Звонят, откройте дверь! «Скорую помощь» вызывали?

Наш корреспондент подежурила вместе с медиками в ночную смену.…Ближе к восьми вечера на Мозырскую городскую станцию скорой и неотложной медицинской помощи начинают возвращаться сотрудники с дневной смены. Садятся за написание отчетов, на все вопросы улыбаются: сейчас лучше не беспокоить, надо сосредоточиться. Спустя несколько часов, проведенных с ночной сменой «скорой помощи», я буду удивляться, как у них вообще находятся силы сохранять веселость и доброжелательность. Работа сотрудников «скорой» – это 12-часовая смена в постоянных разъездах по городу и сельской местности, голос диспетчера, по рации диктующего адрес очередного вызова, и пациенты, от которых порой приходится ждать чего угодно.


Я напросилась на дежурство с «ночной» бригадой «скорой помощи», чтобы своими глазами увидеть, как работают медики. Пишу этот материал с глубоким уважением к ним.

В назначенное время я уже в диспетчерской станции скорой помощи. Заступает на смену диспетчер Наталья Васильевна Левая, с ней мы знакомы: несколько лет назад я делала репортаж из диспетчерской. Желает мне успехов и отправляется на рабочее место. А я тем временем переодеваюсь в заблаговременно выделенную мне форму сотрудника «скорой помощи» – чтобы не выделяться и не досаждать пациентам и их родным долгими объяснениями, почему я нахожусь среди медиков. Соответственно, обещаю не вмешиваться в работу, на вызовах тихонько стоять в стороне в качестве «стажера».

Выданная мне бордовая форма великовата по размеру, зато в ней очень тепло. Знакомый фельдшер, тоже заступающий на смену, улыбается: «А я сначала подумал, у нас новая сотрудница. Вам идет!»

Пересменки у сотрудников как таковой нет: пришли на работу, переоделись, получили необходимые медикаменты и медицинские инструменты, погрузились в машину и отправились по вызовам.

Голос диспетчера в динамике перечисляет бригады на выезд. Среди них и моя 127-я фельдшерская бригада. Поскорее направляюсь к машине, где меня приветствуют медики. Они знают, что вместе с ними будет журналистка: принимают меня радушно, и это очень приятно.

Состав нашей бригады такой: фельдшеры Наталья Анатольевна Буракова и Виталий Анатольевич Горох, водитель Олег Васильевич Стецкий. Я – «стажер» и посильный помощник (все мои «обязанности» сводились к тому, чтобы помочь подержать дверь, пока на носилках несут пациента).

Вечерний город озарился огнями. А мы едем по улице Притыцкого: первый вызов – в микрорайон Железнодорожный. Фамилия пациентки фельдшерам хорошо известна: к ней на вызов далеко не впервой. 92-летняя женщина страдает от стенокардии, ей часто необходима помощь.

– Здравствуйте, Яковлевна! – громко приветствуют хозяйку медики. Осматривают: меряют артериальное давление, слушают, делают ЭКГ. Необходимо снять высокое давление, готовят «горячий укол». Растроганная пациентка желает здоровья докторам и стойко держится, пока в вену ставят укол. У пожилой женщины слабые вены.

На первом вызове мы провели много времени. Фельдшеры добились улучшения состояния пациентки, и, удостоверившись, что давление снизилось, уходят. Возвращаемся в машину, Наталья Анатольевна по рации передает: «127-я свободна».

Диспетчер тут же находит поблизости другой адрес, с которого поступил вызов. И вот мы уже направляемся в Мозырский психоневрологический дом-интернат для престарелых и инвалидов. 63-летней женщине, страдающей от шизофрении, стало плохо с сердцем. Ей делают кардиограмму: есть повод для госпитализации. Непростой пациентке ставят капельницу, но женщина дергает рукой, мешает и дурачится. Ее помогают удержать местные санитарки, уговаривают потерпеть немного, пока медики работают. А в это время Наталья Анатольевна изучает медицинскую карту женщины. Наконец, раствор для внутривенного вливания в бутылочке закончился, пациентку укладывают на носилки и с помощью санитаров и мужчин-пациентов относят в машину «скорой помощи». Едем в приемное отделение Мозырской городской больницы.

На каталке женщину отвозят в кабинет для осмотра, где ею занялись врач и медсестры. Наши фельдшеры тем временем сдают документы по пациентке – и мы снова готовы отправляться в путь.

