«Это сладкое слово – свобода!»

«И 100, и 200 лет пройдет – никто войны забыть не сможет…» Константин Симонов

Я очень часто слышала от своей прабабушки Нюры Александровны Голик небольшие рассказы о войне. Ее войне. Увиденной глазами ребенка.

«Мы тогда жили в деревне Белин Петриковского района, – вспоминает бабушка Нюра. – Когда началась война и оккупация, мы часто убегали в лес. Один раз из Петрикова пришел русский разведчик и сказал, что завтра немцы собираются палить нашу деревню. Нам нужно было убегать и прятаться в лес. До конца войны мы так и прятались в лесу. Нас и немцы ловили, и в лагере мы были… Судьба меня так наказала, наверно, с самого детства…

Однажды нас все-таки словили. Повели по лесу в лагерь, а я шла сзади, за группой. Маленькая. Худенькая. В порванной одежонке. Без сил шла. А немец мне автоматом в плечи и говорит: «Шнеля, шнеля, партизан!». Тогда мне было всего 8 лет. Иногда мне кажется, как будто вчера это было. От страха по ночам просыпаюсь…

В тот лагерь, куда нас привели, сгоняли и мирных жителей, и партизан. Там были бараки, в них – нары. Спали все один к одному. Деток много было в лагере. Помню, немцы давали нам маленькие шоколадки. Очень хотелось попробовать, мы таких до этого даже и не видели. Но не взял никто. Хоть и маленькие, чувствовали плохих, недобрых людей… Часто по утрам приезжала грузовая машина, и нам, «партизанам», сообщали, что забирают детей в Германию и они там будут жить, там их учить будут, им там будет лучше, чем тут, в «дикой России». А на самом деле у наших деток брали кровь для раненых немцев. Детки умирали, потому что кровь у них всю выкачивали.

Нам разрешали выходить из барака на улицу. Все было огорожено колючей проволокой. Вокруг стояли дежурные немцы с автоматами, чтобы никто не смог сбежать. Когда мы видели, что подъезжала машина, то уже знали, для чего она приехала. Многих детей, которые бегали на улице, сразу забирали и увозили. А мы успевали прятаться в барак под теми самыми нарами. Сидели там до тех пор, пока машина не уедет…

За три дня до освобождения гудели танки, пушки, мотоциклы. Три дня все гудело, день и ночь. Вот так отступали немцы. Когда они отступали, то уже не караулили нас. И мы сбежали из лагеря, попрятались в лес. Кто где: кто в болоте, кто под кустом, кто под поваленным деревом. Помню, по лесу шел какой-то мужчина и кричал: «Люди, выходите, война закончилась! Вы свободны!». И, как мурашки, люди из лесу выходили. Мы все пошли к лагерю. А куда еще? Некуда нам было идти. А там уже конница русских солдат. И тогда объявили лагерникам: «Вы свободны! Война закончилась! Можете выходить, расходитесь по своим деревням». Прямо возле бараков солдаты поставили столы и кормили всех.

Мы перебрались в ближайшую деревню. Там жила моя тетка двоюродная. Побыли у нее год, а уже потом стали расходиться по своим деревням. Я была с дедушкой, и мы вместе с ним через реку перебрались в деревню. Когда приехали в Белин, там все было заминировано. Только мы об этом еще не знали. В деревне не осталось ни одной хаты. Только погреба, где картошку хранили, и то не везде. У нас же погреб был. Там и жили я, мой дедушка и еще четыре женщины. Дед сделал нары, где мы и ночевали.

По соседству жил еще один дед. Каждый вечер мы палили костер. Ведь не было ни печи, ничего. И нужны были дрова. И говорит тот, другой, дед моему деду: «Мартин, пойдем со мной. Там, в погребе, обвалились бревна, так мы возьмем их на костер». И пошли они, подняли «плашку» (крышку погреба), а там мина была. Взорвалась она, и того деда насмерть, а моего деда ранило сильно. Спустя несколько дней он умер…

Во всех деревнях после войны люди лопатами выкапывали мины на поле. Часто не ждали, когда военные разминируют. Садить же надо было. Знаю один случай, когда женщина нашла мину и кинула ее на землю. А она взорвалась и оторвала ей ногу…»

Моя прабабушка, Нюра Александровна Голик, считается участником Великой Отечественной войны. Хотя и была в это время еще ребенком. Непередаваемо страшно, невообразимо больно, что она в своем раннем возрасте познала столько горя и страданий. Мы – и старшее, и молодое поколения – никогда не должны забывать, сколько крови было пролито на нашей земле, сколько потерь понес наш многострадальный народ, сколько горя, мук и страданий пережил…

Елизавета Пархимович,
учащаяся 10 «А» класса ГУО «Средняя школа № 8 г. Мозыря».