Это кощунство – порочить святыни!

http://i072.radikal.ru/1105/81/461e2df57c11.jpgПодвиг советского народа в годы Великой Отечественной войны, одержанная воистину неимоверной ценой такая долгожданная Победа – тема вечная и волнительная как для тех, кто выдержал, выстоял, смог пройти через этот кровавый ад, так и для нас, ныне живущих, и, уверена, для грядущих поколений. И сколько бы лет ни отделяло нас от тех грозных и суровых дней, огромное мужество людское, бесстрашие, смелость и отвага, в самом высоком их проявлении патриотизм и любовь к своей родине, безоглядная вера в то, что «дело наше правое, и Победа будет за нами», всегда будут нас восхищать, взывать к памяти, уважительному отношению ко всему, что связано с этой особой, героической страницей нашей истории. Ибо, как сказал Роберт Рождественский, это нужно не мертвым, это нужно живым. И меня до глубины души возмущают проявляемые в последнее время случаи цинизма по отношению к нашей общей светлой и святой памяти.

Задолго до того, как по телеканалу «Беларусь-РТР» был показан документальный фильм «Восход Победы. Днепр: Крах Восточного вала», посвященный одной из величайших освободительных операций Второй мировой, участниками которой были сотни тысяч советских воинов, многие из которых – вечная им память! – никогда уже не увидели мирный рассвет в день девятый мая, на голубых экранах много раз шел его анонс.

Это так: нельзя было оторвать взгляд от телевизора, хотя фрагменты того великого и решающего исторического боя длились совсем немного – всего несколько минут… Но и этого было достаточно, чтобы гулко забилось сердце в груди: во имя жизни на земле так отважно, героически, смело сражались советские солдаты, и даже смерть им была не страшна… Знаю: подобные чувства, острую боль за погибших, восхищение доблестью и мужеством фронтовиков, великую признательность солдатам Второй мировой, радость от такой тяжелой и долгожданной Победы испытали многие, кто видел анонс этого исторического полотна. Так хотелось поскорее посмотреть весь фильм – он никого не оставит равнодушным! Вот она, цена освобожденного мира, – миллионы павших в бою… Но когда я увидела время, которое популярный российский телеканал «Беларусь-РТР» отвел для показа фильма об одной из крупнейших военных операций Второй мировой, операции, во многом предопределившей исход войны, приблизившей долгожданную Победу, моему возмущению не было предела: 0.45! И все же я видела полностью эту героическую хронику – больше часа продолжался фильм о мужестве и бессмертии тех, кто наперекор всем смертям отстоял для грядущих поколений свободу и мир. Но речь не о том. Речь о другом. Почему для показа такого великого документального исторического полотна российский телеканал не нашел другое, более удобное для просмотра, время? Я была возмущена до глубины души: на какую зрительскую аудиторию был рассчитан этот великий фильм? На ветеранов Второй мировой, у которых хватит сил и здоровья до двух часов ночи сидеть у экрана телевизора? На тех, кому в 7.00 уже предстояло переступить порог заводской проходной?

Я попыталась найти хоть какое-то оправдание этому возмутительному факту. Может быть, в среду, 4 декабря, весь график трансляции по каналу «Беларусь-РТР» был заполнен весьма серьезными, первостепенной важности передачами? Да где там! Одни давно набившие оскомину сериалы, пустые и ничего не дающие ни уму, ни сердцу… Телевизионные мыльные оперы и всякая развлекательная мелочь заполняли в этот вечер эфир… Что бы это означало? Посеять разруху в наших душах? Стать Иванами, не помнящими своего родства? Предать забвению святыни? Но кому это нужно?

Я позвонила в Минск в редакцию телеканала «Беларусь-РТР» и сказала:
– Вас беспокоит обычный телезритель. Скажите, пожалуйста, почему для документального фильма «Восход Победы. Днепр: Крах Восточного вала» было определено такое позднее время для показа? Почему для исторического полотна – памятного, значимого – не нашлось часа в самом пиковом в плане просмотра времени? Это же не просто кино – это правда о войне!

Мне ответил приятный женский голос:
– Время трансляции фильма устанавливает не Минск, а Москва. Мы работаем по договору и не имеем права вносить изменения в установленный график передач.

– Но тогда повторите фильм в удобное для просмотра время в записи! – попросила я.
– На это у нас тоже нет права, – вот и весь сказ.

