Василий Ткачев: «Лучше больше читать, чем плохо писать»

режиссер 3С известным писателем Василием Ткачевым, одним из авторов пьесы «Ляльки», посвященной 70-летию Великой Победы, нам удалось поговорить незадолго до начала премьерного показа спектакля в Международный день театра. Постановку спектакля с актерами Мозырского драматического театра им. И.Мележа осуществил соавтор и режиссер Юрий Вутто. К слову, новый спектакль пришелся по душе мозырскому зрителю.

– Василий Юрьевич, откуда в вас эта потребность писать? Передалась по наследству?

– Я всю жизнь мечтал стать писателем, даже не знаю почему. Мой отец иногда писал заметки в газеты, басни на местные темы для стенной колхозной газеты. Я в детстве много читал и мечтал, как я сам буду писать. Потом написал рассказ и отослал его в детский журнал «Вясёлка», его напечатали и прислали мне 15 рублей гонорара. Это были хорошие деньги по тем временам, у деда тогда пенсия была 12. «Меньше бегай, а больше пиши. Видишь, какие деньги получил», – сказал он мне то ли шутя, то ли серьезно. «Хорошо, дед, буду стараться», – пообещал я.

А сейчас больше работаю с театрами. Перевешивает драматургия. Только теперь я по-настоящему понял театр. Главное для писателя – почувствовать театр. Это только кажется, что написать пьесу просто. Еще Иван Петрович Шамякин заметил, что написать пьесу – все равно что роман. Все герои должны быть разными по характеру людьми, думать и говорить по-разному. Да и сюжет должен держать зрителя в напряжении.

Я прошел хорошую школу драматургии. Трижды участвовал во Всесоюзных семинарах Министерства культуры СССР. Первый мой спектакль «Седой аист» был поставлен в 1985 г. в Могилевском областном драматическом театре. Потом поставили «Окна» в Гомельском областном (всего моих спектаклей там поставлено 6). Сейчас более плодотворно работаю с кукольным областным театром – в репертуаре 3 моих спектакля: «Где живет Некукарека», «Не все зайцы – кролики» и «Чарадзейны рукзачок». В Гомельском городском молодежном театре идет спектакль «Букет для внука», пьесу мы написали вместе с Юрием Вутто, это наша первая совместная работа. На сцене Мозырского драматического театра им. И. Мележа шла моя комедия «Шкірдзюкі займаюць абарону», сейчас в его репертуаре – сказки для детей «Заяц-гром» и «Непослушная спичка», а также инсценировка «Снежной королевы». Спектакли по моим пьесам сегодня востребованы, и это, безусловно, радует.

– Как бы вы сами себя охарактеризовали?

– Что такое писатель, драматург? Я сижу дома в своем кабинете и пишу в тиши и уединении. Бывают встречи с читателями, выступления перед аудиторией. Охотно езжу на премьеры спектаклей. Я занимаюсь тем, что люблю, и это самое главное. Утро я начинаю наедине с компьютером. Это мое рабочее место. Приготовлю чашку кофе и пишу. Пока я не заработаю себе на завтрак, ничего не ем. Шучу, конечно, но доля правды в этом есть. Бывают, ясное дело, такие дни, когда совсем ничего не пишется. Идет накопление материала. А потом как прорывает. Если черновой вариант не напишу за 3-4 дня, то пьесы не будет. Всего я написал около 60 пьес (надо будет подсчитать), издано 25 моих книг. Иногда сам себе удивляюсь, как это мне удалось столько написать. Но когда окунаешься в эту стихию, то ничего не замечаешь, работаешь и работаешь… Некогда, одним словом, оглядываться.

– «Кто на каком языке думает, тот к тому народу и принадлежит», – сказал великий составитель словаря русского языка В.И. Даль. Вы пишете на белорусском языке, а на каком языке вы думаете?

– Я – белорус, и думаю и пишу на белорусском языке, потом, если есть в том необходимость, перевожу себя на русский. Но запас белорусских слов у меня больше, так как я читаю в основном на белорусском, да и мама моя была учителем белорусского языка и литературы, что-то от нее передалось, видать.

– Как вы относитесь к известности?

– Я ее не чувствую. Разве что неловко становится, когда где-нибудь на улице или в очереди начинают громко говорить: «О, так это ж писатель Василь Ткачев!» Особенно после того стал популярен, как вел передачу на областном телевидении «На прызбе з Васілём». На рынок пришел как-то, а продавец не отпускает: «Купите у меня рубашку, теплее будет на прызбе сядзець». Купил. И теперь у меня есть та рубашка, такая теплая, ей сносу нет. Не ношу уже, а выбросить жалко… Таких случаев много.

