Математики много не бывает! Интервью с учителем мозырской гимназии Еленой Чак

Уверена Елена Николаевна ЧАК, учитель математики высшей квалификационной категории ГУО «Гимназия имени Я. Купалы». 

В 1988 году с красным дипломом закончила физико-математический факультет Мозырского государственного педагогического института имени Н.К. Крупской по специальности учитель физики и математики. В 2018 году выпускник гимназии Андрей Мартинович, ученик Елены Николаевны, набрал 100 баллов на ЦТ по математике.

Елена Николаевна отвечает на некоторые «вечные вопросы» по неисчерпаемой теме «Школа: что делать?».

— Какие проблемы вас волнуют с точки зрения преподавания вашего предмета – математика?
— Прежде всего, это учебники. Они меняются порой быстро, не успеваем привыкнуть. Сейчас пришли новые пособия в 6 и 8 классах: если 6-классники учатся по новой программе уже второй год, то 8-классники, получаются, первопроходцы. Учебники неплохие, материала очень много, но, на мой взгляд, слишком много теории: если раньше все самое важное умещалось на один лист, то сейчас до 5-6 листов, пусть и с примерами — не у всех хватает терпения дочитать до конца. Задачи предлагаются разные, от простых до повышенной сложности, но так как в гимназии осуществляется дифференцированный подход – с 8 класса в этом году вновь появились профильные: физико-математический и филологический классы (в предыдущие годы — с 10 класса) – есть возможность выбирать разноуровневые задания и для базового, и для профильного класса, а также для домашней и самостоятельной работы.

Не первый год беспокоит проблема: к ЦТ мы перешли давно, но школа получается оторванной от подготовки к централизованному тестированию, в большей степени нацелена на подготовку к итоговой аттестации после 9 и 11 классов. Потому что выпускные экзамены после 9 и 11 классов по математике – это контрольная работа, абсолютно другой вид заданий. Соответственно, другой подход в оформлении, в решении: если в тестах можно решать кратко, где-то догадаться, выбрать методом исключения, то в контрольной все нужно обосновать. Поэтому хотелось бы, чтобы школьные выпускные экзамены приблизились к тестам. У меня много наработок в рамках выбранной темы по самообразованию, связанной с разработкой и применением тестов; мои ученики учатся работать с тестами с 5 класса.

Добавлю, что я сторонник централизованного тестирования: исчез субъективизм экзаменаторов из приемной комиссии, человеческий фактор сведен к минимуму – осталось только справиться со своим волнением. У нас в гимназии администрация нацеливает на работу по подготовке к ЦТ и получению высоких результатов, однако за каждый невысокий результат сам себя всегда коришь сильнее, чем на самом строгом совещании. Очень благодарна бывшему методисту ГОИРО Юлии Капитоновне Войтовой, которая регулярно проводила анализ ЦТ по всей республике: какой процент правильного/неправильного выполнения того или иного задания, полный разбор заданий по темам. Была отличная обратная связь, и мы, математики, знали, на какие аспекты надо обратить внимание. Хотелось бы сохранить эту традицию.

Думаю, каждый согласится, что технический, технологический прогресс, экономическое развитие страны невозможно без специалистов со знанием математики. В гимназии уже много лет сохраняется традиция нацеливать детей на поступление в высшие учебные заведения, поэтому соответственно выстраивается и работа с ними. В 2017/2018 учебном году мой ученик, выпускник 2018 года Вадим Митяй, занял первое место на Кубке ГГУ по тестированию по математике. Во вступительной кампании 2018 года мои выпускники показали высокие результаты: 28 ребят участвовали в тестировании, средний балл – 65,14 – в два с лишним раза выше, чем средний по республике. Андрей Мартинович набрал 100 баллов.

Что касается споров о преимуществах 5- и 10-балльной систем оценок, то, на мой взгляд, действующая система позволяет оценивать детей более объективно, чем когда в универсальную «тройку» входили и те, кто немного недотягивал до «четверки», и те, кто отвечал чуть лучше «двойки».

— На ваш взгляд, дети сегодня в школе перегружены знаниями, уроками?
— Мы стараемся на уроках дозировать нагрузки, предлагая различные задания, включаем физкультминутки. Домашнее задание – не более 30% от того объема, который рассматривался на уроке. Здесь и я контролирую, чтобы этот параметр выдерживался, и меня контролируют. Остальные задания – уже по желанию учащегося, как правило, мотивированные учащиеся стремятся сделать как можно больше. Категорически против «решебников», но это, похоже, уже неизбежное зло, которое, не победить. Убеждаю, что ребенок должен думать сам или прийти и узнать, как решать, на уроке математики.

Если сравнивать учебный материал с позиции «раньше и теперь», то сегодня он сложнее. Те задачи, что раньше были олимпиадного характера для продвинутых школьников, сегодня уже включены в учебники в качестве ключевых задач. На мой взгляд, для базового уровня, т.е. для детей-гуманитариев, которым математика будет не нужна в будущем, задания можно сделать проще. Поэтому сегодня учителям приходится дифференцировать материал по уровням, согласно профилю класса и уровню учащихся.

