«Все дышащее да хвалит Господа!»

Каждый православный храм – это особый мир, в котором все не похоже на обыденное мирское: интерьер, облачение священников, церковная утварь. Даже запах ладана, воска – теплый и добрый, свойственный только церкви, – окутывает каждого входящего в храм.  Место, где стоит храм, освещено  солнечным светом, видно со всех сторон. И архитектура здания имеет свои, только ей присущие, черты. Все это настраивает на молитву, а богослужебное,  церковное пение – особенное. Ему чуждо выражение восторженности, печали, гнева, т.е то, что называем эмоциональностью.

Церковное пение родилось в древней церкви и органически проистекало из глубины духовного опыта тогдашних христиан. Пение в первые века было общим – отдельных хоров не существовало. Каждый прихожанин церкви был единокровным ее членом.  «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа» (Деян.4:32). Отзвуком  церковного пения в наши дни является пение молящимися в храме «Отче наш» и «Символа веры». Придя на службу и услышав неспешное, спокойное и умиротворенное пение, человек проникается молитвенным настроением, и оно не отвлекает богомольца эмоциональным исполнением, а, наоборот, помогает его общению с Богом. Святитель Иоанн Златоуст говорил, что ничто так не возвышает душу, ничто так не окрыляет ее, не удаляет от земли…, как согласная мелодия и управляемое ритмом божественное песнопение (толкование на псалом 41).

«Хвалите Господа, ибо Господь благ; пойте имени Его, ибо это сладостно..» (Псалт. 134, 3).

«Церковь стоит без пения», – так говорили о храме, в котором не совершается богослужение. Таким образом, за богослужением пение и молитва – равные и дополняющие друг друга действия, и в известном смысле пение есть молитва, а молитва есть пение.

В Свято-Михайловском кафедральном соборе города Мозыря уже несколько лет поет замечательный мужской архиерейский хор. Его пение привлекает людей. Замечено, что в те дни, когда поет архиерейский хор, в храме больше прихожан. Пение архиерейского хора дает верующему ощущение соборности, что мы сильны и едины. «Где двое или трое собраны во Имя Мое, там Я посреди них», – так сказал Господь (Мф. 18:20).

Человек ищет сокровенного общения с Творцом. И пение хора помогает этой великой тайне – встрече человека с Богом, не разрушая ее светским, эмоциональным пением. Мягкое, льющееся без резких звуков пение мужского хора помогает молитвенно настроиться. А человек, который впервые зашел в храм, возможно, из-за простого любопытства, слышит удивительно красивое пение  – стройное и молитвенное, и обязательно придет, чтобы еще раз пережить это необычайное чувство прекрасного. Поэтому можно сказать, что мужской архиерейский хор выполняет миссионерскую задачу.

А чем отличается, кроме репертуара и акапельной манеры исполнения, церковный хор от светского? С этим вопросом я отправилась к регенту (руководителю) мужского архиерейского хора собора протодиакону Георгию Тывонюку.

– Отец Георгий, какие задачи выполняет ваш хор?

– Миссионерскую и еще несколько важных других. Например, значительный момент в служении – это когда священник и молящиеся совершают единую молитву, а хор озвучивает ее.  Нужно спеть так, чтобы люди в храме слышали не музыкальное произведение, а больше сосредоточились на словах молитвы. Это тоже одна из задач церковного хора.

– Говорят, что лучшая оценка церковному хору, когда его пение не замечают, а внимание прихожан больше сосредоточено на службе. Это так?

– Когда регент или кто-нибудь из хористов интересуется у прихожанина, как они сегодня пели, а в ответ услышит: «Не заметил!» – значит, хор справился с задачей. Произошло единение пения с молитвенным состоянием человека.

– Регент – это как бы правитель церковного хора. Слово «правитель» звучит достаточно грозно. А какие качества должны обязательно быть у регента?