Спектакли по моим пьесам идут не только в Беларуси, но и в России, Украине и Казахстане. Пьеса «Ляльки» в трех театрах уже ставится. Почему-то уверен, что у нее будет счастливая судьба.

– Легко ли вы писали «Ляльки»?

– Сначала мы обсудили все детали с Юрием Вутто, а потом я начал создавать текст. Затем подключил к работе над текстом и Юрия Леонидовича. По электронной почте переслали друг другу написанное, кое-что дополняли, меняли. Мы должны с ним еще и третью пьесу написать. Какую? Пока думаем над сюжетом. Бог троицу любит – так ведь говорят в народе?

– А сюжет для «Лялек» где взяли? Из жизни?

– Моя жена с Урала. Когда она была в положении, а я учился во Львове, то поехала рожать к моим родителям в деревню, на Быховщину. Там одновременно с ней еще две женщины родили. Это их, молодых мам, потом как-то и сдружило… Вот я и представил этих молодых мам в первые дни войны… Моя мама также мне много рассказывала о том, как прятали детей во время войны от немцев. А случай, как белорусский солдат во время войны в Прибалтике «заимел» ребенка, а потом, когда литовка к нему приехала, убежал в лес, мне рассказали. В нашей гомельской, кстати, библиотеке №6. Во время войны всякое было. У моей матери был жених, врач. Пока он демобилизовался из армии, мама уже со мной на руках сидела. Женщина ждет-ждет, а ласки-то ей хочется.

– Как вы к критике относитесь? Вы реагируете на нее?

– Критик – это, как правило, тот человек, который сам не умеет писать, а учит других. Меня критиковали, когда я начинал. А теперь никто не критикует, только хвалят.

– О ком из наших современников вы могли бы сказать, что это герои нашего времени?

– Я очень болею за Дашу Домрачеву. И радуюсь за нее. Она вносит какую-то свежую струю в нашу прагматичную жизнь. Я заядлый хоккейный болельщик. Мы с сыновьями ездим даже иногда в Минск в Ледовый дворец на матчи «Динамо». Конечно, посещаю все матчи «Гомеля». Да не только спортсменами горжусь. Артистами, людьми многих других профессий, которые чего-то добиваются в жизни.

Жаль, что умирают мои любимые писатели. Недавно не стало Валентина Распутина. До этого ушли Иван Шамякин, Василий Белов, Виктор Астафьев… Очень люблю Василия Шукшина, перечитываю его по нескольку раз. А сейчас посмотрите: некого читать. Когда я начинал путь в драматургию, мне здорово помогли московские драматурги Валентин Озерников и Михаил Варфоломеев, они переводили мои первые пьесы на русский язык. Сейчас я это делаю сам.

– А теперь вы кому-то помогаете?

– Я 16 лет возглавлял Гомельское областное отделение Союза писателей Беларуси и всегда помогал, когда видел, что человек талантливый.

– Как вы отличаете талант от псевдоталанта?

– Оно же видно сразу. Одну-две страницы достаточно прочесть. Были у нас талантливые писатели на Гомельщине. Это Иван Серков, Владимир Веремейчик, Микола Янчанко. Сегодня живут и здравствуют Михась Даниленко, Изяслав Котляров, Софья Шах, Нина Шклярова… Раньше сложнее было попасть в Союз писателей. Сейчас другое время. Тогда было 7 писателей в Гомельской области, а теперь за 50. Были требования и критерии строгие. Теперь редактуры фактически нет. Плати деньги, выдавай книги и вступай в Союз писателей. А раньше только в государственном издательстве книги печатали, редактура была требовательной. Я прошел через хорошую школу. Считаю, что писатель – это тот человек, который напишет так, что после него ничего не надо редактору переделывать. Да и корректору не надо расставлять знаки препинания.

– Вспоминается известная фраза: «Раньше в Тульской губернии был один писатель Толстой, а теперь 270, и ни одного Льва Толстого». Так и здесь.  Василий Юрьевич, что вы пожелаете молодым авторам, которые хотели бы стать литераторами?

– Думайте над каждым словом. Читайте больше. Относитесь положительно к критике, без амбиций, не обижайтесь, если кто замечание сделает.

Максим Горький назвал литературу сказкой для взрослых. Чтобы что-то написать, надо подумать, как написать так, чтобы людям было интересно. Как оно было на самом деле – это не всегда интересно. Лучше написать, как не было, но чтобы это было интересно. Фантазировать, додумывать надо. Но не искажать нашу жизнь, писать правду и только правду. Но красиво! Тогда тебя будут читать. Я так и стараюсь делать. И, когда в рейтингах самых читаемых белорусских авторов занимаю место в десятке, – этим, конечно, горжусь.

Ирина АЛЕНИНА
Сергей ШАПОВАЛОВ (фото)