Жизнь прожить, как песню спеть…Ушел из жизни мозырский художник Валерий Сидоркин

«Я не пишу, что вижу, я пишу, что вижу душой»
«Если ты человек так бесследно уйдешь, для чего ты живешь?»

Слова песни из доброго старого кино, казалось бы, менее всего подходят к профессии художника, чья творческая жизнь есть уже прикосновение к вечности.


К сожалению, забвение в истории – явление нередкое. Грустно осознавать, что для художников нашего города этот «крылатый» вопрос начинает звучать пророчески. В Мозыре их и так-то всегда было не много. На пальцах двух рук можно было их перечесть. Однако это были имена, которые составляли гордость не только Мозырского края. Они звучали в республике, знали о них и за ее пределами. Такие люди жили среди нас совсем недавно. Семерых не стало только за последние несколько лет.

Скорбный список пополнился внезапной кончиной Валерия Борисовича Сидоркина. Он ушел на взлете творческих сил, полный планов, надежд на будущее. Невосполнимая утрата в культурной жизни нашего края.

Как завещание любить, ценить и беречь свою землю оставил он после себя мастерскую, полную картин. Свет и тепло излучают они. Легендами овеянный край белорусского Полесья встает с них во всей его поэзии и красоте, в неповторимой, – ему одному присущей живописной палитре. Упорно, годами искал он ее – эту свою палитру: обволакивающего душевного умиротворения и гармонии. Признаем, что белорусская природа, лишенная броской внешней экзотики, сложна для повествования в красках, что кисти поверхностной, невдумчивой она не подвластна. У нашего мастера был «свой ключ» к рассказу о ней.
Мудрость человека и художника Сидоркина заключалась и в том, что он отдавал предпочтение радости, тишине и покою, которых так часто не хватает человеку.

«Сердце щемило, когда с детьми на выставках рассматривали его работы. Тоска по детству переполняла. Мягкие, беззаботные пейзажи детства моего…» – так, узнав о печальном событии, написала мне преподаватель студии изобразительного искусства в Москве Елена Переяслова, в недавнем прошлом мозырянка. В простых словах вся суть того, чем неизменно притягивали и покоряли его полотна.

Он родился в 1955 году в деревне Головачи Буда-Кошелевского района Гомельской области в семье учителя-фронтовика.

Мать умерла, когда мальчику исполнилось шесть лет. Мечтая вырастить сына художником, отец вскоре определил его в элитное по тем временам учебное заведение – Минскую республиканскую школу-интернат для одаренных детей по музыке и изобразительному искусству. Здесь он жил и учился с 1966-го по 1973 год. Затем вплоть до 1979-го года продолжится его обучение в Белорусском театрально-художественном институте под руководством самых известных в стране живописцев. Не удивительно, что после такой суровой и самостоятельной юношеской школы жизни и одновременно длительного целенаправленного творческого обучения он хотел поскорее почувствовать себя художником, горел желанием увидеть результаты труда своего. Такую возможность давали регулярные выставки всех уровней: от городских до всесоюзных. Постоянное участие в них было прямой дорогой в Союз художников Беларуси, членом которого он и стал уже в 1985 году.


О том, как складывалась его жизнь дальше, читаем авторскую запись: «Еще в студенческие годы случайно, почти наугад, выбрав маршрут летней практики, оказался я в Мозыре. Уже на подъезде был удивлен, очарован красотой и рельефом раскинутого у берегов Припяти города, его пригорками и оврагами. В дальнейшей судьбе мне посчастливилось жить и работать в Мозыре».

Добавим: почти 40 лет длилось это счастье. Как приехал в 1980 году, так и остался здесь. А чуть позже мне, сотруднику Национального художественного музея, филиал которого находился в пос. Криничный, предложили написать статью к первому каталогу о творчестве молодого, но уже широко заявившего о себе в республике живописца Валерия Сидоркина. Хорошо помню, как приступая к работе, спросила его: без каких слов и определений он не мыслит краткого каталожного анализа своих произведений? Задумавшись, он тихо сказал: «Наверное, без того, что школа письма реалистического бесконечно богата, что она не может устареть, что бы об этом ни говорили». От убеждения своего он не отступит всю оставшуюся творческую жизнь.


Лаконично и емко изложил он сам свое живописное кредо: «Любимые жанры моего творчества – лирический пейзаж и пейзаж-картина. Работаю также над портретами и натюрмортами. Я не пишу, что вижу, я пишу, что вижу душой. От первого впечатления и восторга в этюде до полноты художественного образа на холсте лежит путь через поиски колористические и композиционные. Непростой и нелегкий путь. Потому что мне необходим не просто пейзаж, а Мозырщина, не просто пейзаж с рекой, а с Припятью».