– Терпение. И умение быстро ориентироваться в любой нештатной ситуации.

– Чем отличается регент от дирижера?

– У регента палочки нет (улыбается). У дирижера взмахи рук широкие, летящие, а у регента сдержанные, на уровне глаз.

А если серьезно, прежде всего, подходом к произведению и манерой управления. Пение хора – это голос всех молящихся в храме. Кроме того, клирос – это не сценическая площадка. Здесь восторженность или трагизм неуместны. Пение должно быть ровным, не отвлекающим от молитвы, а побуждающим к ней.

У дирижера репертуар заранее обозначен и устойчив, рассчитан на длительное время. У регента же он постоянно меняется согласно уставному кругу богослужения.

  – В церковном хоре поют только верующие, или может прийти любой человек и стать его участником?

– В нашем хоре милостью Божией все певцы – люди верующие. Но в каждом хоре по-разному, есть и неверующие. Они постепенно воцерковляются. Главное, что человек пришел к Богу, а каким путем – не важно.  Хористом может стать любой желающий петь, имеющий способности.  Например, Вячеслав Афанасьев подошел к нам на вечерней службе и поинтересовался, можно ли петь в хоре. И теперь он поет вторым тенором.

Мы будем очень рады новым участникам нашего хора. Милости просим, приходите все, кто желает петь в церковном хоре. Это прекрасно и интересно!

– В кафедральном соборе всегда пел женский хор, и вдруг стал петь мужской. Как складывался такой профессионально поющий мужской коллектив? 

– Становился он не сразу, а постепенно. Идея мужского хора возникла у Сергея Гусара. Пели вначале в два голоса, затем присоединился протоиерей Сергий Вачугов. Вскоре стали петь четырехголосные произведения.   Учились четкой артикуляции, чувству ансамбля, умению слушать партнера и держать партию. Так, шаг за шагом, вернее, голос за голосом и сложился сегодняшний певческий коллектив.

– Отец Георгий, в коллективе люди разных профессий, занятые своими делами, имеющие семьи, а хор требует много времени: репетиции, пение на службах. Кто они, люди, успевающие так много?

– В хоре поют 10 человек. Это священнослужители и прихожане: о. Марк (Тимченков), о. Александр Махнач, о. Анатолий Малина, о. Владимир Изюмов, диакон Игорь Сивченко, иподиакон Сергей Гусар, Вячеслав Афанасьев, Виктор Дубров, Андрей Журав.

У каждого свои профессиональные обязанности, семья.  Любовь к пению, к церковной службе определяет все. Находится время для репетиций и пения на богослужении. Полным составом мы собираемся нечасто, т.к некоторые священники живут в далеких приходах. В основном поем малым составом – те, кто служит в соборе. Полным составом – на епархиальных торжествах, в Рождественскую и Пасхальную недели.

– Отец Георгий, а когда вы стали петь в хоре?

– Это результат трудов моего духовника о. Владимира Петручка, он сам очень любил петь и учил нас, воспитанников воскресной школы. Затем обучение в Богословском регентском училище и в семинарии, там пел в семинарском хоре.

– У каждого прихожанина есть любимые молитвы: одни любят песнь Симеона, другие – Херувимскую. Каждый, когда слышит любимые слова, проникновенно исполненные архиерейским хором, возможно, становится ближе к Богу. Что вы любите петь?

– Песнопения Великого поста, Страстной седмицы (недели) и, конечно же, радостное, Пасхальное!

Архиерейский мужской хор – это достояние не только кафедрального Свято-Михайловского собора, но и всего города Мозыря. Уникальность хора – в единстве звучания и подборе голосов… Церковное пение – это часть евангельской проповеди в сегодняшнем мире. Надеемся, что архиерейский мужской хор будет пополняться новыми голосами и своим чудесным пением мягко и трепетно подводить нас к великой тайне – тайне общения человека с Богом.

Тамара КОШЕВНИКОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *