Программист из Мозыря Андрей Борисов живет в ХVII веке

Бывают ли в наше время настоящие дуэли, почему он не стирает ничего, кроме нижних рубах и штанов, и зачем рыцарю видеокамера рассказал мозырский реконструктор Андрей Борисов.

Андрей Борисов (справа) с отцом на маневрах конно-исторического клуба «Золотая шпора»

Плащ варяга из солдатской шинели

Еще в школьные годы Андрей начал увлекаться историей, средневековым оружием и одеждой, читал специальную и художественную литературу, смотрел фильмы, описывающие то время. В 2012 году будущий реконструктор впервые побывал на международном фестивале средневековой культуры «Наш Грюн­вальд», с тех пор его увлечение стало жизненной необходимостью.

Во время учебы в университете Борисов параллельно искал информацию о клубах, которые специализируются на реконструкции средневековой атрибутики.

— Или плохо искал, или это движение было слабо распиарено, но нашел в Сети информацию только о минском клубе «Гевойт», — рассказывает Андрей. — Это один из старейших реконструкторских клубов в стране. Чтобы стать его членом, взносов не требовалось, нужно было просто приходить туда и общаться. При этом никаких вещей — одежды, доспехов, оружия — не выдавали, все нужно было искать самому или создавать своими руками.

Первые заработанные студенче­ские деньги Андрей потратил на ткань на две рубахи. Принес их в клуб, чтобы его работу оценили. И был разочарован. Старожилы клуба сказали, что рубахи никуда не годятся: слишком белые, лен прозрачный и дешевый — не пойдет, все дополнительные украшения нужно срезать, а сам крой и вовсе не правильный. При этом никто не объяснил, как должно быть, чтобы было правильно и соответ­ствовало эпохе.

По словам Андрея, к тому моменту между участниками начались некоторые разногласия, постепенно клуб распался. Молодой реконструктор решил пуститься в самостоятельное плавание. Работа программистом на Мозырском нефтеперерабатывающем заводе не помеха развитию необычного хобби. Начал с эпохи раннего Средневековья. Как-то в семье разбирали дедушкин шкаф и нашли шинельную ткань, из которой впоследствии были сшиты штаны и плащ.

Рубахи шил из ткани, купленной в обычном магазине, поршни (старинная кожаная обувь мехом наружу) — из старой отцовской куртки.

В 2016 году Андрей подал заявку на участие в международном фестивале раннего Средневековья «Путь викингов», который проводится на территории парка интерактивной истории «Сула», правда, в баталиях не участвовал: оружия еще не было. А с 2017 года он активный участник боев и член мозырского оружейного клуба «Шатун». Держать оружие в руках и фехтовать научил парня руководитель клуба Алексей Попков.   

— В нашей стране фестивалей средневековой культуры проходит много — от реконструкции раннего Средневековья до боев Великой Отечественной войны, — говорит Андрей. — Как правило, каждый клуб специализируется только на одном периоде истории. Например, основное направление мозырского клуба — XVII век.

Бои — самое интересное на любом фестивале. Это и дуэли, и поединки, и бугурты, причем не понарошку, а самые настоящие. Поединок длится от двух до пяти минут, однако за это время, признается реконструктор, можно заработать и травму головы, и переломы рук, растяжение, ссадины, синяки, но адреналин такой, что боль первое время не ощущаешь.

По словам Борисова, каждый фестиваль — это живой музей истории. Можно пройтись по воинскому лагерю, посмотреть, как люди готовили еду, как спали. Некоторые клубы проводят мастер-классы по средневековому ткачеству, а оружейные мастерские выставляют походную кузницу и за время фестиваля выковывают нож или топор.

Жупан в стиралку не отправишь

Воссоздание атрибутов прошлого происходит у реконструктора дома, в его же комнате, благо дом частный. А чтобы было с чем работать, Андрей покупает материалы на вторичном рынке и в специализированных магазинах.