А как расценивают этот факт сами фронтовики, солдаты Второй мировой? Следующий мой звонок был в республиканский Совет ветеранов. «Мы просто возмущены таким неуважением к нашей истории, к нашей Великой Победе», – сказал мой собеседник, заместитель председателя республиканского Совета ветеранов.
Да, кому-то очень нужно, чтобы мы забыли незабываемое. Кто-то очень заинтересован в том, чтобы мы по-другому относились к своему прошлому. Чтобы померк свет бессмертной Победы. Чтобы духовные ценности и историческая память народа мельчали год от года. Чтобы мы стали Иванами, не помнящими родства…

А несколько  месяцев назад «отличилась» в этом плане и претендующая на глобальную известность и авторитет «Комсомольская правда в Беларуси»… Я имею в виду целую полосу, посвященную Герою Советского Союза Зое Космодемьянской. Напомню: в первых числах декабря 1941 года в селе Петрищеве, близ города Вереи, немцы казнили 18-летнюю комсомолку, назвавшую себя Татьяной. Она оказалась московской школьницей Зоей Космодемьянской. Но совсем не о подвиге, овеянном бессмертной славой, великом мужестве, редкой силе духа и стойкости девушки, которую немцы при допросе подвергли мучительным пыткам, вырезав пилой на ее спине пятиконечную звезду, но так и не добившись ни единого слова признания от своей юной пленницы, говорилось в той публикации. Отнюдь нет! Совсем иную цель преследовали, судя по изложенным в материале фактам, его авторы – поставить под сомнение героизм и невиданную стойкость 18-летней москвички… Для этого – только подумать! – кто-то не пожалел времени, чтобы покопаться в медицинских архивах довоенных лет… И все это делалось для того, чтобы поделиться с читателями «Комсомольской правды» (хотелось бы, чтобы название газеты было изменено – не соответствует она, на мой взгляд, этому высокому статусу) совсем другим видением бессмертия этой бесстрашной и сильной духом девушки. Журналисты издания приводят свои аргументы, от которых становится мучительно больно, стыдно и горько за такую циничную трактовку подвига Зои Космодемьянской, удостоенной за него в свои 18 лет высокого звания Героя Советского Союза. Им удалось найти в довоенных медицинских архивах справку о том, что в детстве Зоя Космодемьянская переболела менингитом, ей пришлось по причине тяжелой болезни три месяца не ходить в школу. Но что же следует из этого? Что хотят сказать московские журналисты этим фактом? Ничтоже сумняшеся, авторы материала пишут о том, что, поскольку мозг Зои Космодемьянской был поражен этой смертельно опасной болезнью, у нее, дескать, был занижен болевой порог… Ни больше, ни меньше! Именно этим они и объясняют то великое мужество, небывалый героизм и стойкость московской комсомолки, ее великий подвиг, потрясший, к слову, весь советский народ, всех советских бойцов, которые проявила Зоя Космодемьянская во время мучительных пыток, устроенных ей немецкими солдатами… Ей жгли лампой рот, лицо… Зою жестоко избивали… Ее голую босиком выгоняли на лютый мороз… Ей выкручивали руки… Не зная, как еще продлить муки этой хрупкой девушки, немцы вырезали пилой на ее спине пятиконечную красную звезду…

В поэме, которую великая русская поэтесса Маргарита Алигер так и назвала «Зоя», есть такие строчки:
Глухо начинается допрос.
– Отвечай!
– Я ничего не знаю.
Хриплый лай немецкого приказа – офицер выходит из дверей. Два солдата со скамьи привстали, и, присев на хромоногий стул, он спросил угрюмо: «Где ваш Сталин?» Ты сказала: «Сталин на посту…»
Для чего же надо было авторам публикации делать столь грязное дело – устраивать эту дикую пляску на костях, ибо другими словами позицию газеты не назовешь? Как могла подняться рука столь кощунственно порочить святыню, потому что имя Зои Космодемьянской навсегда останется нарицательным. Говоришь «Зоя» и понимаешь: это величайшее мужество, величайшая отвага, смелость, героизм, беспредельная любовь к родине, к своей родной земле… Что хотели журналисты «Комсомолки» доказать? Обесценить бессмертный подвиг девушки? Умалить ее стойкость и мужество? Для чего это надо было делать 72 года спустя после мучительной гибели московской комсомолки? Зря стараетесь, господа! Даже опубликованный в газете клочок старой бумаги, свидетельствующий о болезни Зои, нисколько не заставил меня и, уверена, всех усомниться в величайшем мужестве и героизме юной партизанки.

Мое поколение воспитывалось на подвиге Зои Космодемьянской, молодогвардейцев. Их портреты висели в школе. Мы ими восхищались и мечтали так же безмерно любить свою родину, быть ее надежными сыновьями и дочерьми,  стать летчиками, космонавтами, танкистами, учителями, врачами, быть хоть в чем-то похожими на Зою… Поэму Маргариты Алигер «Зоя» я цитировала на школьных вечерах, на районных фестивалях художественной самодеятельности. Нельзя было спокойно, без волнения, без боли читать, например, эти строчки из произведения: «Как морозно! Как светла дорога, утренняя, как твоя судьба! Поскорей бы! Нет, еще немного! Нет, еще не скоро… От порога… по тропинке… до того столба… Надо ведь еще дойти дотуда, этот длинный путь еще прожить… Может ведь еще случится чудо. Где-то я читала… Может быть! Жить… Потом не жить… Что это значит? Видеть день… Потом не видеть дня… Это как? Зачем старуха плачет? Кто ее обидел? Жаль меня? Почему ей жаль меня? Не будет ни земли, ни боли… Слово «жить»… Будет свет, и снег, и эти люди. Будет все, как есть. Не может быть! Если мимо виселицы прямо все идти к востоку – там Москва. Если очень громко крикнуть: «Мама!» Люди смотрят. Есть еще слова…

– Граждане, не стойте, не смотрите! (я живая – голос мой звучит). Убивайте их, травите, жгите! Я умру, но правда победит! Родина! Слова звучат, как будто это вовсе не в последний раз. – Всех не перевешать, много нас! Миллионы нас!

