и вы понимаете, что они пойдут на спиртное, но отказать не можете, то лучше предложите купить на эту сумму хлеб…».