Однажды в интернете наткнулся на объявление: женщина продавала сто метров высококачественной шерсти, которая досталась ей от бабушки.

— Ребята из нашего клуба показали мне выкройки для воссоздания одежды XVII века, я докупил к шерсти лен, нашел профессиональную швею, чтобы костюм был сшит качественно. Наверное, очень забавно было наблюдать со стороны, как я с выкройками в руках объясняю, что должно получиться в итоге, — рассказывает парень.

Пошив одежды — очень дорого­стоящее удовольствие, поэтому говорить о стопроцентной идентичности не приходится. Как признается сам Андрей, все равно у кого-то будет не ручной шов, а машинный, не натуральный материал, а искусственный. Тем не менее некоторые организаторы фестивалей могут не допустить к участию из-за простроченного на машинке шва. Так же и с оружием: несмотря на то что оружейных мастерских в нашей стране много, изготовление муляжей холодного оружия стоит очень дорого. Проще заказать у российских или украинских мастеров, но там качество хуже.

В России к вопросу идентичности подходят очень щепетильно. Бывает, доходит до того, что строят целые деревни, где особенно рьяные реконструкторы живут по несколько месяцев, чтобы проникнуться атмосферой Средневековья. Из современных благ цивилизации берут с собой только видеокамеру, чтобы вести видеодневник. Потом возвращаются и рассказывают о новоприобретенном опыте, делятся впечатлениями.

Уход за реконструированными ве­щами особенный. Верхнюю одежду из натуральной шерсти, отороченную натуральным мехом, в стираль­ную машину не забросишь.

— Не стираю ничего, кроме нижних рубах и штанов, — поясняет Андрей. — Жупан в стиралку не отправишь, потому что он весит три килограмма, да и просто в нее не влезет. Шапку из натуральной шерсти тоже жаль портить. В таких случаях выручает химчистка.

К слову, за два года у молодого реконструктора собралась внушительная коллекция копий боевых и повседневных комплектов викингов XI века и шляхты времен Речи Посполитой. Это шаровары, рубахи, кафтан, боевой и парадный жупаны, шапка-четырехклинка с пером, палатка, овчина. Из оружия — мечи, лук, коллекция всевозможных ножей, дага, копье и сабля.

За качество нужно платить

Единственная трудность, с которой может столкнуться реконструктор, — денежная.

Все покупается за собственные средства. Кроме этого, дополнительных расходов требует изготовление одежды или оружия. Если хочешь качества — заплати швеям и мастерам оружейного дела. Поэтому участие в фестивале рассматривается как дополнительный заработок.

— Ни один клуб не приедет на фестиваль просто так, за бесплатно, — признается Андрей. — Как бы мы ни любили историю и свое дело, хочется, чтобы наши усилия как-то окупались. Как ни крути, но это тоже работа: парни в свои выходные загружают машины и отправляются через полстраны, чтобы надеть на себя 15 — 20 килограммов и продемонстрировать бой. Поэтому организаторы фестивалей средневековой культуры платят реконструкторам за участие. Это своеобразный заработок, на который можно купить еще оружие или пошить что-то из одежды. Плохо то, что найти полную информацию о проводимых в нашей стране подобных мероприятиях сложно. Нет сайтов, где по полочкам разложено: что, где и когда проходит.

По словам собеседника, в соцсетях есть афиши и посты, но видят их единицы. Спасает сарафанное радио.

Этим летом Андрей Борисов побывал на восьми фестивалях, в числе которых «Наш Грюнвальд», где вместе с мозырским клубом участвовал как аниматор. Кроме этого, был участником праздника «Шотландские забавы», который прошел в парке-музее «Сула»: зрители с интересом наблюдали за маневрами и поединками, шотландскими танцами и играми горцев, слушали музыку. А совсем недавно Андрей вернулся с экофестиваля «Острова Дулебы» в Кличеве. В сентябре у реконструкторов начался период подготовки к следующему фестивальному сезону. Так что впереди много интересного.

Фото из архива Андрея БОРИСОВА

gp.by