Кому мешают старики?

Наблюдаем мир с Юлией ПРАШКОВИЧ

Сыновняя любовь – плод больного воображения?

01567826У Ольги Викторовны Зуевской двое детей. Как сама она шутит, мальчик и… мальчик. Так уж вышло, что в школе оба сына особыми знаниями похвастаться не могли. Да чего уж там, перебивались с тройки на тройку – это еще по пятибалльной системе. Однако ровесники мальчишек уважали. Добрые, отзывчивые и справедливые, они в самый трудный момент приходили на помощь к одноклассникам; к учителям относились подчеркнуто вежливо, не позволяя себе нехороших вольностей. Получив аттестат о среднем образовании, мальчишки поступили в училище, где теория опять-таки давалась с трудом, а вот на практике, что интересно, ребята были лучшими. С первой зарплаты купили подарок маме – набор дорогих эмалированных кастрюль. Так и повелось: раз в месяц молодые люди радовали родительницу гостинцами. Пусть это были мелочи, но, почувствовав на себе заботу и любовь сыновей, женщина каждый раз после прихода благодарила Бога за то, что вырастила их заботливыми и отзывчивыми. Сегодня у братьев свои семьи. Однако каждую неделю, несмотря на занятость на работе, а также на семейные трудности, сыновья регулярно приезжают в родительский дом. И совсем не для того, чтобы одолжить денег на предстоящий ремонт. То светильник новый в кухне прикрутят, то стол отремонтируют, то окна помоют, то в подвал за картошкой сходят. Под Новый год все родительские ковры выбили, елку нарядили, гирлянды развесили по люстрам. Что и говорить, хороших детей вырастила женщина…

d7Однако историй таких, к сожалению, с каждым Новым годом становится все меньше. Немодным стало нынче заботиться о своих родителях. Судите сами: у каждого третьего подопечного дома престарелых есть близкие, но только 10% стариков в домах-интернатах навещают родные. Для 90% семья – это персонал и другие старики.

На слуху еще одна история. У Елизаветы Петровны, проживающей в одной из деревень Мозырского района, пятеро (!) дочерей. Достаточно пожилая женщина живет в доме своих соседей, которые забирают ее к себе на зиму, в то время как самая старшая из сестер до сих пор покоряет Москву, вторая по старшинству “девочка” благополучно живет в Минске, в четырехкомнатной, к слову говоря, квартире. Следующая – здравствует в Мозыре, где работает индивидуальным предпринимателем, успешно развивая собственный бизнес. Две младшенькие – жители Киева. У каждой свой собственный частный дом и машина, на которой гораздо удобнее ездить в Крым, нежели пересекать украинско-белорусскую границу. Позапрошлым летом все пять дочерей вместе со своими семьями посетили родительский дом. Для того чтобы разделить свиней, которых пришлось заколоть: престарелая мать по состоянию здоровья не могла больше держать хозяйство. Кроме всего прочего, на семейном совете решено было продать родительский дом. Но тут же решение было отменено в силу того, что мама в таком случае окажется без собственного жилья, а, значит, ее необходимо будет “пристроить куда-то к нам”. “К нам” пятерым женщинам не понравилось, потому они скоренько, по очереди, поцеловали матушку в сухонькие щеки-“черносливы” и благополучно вернулись домой, вверив судьбу пожилой родительницы в руки “замечательных соседей”. Прошлым летом приехать к маме не получилось, так как всем пяти сестрам отпуска удалось “урвать” совсем немножко: две неполные недели. Не успеешь с юга приехать, как снова на работу выходить нужно. Такой вот круговорот…

У Елены Викторовны такого, как она сама говорит, “беспредела” не наблюдается. Дети часто приезжают к маме. Правда, чаще всего подобные приезды сводятся лишь к “вручению” в прихожей пухленьких внучат: “Мы на свадьбу!”, “Мы в гости к Ивановым”, “Мы – на море!”, “Мы – в столицу”. Формулировка меняется в зависимости от поры года. Забирают детей так же, не раздеваясь, в прихожей, под оптимистическое: “На следующих выходных снова увидимся!”

 Семидесятилетний Виктор Илларионович на жизнь жаловаться не привык: “Все у меня хорошо. Дети не забывают. Вот на Новый год шарф подарили!” Шарфом оказался длинный, в затяжках, вязаный прямо-угольник, который долгое время служил подстилкой любимому котенку – 250 долларов штука. В смысле котенок, а не шарф… Лекарства дед покупает исключительно со своей пенсии, а на сдачу практически весь месяц кушает овсяную кашу.

Впрочем, сегодня не все благополучно и у более молодых родителей, которые, как говорится, еще в уме и в здравии. Ирина Аркадьевна, сорокалетняя мать двоих детей, все никак не может отогнать старшего Валика от компьютера. “Отвяжись, отвянь, отлипни”, – все его просьбы о желанном одиночестве начинаются на “о”. А мамины возражения – с междометия “НУ”: “Ну как тебе не стыдно!”, “Ну что ты себе позволяешь!”, “Ну до чего ты докатился!”. Обвинения в подростковой несостоятельности сыплются на стриженый мальчишеский затылок вперемешку с затрещинами. Пару раз Валик попытался дать сдачу. Слава Богу, у мамы синяков не осталось…
А вот пятнадцатилетний Олежка давно уже считает себя взрослым. Правда, обязательства, которые взрослые обычно исполняют, для парня пустой звук. Его “взрослость” проявляется исключительно в исполнении собственных желаний. Причем любым путем. Так, у спящих родителей сынишка вытащил несколько денежных купюр – благо отец оставил свою сумочку с кошельком в прихожей. Как у настоящего “взрослого”, у Олега имеются свои вполне “серьезные” желания: угостить пивом таких же “взрослых” девчонок, вместо школьных уроков сходить в кино, купить себе джинсы подороже. На все эти желания нужны деньги. То, что их можно заработать, как и подобает взрослому самостоятельному человеку, Олежке невдомек. “Мне еще нет восемнадцати – я работать не должен. Родили меня – пусть содержат”, – разглагольствует шустрый паренек, видимо, имея в виду собственных родителей. А те стараются вовсю: с собственного аванса выплачивают сынуле настоящую заработную плату (500 тыс. рублей!), кроме этого, всю новогоднюю премию отец семейства отдал продавцу магазина, в котором любимому сыночку был куплен очередной суперсовременный смартфон. Олежкины “шнурки” с таким же упорством благоговеют перед отпрыском, как и одинокие старики, “заботливо” отправленные горячо любимыми детишками в дом престарелых. Они так же “выгораживают” собственных отпрысков, искренне веря в придуманные самими же оправдания.

…На серьезный анализ по теме “В чем причина пренебрежительного отношения к старикам” не претендую. Все истории были подсмотрены и описаны исключительно для констатации печальных фактов. А еще, может быть, для того, чтобы мы в очередной раз подумали над тем, как жить дальше. Ведь, как утверждают социологи, к 2020 году люди пожилого возраста составят треть населения республики. Это что же, все они будут жить в казенных домах?!