Еще минута – и удар наотмашь между глаз. Лучше бы скорей, пускай уж сразу, чтобы больше не коснулся враг. И уже без всякого приказа делает она последний шаг. Смело подымаешься сама ты. Шаг на ящик, к смерти и вперед. Вокруг тебя немецкие солдаты, русская деревня, твой народ. Вот оно! Морозно, снежно, мглисто. Розовые дымы… Блеск дорог… Родина! Тупой сапог фашиста выбивает ящик из-под ног…» Это так: «Зоя о пощаде не просила. Ненависть – не слово, это – сила, гордость и презрение к врагу!»

А знают ли сегодняшние мальчишки и девчонки о московской комсомолке, Герое Советского Союза Зое Космодемьянской? Многие десятилетия это имя было для нас – таковым оно остается и сегодня – примером настоящего мужества и отваги. Подвиг никогда не может быть переоценен. Это просто кощунство! Не так много времени осталось до памятного исторического праздника – 70-летия Великой Победы. И тем более непозволительно так цинично относиться ко всему, что связано с бессмертным подвигом советского народа во Второй мировой войне. Ни один герой, живой или мертвый, не должен быть забыт, тем более нельзя подвергать сомнению его подвиг, как это сделала «КП в Беларуси» по отношению к 18-летней комсомолке, Герою Советского Союза Зое Космодемьянской. Это непростительно и низко! Величие героев не померкнет от тщетных усилий так называемых борцов за историческую правду. Какую правду? Ту самую, что разрушает души, вечные земные ценности. Как говорится в одном известном римском постулате, кому это выгодно?

Не могла я спокойно читать в «Комсомольской правде в Беларуси» и опубликованный некоторое время назад еще один материал, теперь уже умаляющий подвиг защитников Брестской крепости. Позиция автора статьи, а, следовательно, и газеты такая: все покидали Брестскую крепость, бежали  из нее, а остались в ней лишь те, кто не успел этого сделать… И никакого такого героизма там не было – те, кто остался там, просто защищались… А что им, собственно говоря, оставалось делать, подчеркивает журналист газеты – к слову, это и была главная мысль материала. И снова я говорю: зачем и кому это надо? Для чего славу и бессмертие защитников Брестской крепости подвергать ревизии? Опять та же цель – разрушить наши души, заставить забыть святыни. А я вслед за Робертом Рождественским говорю: «Трескался бетон, изнемогая, людям было тяжело вдвойне… А над Брестом тишина такая, что нельзя не вспомнить о войне. Было каждое сердце как Брест! Под огнем навесным, перекрестным враг нарвался на тысячу Брестов, билось каждое сердце, как Брест! Сердце билось, боль превозмогая, даже стены плавились в огне… А над Брестом тишина такая, будто мир оглох на той войне. Если б камни могли говорить под летящими вдаль облаками, рассказали б о мужестве камни, если б камни могли говорить…»
Я много раз бывала в городе-герое Бресте. И каждая новая встреча с мужественной крепостью – этим святым и героическим местом для всех – заставляла сердце биться учащенно, ибо героизм и отвага людская – это то, перед чем всегда хочется преклонить колени. Здесь, в Брестской крепости, всегда много школьников, студентов, сюда приходят ветераны Второй мировой, чтобы молча постоять у Вечного огня, вспомнить боевых товарищей, погибших при ее защите. Никогда не смогу забыть это: безногий фронтовик, грудь которого украшали десятки высоких боевых наград, прислонясь к стене, горько плакал… Он не стеснялся этих чистых и высоких слез, и мы все, застыв в горьком молчании, понимали: такое никогда не забудет человеческая память! Так зачем же в нее швырять комки грязи? Зачем умалять мужество защитников Брестской крепости и все, что касается бессмертного подвига советского народа, Великой Победы, в которую навсегда золотой строкой будут вписаны имена многих героев, ушедших в бессмертие, среди которых – Герой Советского Союза Зоя Космодемьянская, молодогвардейцы, защитники Брестской крепости и другие? Дикой пляски на костях, о которой я сказала выше, допустить нельзя! Подвиг героев Второй мировой – и живых, и мертвых – к этому нас обязывает!

Лариса ЧЕРНАЯ