Прошло уже два часа с момента начала ночной смены: кажется, я устала и проголодалась. Мысль о том, что мы можем так проколесить всю ночь, ни разу не вернувшись хоть для короткой передышки на станцию скорой помощи, пугает. Робкая надежда на возвращение тает, как тишина в салоне под натиском голоса диспетчера: «127-я, записывайте адрес…»

Едем в микрорайон Восточный. Поплутав по дворам, машина «скорой помощи» останавливается, медики, взяв чемоданчик с ампулами, шприцами и другими медицинскими принадлежностями, а также переносной электрокардиограф, выходят из салона. Возвышающиеся многоэтажки резко контрастируют со скромностью частного сектора, где мы начинали смену. Очередная пациентка – тоже пожилая женщина, даже старше, чем первая. Ей 98 лет. Астматический приступ.

Заходим в квартиру: возле долгожительницы суетятся женщины – ее дочери. Подкладывают подушки, успокаивают. Медики принимаются за дело: Наталья Анатольевна слушает легкие пациентки, пока Виталий Анатольевич разбирает проводки электрокардиографа. Дальше постановка укола от высокого давления. Чтобы помочь бабушке дышать, принесли из машины баллон с кислородом. Предлагают госпитализацию, пациентка вертит головой: «не поеду». Что ж, медики делают все возможное для улучшения ее состояния на месте.

– Надолго улучшение? – интересуются дочери.
– Нельзя сказать, – отвечает Виталий Горох. – Каждый организм индивидуален.

Тем не менее, бабушке становится гораздо лучше, она благодарит медиков за помощь. Мы возвращаемся в машину. Несмотря на многочисленные проблемы со здоровьем, пациентка в свои преклонные годы держится молодцом и сохраняет ясную голову, – интересная встреча!

Дальше мы едем в общежитие Мозырского государственного профессионального лицея геологии: у девочки-учащейся высокая температура. Нас встречает воспитатель.

16-летняя пациентка с красивыми косами рассказывает, когда заболела. Ее осматривают, делают укол от температуры, говорят, что необходимо поехать в больницу, так как там больше возможностей оказать ей помощь. Девушка собирает рюкзачок со всем необходимым.

Отвозим пациентку в больницу. Диспетчер передает: «127-я, возвращайтесь на базу». Базой для краткости называют станцию скорой помощи.

– Повезло, – улыбается Виталий Анатольевич. – В последнее время так выходит, что ночные смены раньше четырех утра на базу не приезжают. Сейчас идет подъем заболеваемости, вызовов на высокую температуру стало гораздо больше. Ближе к утру проснутся бабушки с давлением, наши постоянные пациентки.
– А уличные драки, ДТП, различные происшествия – частый повод для вызовов?
– Такое чаще случается в выходные и праздничные дни. Хотя раз на раз не приходится. Да, бывают и опасные ситуации, когда бригаде скорой помощи угрожают или пытаются напасть. Нельзя сказать, что это частные ситуации. Хотя в любом случае не знаешь, чего ожидать на том или ином вызове.

Поздний вечер. Наша бригада возвращается на базу, чтобы вскоре вновь собраться и выехать туда, где нужна медицинская помощь.

Заведующая Мозырской городской станцией скорой и неотложной медицинской помощи Валентина Викторовна Матемаричева по моей просьбе рассказывает, с какими сложностями приходится сталкиваться в работе службе скорой помощи.

– Мы обслуживаем население Мозырского района в количестве 133 437 человек. 80 % из них – это городское население. По приказу управления здравоохранения Гомельского облисполкома в паводковый период мы обслуживаем часть Петриковского района, ту, которая примыкает к Мозырскому району. Радиус обслуживания – 70 километров.

За 2018 год мы превысили такой показатель, как деятельность скорой медицинской помощи. Что больше всего беспокоит? Большое количество вызовов из категории неотложных. Поясню: все поступающие вызовы делятся на экстренные, срочные и неотложные. В последние входят вызовы по таким жалобам: головная боль, температура, боли в спине, аллергические реакции у взрослых, подъем артериального давления. Это та категория пациентов, которые должны получать преимущественно плановую помощь в поликлиниках, в том числе у узких специалистов. Но поликлиники ночью, а также в выходные и праздничные дни не работают, поэтому вся нагрузка по таким пациентам ложится на «скорую помощь». Только за январь 2019 количество обращений выросло на 600. Это связано и с сезонным подъемом заболеваемости вирусными инфекциями. Особенно это касается детского населения.

Самая серьезная проблема – пациенты с подъемом артериального давления. Причем цифры далеко не самые высокие. Несмотря на то, что с ними плотно работают участковые врачи, помощники врачей, объясняют, как можно снизить давление самостоятельно, пациенты все же предпочитают вызывать «скорую».

