Из зала суда Мозырского района: убийца… родной отец

Смерть ребенка – это всегда огромная трагедия и самое большое горе. Но, когда ни в чем неповинные дети погибают от рук собственных родителей, – это настоящий шок, который трудно объяснить словам.

То, что произошло в Мозыре чуть больше года назад, многие не забудут никогда. Жуткая новость потрясла не только районный центр, но и всю страну. Январским вечером в дежурную часть Мозырского районного отдела внутренних дел позвонил местный 39-летний предприниматель и сообщил, что убил своих детей. После звонка мужчина выпрыгнул с балкона четвертого этажа, но остался жив. Прибывшая на место преступления следственно-оперативная группа обнаружила тела 9-летней девочки и ее 17-летнего брата с признаками насильственной смерти. Эксперты установили, что юноше были нанесены множественные удары молотком, а девочка была задушена. В момент убийства несовершеннолетних детей обвиняемый был пьян. В его крови было обнаружено более 2 промилле этилового спирта.

Уже в ходе следствия стало известно, что ранее мужчина привлекался к уголовной ответственности за хулиганство и избиение, не-однократно – к административной. Злоупотреблял алкоголем, дважды предпринимал попытки самоубийства. Называют мотив преступления: месть супруге, которая собиралась расторгнуть с ним повторный брак (ранее они уже женились и разводились). В октябре 2015 года женщина подала документы на развод. На момент преступления продолжался бракоразводный процесс. По результатам психолого-психиатрической экспертизы обвиняемый мог в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими. Но он поднял руку на собственных детей из чувства мести к супруге и жестоко, цинично лишил их жизни.

Добропорядочному человеку сложно понять, что толкает с виду нормального мужчину на такие кощунственные преступления. Но был ли он нормальный? Конечно, нет. За маской скрывался жестокий садист с психическими отклонениями. Кстати, диагноз отца-убийцы звучит, как «психическое расстройство в форме смешанного расстройства личности».

Следствие продолжалось довольно длительное время. Ведь после трагедии мужчина сперва лечился в больнице от полученных травм, потом проходил психиатрическое обследование. И вот, в ноябре минувшего года в Мозыре началось выездное заседание Гомельского областного суда по данному делу.

До появления в зале заседания своей бывшей супруги мужчина ведет себя спокойно, а потом то и дело бросает взгляды на нее, словно хочет что-то сказать. Заметив нацеленные на него объективы фото- и видеокамер, отворачивается. Среднего роста, в очках, он даже производит впечатление интеллигентного человека: ни за что не скажешь, что способен на столь жуткое преступление.

Только во время обычной судебной процедуры по установлению личности становится заметным, что он несколько заторможен, отвечая на вопросы, заикается. Впрочем, нельзя не заметить, что это он делает специально. На неудобные вопросы не отвечает или отвечает сухо. Так, на вопрос судьи о семейном положении и о прежних судимостях молчит. А между прочим, за плечами у него полтора года исправительных работ и штраф. На момент совершения преступления не работал, поясняет, что был оформ-лен как опекун тяжело больного отца, инвалида первой группы.

Вскоре судья сообщает о том, что было принято решение провести процесс в закрытом формате, так как в ходе него будут выясняться также моменты интимной жизни бывших супругов.

Судебное заседание продолжалось более месяца. И вот, в конце декабря был оглашен приговор. Мужчина признан виновным в совершении убийства с особой жестокостью двух человек. Посему Гомельский областной суд приговорил его к исключительной мере наказания – смертной казни.

В областной прокуратуре рассказали, что мужчина уже после трагедии продолжал изображать страдальца, на публике симулировал расстройство здоровья, хотя сам быстро поправился. Поведение на суде тоже удивило. Вначале во всем обвинял бывшую супругу, а на конкретные вопросы отвечал витиевато. Так, на конкретный вопрос: «Зачем убил детей, если виновата жена?», только молча пожал плечами. Потом утверждал, что ничего не помнит. И что самое страшное, он ни малейшим образом не соизволил раскаяться или сожалеть о содеянном. Даже когда в ходе судебного заседания мужчине были показаны фотографии детей с места преступления, он не проронил ни слезинки. Более того, обвиняемый делал вид, что не понимает, чего от него хотят. Такую хитрую тактику поведения раскусили эксперты-психиатры в ходе специальных тестов. Согласно их заключению, у мужчины была «грубая, стойкая позиция пренебрежения к социальным правам и обязанностям, склонность вступать в конфликты с окружающими, тенденция действовать импульсивно, демонстративность, подозрительность, черствость, равнодушное отношение к чувствам других людей».

Такие люди обычно не хотят признавать и не признают своей вины в чем бы то ни было. У них отсутствует такое понятие, как раскаяние. Остановить его агрессивное и асоциальное поведение невозможно ни медикаментозным способом, ни путем оказания психологической помощи. Однако здесь встает другой вопрос: можно ли было избежать, предотвратить трагедию? Сейчас сложно ответить на этот вопрос однозначно. Но в любом случае данная трагедия показала не те недоработки и ту «абыякавасць», которые были в наших с вами действиях. Мы все с вами виноваты в этом, что не сделали тот главный первый шаг к спасению детей.

Вот, что сказала на этот счет психолог Ольга Маховская: «Трагические случаи происходят чаще всего, когда всем все равно. Родные и соседи могут пожимать плечами, говорить, что все вроде было нормально, никто не пил, не дебоширил и не дрался. Пока не случится беда, никто не вмешивается, и никто про это не знает. Алкоголизм —  это еще одна причина. Это — национальная беда, отягощенная психологическими комплексами, в частности, снижением критики, непониманием последствий своих поступков, эмоциональной холодностью и равнодушием, сужением горизонтов. Из таких семей (где родители алкоголики) детей нужно изымать, просто чтобы дать им выжить. Потому что эти все рассуждения, а где ребенку лучше будет – в семье или приюте – они имеют смысл только, если ребенок жив. Да, мы все очень заняты. И заглянуть в чужую семью вряд ли кто отважится или найдет время. Лишь бы со своими проблемами разобраться. Знаете, культура отношений настолько упала в семье, и положение детей стало просто трагическим, потому что ребенок не может противостоять, как следствие такого положения детей, увеличивается количество побегов и суицидов. Иерархия ценностей такова, что сегодня ребенок и его жизнь не на первом месте».

А ведь мы в ответе за своих детей, за их жизнь и здоровье. Так давайте сделаем так, чтобы их жизнь была долгой и счастливой! Берегите детей!

Сергей БОРОВИК

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *