Слово строит судьбу

Татьяна Кладиева«Уж сколько раз твердили миру, что брань гнусна, вредна, но только все не впрок», – перефразируя слова великого баснописца, хочется мне снова сказать сегодня.

На страницах нашей газеты время от времени появляются статьи о культуре поведения людей в общественных местах, в том числе о культуре речевого общения. Но то ли тема эта не кажется многим горожанам важной, то ли не представляется возможным что-либо изменить к лучшему (мол, что тут поделаешь, время такое), то ли не читают многие мозыряне газету и не размышляют о написанном, но воз и ныне там: сквернословие продолжает «править бал» в значительной части нашего общества.

«Не ваше дело, как хочу, так и говорю! Мы вас не трогаем – и вы не лезьте с советами!» – не раз приходилось мне слышать в магазинах и автобусах от молодых людей. Заметила, что люди старшего поколения в общественных местах, в транспорте и магазинах, особенно в присутствии женщин и детей, стараются не сквернословить, а вот молодежи все равно, кто перед ними: стар ли, мал ли. Особенно горько слышать мат из уст студентов педуниверситета. «Да-а, и это наша смена. Они будут учить в школе наших внуков…» –  с болью думают учителя старшего поколения, и не только учителя. Поэтому хочется еще раз поделиться с мозырянами  размышлениями о вреде сквернословия.

Матерная брань, сквернословие – это черное, грязное, скверное слово, еще недавно бывшее недопустимым в обществе, сегодня затопило страну. Брань, за которую в прежние времена могли лишить свободы на пятнадцать суток, как за оскорбление, сейчас вроде бы уже никого не оскорбляет. И не только не коробит, а даже и не удивляет. Это свидетельство опасных сдвигов в жизни народа. Давайте разберемся в истоках русской брани: почему светлый, чистый, совестливый народ наш погряз в словесном безобразии и ныне того даже не замечает?
Грубыми, злыми словами можно не только разрушать здоровье, вызывать болезнь, но и убить человека. Знаете, чем исконно являлась брань? Обороной, т.е. первым словесным предостережением тому, кто тебе угрожает. По толковому словарю С.Ожегова, значение слова «брань» – это не только ругань, но и война, битва. Сначала оборонялись словом, потом пускали в ход кулаки и оружие. Почти вся русская брань имеет значение «мертвый». Таков смысл, например, слова «падло», то есть «падаль». Или «стерва», опять же буквально «мертвечина». Вспомните, в русском языке есть слово стервятник – питающийся падалью. Значение «мертвого» и в слове «зараза». Слово это восходит к глаголу «заразить», «разить», «поражать», то есть убить. Так что ругательство «зараза» исконно обозначало убитого. Похожее значение имеет слово «мразь» – погибший от холода, от мороза. «Сволочь»  также обозначает покойника, видимо, самоубийцу.

Все эти ругательства изначально являются предупреждением обидчику: вот что станется с тобой, если сунешься. Вслед за русской бранью могло следовать только истребление врага. Согласитесь, с таким значением бранные слова естественно применять только к недругам. Совершенно неестественно, когда сволочью, то есть самоубийцей, или заразой, то есть убитым, или падлой, то есть мертвецом, называют друг друга пусть и поссорившиеся, но все же родные люди, вовсе не имеющие намерения убить друг друга. Но ведь слово само по себе имеет силу, энергию. И называть живого мертвым без последствий не получается. Стоит ли удивляться, что после таких слов наши дети, отцы, мужья, жены болеют, хиреют… Немудрено. Сами мы в семейной брани накликиваем на них беду, словом нарекаем их мертвыми.

Страшнее того для души матерная ругань. Это открытое именование детородных органов, что издревле в человеческом обществе считалось признаком наглости, нечистоты. Само слово «наглый» означало человека, способного обнажиться, явиться нагим на людях. Наглого славяне с брезгливостью сторонились, как нарушившего завет целомудрия. На протяжении тысячелетий отношения в семье у славян были основаны на строгой верности. Блуд наказывался лютой смертью или, в лучшем случае, битием. Блуд являлся несмываемым позором для всего рода. Даже намек на блуд был оскорблением. А матерщина – это уже не намек, это обвинение, это бесчестие семье и роду оскорбляемого. Разумеется, и сегодня мы с вами не позволим никому открыто назвать блудниками наших родителей. А вот матерную ругань, которая означает то же самое, только в наглой, вызывающей, грязной форме, мы почему-то переносим равнодушно.

Исследования института Квантовой генетики доказали, что во время отборной брани корежатся и рвутся хромосомы. Мат обладает качеством блокирования созидательных процессов в организме человека. Воздействие брани равносильно радиационному облучению: рвутся цепочки ДНК, распадаются хромосомы. Мат вызывает мутации, аналогичные воздействию радиации. Матерщинники рано становятся импотентами или приобретают урологическое заболевание. Исследования показали, что в странах, в национальных языках которых отсутствуют ругательства, указывающие на детородные органы, не обнаружены заболевания Дауна, ДЦП. Так что выбирайте, люди, как говорить и что говорить. И думайте, прежде чем говорить. Ибо слово наше строит нашу судьбу, направляет к добру и ко злу, а отстранение от сквернословия, матерщины, жаргона – наша национальная самооборона, сохранение семьи, детей, близких в чистоте и целомудрии.

Уверена, что проблема нецензурщины, матерщины стоит уже очень остро. О ней нужно говорить на собраниях в студенческих аудиториях и на классных часах в школах, на производстве и даже в детских садах с родителями.
Сейчас время предновогодних приготовлений, планов, пожеланий. Вспомните строчки: «Говорят, под Новый год что ни пожелается, все всегда произойдет, все всегда сбывается». Пожелаем же себе и друг другу словесной и душевной чистоты, культуры и высоты человеческих отношений.

Татьяна  КЛАДИЕВА,
учитель УО «Мозырский государственный областной лицей».

Слово строит судьбу: 1 комментарий

  • 16.12.2013 в 11:16
    Permalink

    Замечательная статья: огромное спасибо автору!!!!

Обсуждение закрыто.