Приоритетными являются вызовы к детям. Если мы одновременно получаем вызов к ребенку с высокой температурой и взрослому с высоким давлением, бригада в первую очередь поедет к ребенку. Пациенты злятся: почему задержалась «скорая»? Вовсе не потому, что бригады не хотят к ним ехать, а потому что мы физически не успеваем вложиться во время, данное на обслуживание вызова.

Диспансеризация населения – очень актуальный вопрос. Если все будут ходить в поликлинику и обследоваться, знать те проблемы со здоровьем, которые у них есть, это поможет наладить более качественное лечение. Сегодня многие заболевания, к сожалению, молодеют: инфаркты, инсульты, онкология… Чем раньше выявятся проблемы со здоровьем, тем легче будет их решать.

При поликлиниках созданы бригады скорой и неотложной медицинской помощи. В состав этих бригад входят фельдшер и водитель. Фельдшер обучен оказанию неотложной медицинской помощи, и в дневное время – с 8.00 до 20.00 в случае обращения в службу 103 по неотложной категории вызовов они передаются в поликлинику помощнику врача. Если нужна дополнительная консультативная помощь, фельдшер обращается к нам. Убедительная просьба населению не отказываться от этого вида медпомощи. По сути, он ничем не отличается от «скорой»: та же укладка, те же приемы оказания помощи и точно такие же квалифицированные фельдшеры.

Еще одна проблема – дети, находящиеся в социально опасном положении. Нередко они попадают в неприятные ситуации, связанные с риском для здоровья и жизни. Пожалуйста, обращайте внимание на детей, гуляющих во дворах, по улицам в позднее время! Не будьте равнодушными: подойдите и гляньте, во что они одеты, спросите, где их родители, если нужно, позвоните в милицию.

Суицидальное поведение: к сожалению, в прошлом году регистрировались случаи суицидов и парасуицидов среди детей и взрослых. Как правило, среди взрослых чаще всего совершают суицид мужчины. У подростков причинами, толкнувшими их на страшных шаг, становятся семейные проблемы, проблемы по месту учебы, в компании сверстников. И снова призываю всех быть более чуткими к своим близким, взрослым и детям, обращать внимание на возможные у них психологические проблемы.

Каждый год актуален вопрос, связанный с автотранспортом. Особенно это касается парковок во дворах. Неоднократно мы поднимали этот вопрос на всех уровнях: машине «скорой» бывает очень сложно подъехать к подъезду. Несколько десятков метров до нужного подъезда бригаде пройти не сложно – но не в случае, если пациента нужно транспортировать на носилках.

Что касается ложных вызовов: ими являются те вызовы, когда бригада приезжает на место вызова, а там никого нет, либо не открывают. Здесь наиболее проблемными являются асоциальные пациенты, либо нетрезвые пациенты, лежащие на улицах. Здесь часто возникает недопонимание с теми, кто вызывал «скорую». Диспетчер просит звонящего подойти к человеку, лежащему на траве, спросить, как он себя чувствует и нужна ли помощь. Но в ответ слышит: «нет, я боюсь». Может быть, человек вовсе не пьян, а у него плохо с сердцем? Или, наоборот, пьян – он встает и уходит. Такие вызовы, когда мы приезжаем к лежащему на улице человеку, а он в это время ушел, занимают много времени, и на них тратятся государственные деньги.

Были ли нападения на бригады? Да, ряд таких случаев у нас был: составлялись административные протоколы, виновные привлекались к ответственности. Но на любом вызове потенциальная угроза есть – мы не можем заведомо знать психическое состояние пациента или людей рядом с ним. Если возникает необходимость – привлекаем правоохранителей. Но иногда просто не успеваем этого делать. Медиков бьют, оскорбляют, угрожают им. Диспетчерам иногда тоже приходится выслушивать ненормативную лексику от тех, кто вызывает «скорую». Иногда буйные пациенты начинают бить машину, пытаются разбить стекла. Есть такая категория пациентов, которые требуют к себе повышенного внимания. Но такая у нас работа – человек может находиться в состоянии шока и не отдавать отчет своим действиям. Это тоже всегда принимаем во внимание. Бывает, на одного пациента тратится два часа: в моей собственной практике врача скорой помощи было такое. Очень долго уговаривали выпившего мужчину с травмой руки поехать в больницу. Насильно забрать никого не можем. Уговаривали все: и бригада, и жена пациента, и гости в доме. Только тогда, когда из-за сильного кровотечения состояние пациента начало ухудшаться, он понял, что дело нешуточное, и согласился на госпитализацию. На носилках его унесли в машину.

Действительно, проблемные пациенты – те, кто находится в состоянии алкогольного опьянения. Никаких средств защиты у врачей и фельдшеров нет, приходится работать в тех условиях, которые существуют.

Елена МЕЛЬЧЕНКО.
Фото автора.