Саму школьную программу по математике, на мой взгляд, дальше разгружать не надо, в ней и так многие темы убраны (производные (сохранились в преподавании на повышенном уровне), интегралы – т.е. начала математического анализа), оставшись только для детей, которые изучают математику на повышенном уровне. Она соответствует и возрасту, и требованиям для каждого года обучения. Но важен подход учителя: должен быть дифференцированный, индивидуальный и соответствовать профилю класса и уровню учащихся в этом классе.

— Как, на ваш взгляд, согласовать требование «убрать из школьной программы все лишнее», естественно, ради здоровья детей, с требованиями высшей школы, где ничего «лишнего» в программах нет? Как пример, пишет знакомый студент-первокурсник факультета прикладной математики и информатики БГУ после первой недели учебы: «Сегодня были полярные системы координат (в том числе и в пространстве), начало комплексных чисел и прочие чернокнижные штучки…» Разве это проходят в школе? И как преодолеть этот разрыв?
— Конечно, высшую математику и математический анализ никто не упростит и не отменит, и стресс «это мы не проходили…» в начале первого учебного года в вузе практически неизбежен. Но если школьник собрался учиться на таком сложном факультете, то и готовиться надо соответственно и явно не один последний год перед поступлением. Когда ученик заинтересован в конечном успехе, решая соответствующие задачи, то он легко в итоге включится в учебный процесс, имея хорошую базу, созданную в школе.

Кстати, на повышенном уровне начала матанализа мы преподаем. Также уже несколько лет сотрудничаем с очно-заочной школой при БГУ по математике и информатике – задания у них сложные, поэтому группа небольшая. Участвуем в конференциях и олимпиадах, которые проводит Гродненский государственный университет, с этого года появилась возможность участвовать в заочных турах. Интернет дарит много возможностей для участия в различных очно-заочных школах, олимпиадах, конкурсах.

Родители тоже должны обращать внимание на своих детей, помогая с выбором места учебы и будущей профессии, вовремя направляя и подсказывая в сотрудничестве с учителями. У нас в гимназии создаются все условия, чтобы мечты осуществились; это факультативные занятия, группы на платной основе, стимулирующие занятия, межшкольные факультативы для учащихся города и района.

Применительно к математике метод прост: больше решать задач – при всех современных технологиях наши главные инструменты по-прежнему мел, доска, тетрадь и ручка.

Решать, решать и решать задачи.

— Проще говоря, это честно, что один ученик решает задачи попроще, другой посложнее, но итоговая оценка все равно одинаковая?
— Если говорить о дифференциации, то считаю это нормальным – разные задания для разной степени одаренности учеников по твоему предмету. Потому что учеников надо поддерживать, создавать ситуацию «успеха», давать возможность самостоятельно справиться и решить задачу на ту же «девятку», пусть она будет проще, чем для сильного ученика. Нельзя все время говорить, что твой потолок – «шесть-семь», и выше не прыгнешь. И оценка ставится не только за знания, но и за отношение к работе. Будет желание — будет результат. Поэтому в порядке вещей, когда ученики филологического класса усваивают математику на хорошем базовом уровне, получая высокие оценки, но обязательно проявляя себя в работе.

Давным-давно звучала мысль, что те предметы, которые ребенок выбрал – оцениваем, остальные – факультативно, но, мне кажется, только в старших классах ученик сможет уже реально оценить, какие науки ему необходимы в жизни. И не только два-три предмета – они должны выходить из школы всесторонне образованными людьми. И математике надо учить всех с последующей дифференциацией по способностям к точным наукам.

— Репетиторство – это зло или нормальное явление?
— Я отношусь спокойно и считаю его помощником учителя, (репетитор от лат. repetitor — тот, кто повторяет). Но основным источником получения информации, приобретения умений и навыков все равно остается школа, в ней он проводит львиную долю своего времени. Но есть и право родителей принимать решения, как их ребенку удобнее дополнительно учиться, есть спрос и на различные репетиторские центры.

Но у себя в гимназии мы предлагаем настолько много средств и возможностей для изучения предметов и математики в частности, что, при наличии соответствующего отношения к учебе, этого будет достаточно для поступления в любой вуз без услуг репетитора.

— С вашей точки зрения, математики в школе должно быть больше или сегодняшний уровень достаточен?
— Детей всегда убеждаю, что математика важна, необходима, интересна. Для всех, даже тех, кто считает, что «никогда не понадобится» — логика развивается с ее помощью. Она действительно «ум в порядок приводит». Как говорил Платон: «Разве ты не заметил, что способный к математике изощрен во всех науках в природе?»

Поэтому даже не потому, что это мой любимый предмет, а также дополнительные часы и нагрузка, я за увеличение времени на изучение этой науки. И если ребенок решил связать свою жизнь с математикой, то я буду с него еще больше требовать, и еще больше ему задавать, и вкладывать в него еще больше!

Дмитрий КУЛИК.