Сегодня, когда художника не стало, наглядно видится его цельная, внутренне напряженная жизнь. При характере внешне спокойном и неторопливом сделать он успел удивительно много. Его знали как человека приветливого, доброжелательного и скромного. Даже на последнюю осеннюю выставку «Фарбы Палесся» он принес всего три работы: «Весна в Мозыре», «Снег сошел» и «Церковь в Поленово», хотя в мастерской законченных свежих холстов стояло гораздо больше.


Отрадно, что часть картин его нашли постоянную прописку в музеях художественных и краеведческих, различных учреждениях и частных собраниях: Министерство культуры Беларуси и Украины, Национальная библиотека Республики Беларусь, художественные музеи всех близлежащих наших городов, а также Гомельский дворцово-парковый ансамбль. В последние годы он неоднократно открывал свои экспозиции в Министерстве иностранных дел Беларуси, где имел постоянный успех и интерес у зарубежного дипломатического представительства.

В нашем городе, к сожалению, художественного музея, в котором могло бы навечно остаться лучшее наследие живописца, нет. Судьба большинства полотен, как говорят, под вопросом.

Как и всех художников города, Валерия Борисовича это тоже очень беспокоило. Ведь жизнь и судьба произведения искусства в музейном пространстве, его всестороннее изучение и связь со зрителем бесценна и незаменима для любого автора. Сидоркин искал эту связь и даже нашел своеобразную ей замену в «дружбе» с компьютером. Одним из первых среди художников он оценил возможности электронной сети, что в значительной степени оживило, окрасило жизнь его последних лет.


Почти весь свой творческий путь он сумел грамотно систематизировать, оформить в различных доступных в компьютере формах и вариациях. Сегодня каждый желающий, зайдя на страницу Валерия Сидоркина, имеет возможность наглядно познакомиться с его картинами, критикой их, а также и связями его в республике и за границей. Благодаря сети он стал традиционным участником многих популярных теперь мировых проектов и биеннале. Америка, Китай, Россия, Молдова, Азербайджан, Польша, Румыния принимали его работы на выставки. Их высоко оценивали во всех странах. Грамоты, сертификаты, медали стали приходить отовсюду. Только в Америке он был дважды победителем международных форумов искусства, получив две золотые медали. В середине мая этого года делился очередной радостью с друзьями на страницах Фейсбука: «Сегодня получил сообщение о том, что моя работа прошла отбор на восьмую Пекинскую международную биеннале искусств 2019 года». И это только одно из последних событий его выставочной жизни. Список предыдущих престижных фестивалей изобразительных искусств, участником которых он был, занял бы несколько страниц. Давая интервью в газетах и на телевидении после очередных успешных возвращений работ из-за рубежа, он говорил о том, что волнение и гордость испытывает всякий раз при одной мысли, что его Припять и его Мозырщину смотрят в Нью-Йорке, Пекине и других городах мира.


Вот и осенью прошлого года он привез мощный заряд энергии из подмосковного Поленово, где проходил очередной международный пленер. Глаза его светились неподдельным восторгом, когда рассказывал о том, как работалось ему на широких просторах Оки рядом с выдающимися мастерами современной живописи из других стран, а также друзьями молодости – ныне известными белорусскими живописцами. Прекрасный большой пейзаж-картину «На Оке» написал он там и подарил музею-усадьбе В. Д. Поленова. Ее также можно увидеть на его страничке в Фейсбуке.

Немало душевных и творческих сил было отдано в свое время и оформлению памятного исторического места – «Азаричскому лагерю смерти». Там им исполнена большая диорама размером три на шесть метров, а также серия экспозиционных плакатов. Искренне и глубоко переживал он эту трагедию военного лихолетья, много рассказывал о ней при встречах.


Приступив к работе в художественной школе, и здесь открыл для себя источник настоящего вдохновения. К нему потянулись дети, и он радовался этому.
Чувства печали и даже страха навевают порой рассказы о последних мгновениях человеческой жизни. Уход Валерия Сидоркина был настолько неожиданным и по-своему символичным, что удивил всех. Такое редко, но случается, когда на сцене на глазах зрителей падает актер, отдав все силы любимому делу.

С нашим певцом родной природы произошло то же самое. Минувшая осень была на редкость солнечной, щедрой на красоту и богатство красок. Кто бывал, тот знает, как заманчиво живописны окрестности за Новиками, где над рекой хороводят косогоры берез, и великаны дубы останавливают взор даже самого равнодушного к природе человека. Он любил гулять и работать в этих местах. Как будто позвали, потянули к себе они его и в тот теплый, ласковый, октябрьский день. Среди них и остановилось сердце художника: тихо, спокойно без слов, без жалоб. Хотя за считанные минуты до этого он говорил с восторгом, вспоминал свою жизнь, снимал на телефон нарядный, еще зеленый дуб и стоящую под ним жену свою Раю.

Мы потеряли еще одного славного земляка, чье искусство достойно памяти исторической и глубокого серьезного изучения.

Тамара АНИСИМОВА.