И твердость характера, и милосердие

У врача-психиатра-нарколога Мозырского психоневрологического диспансера Натальи Георгиевны Шевко по-настоящему сложный труд: помочь детям и подросткам не попасть в ловушку зависимостей.

Трудовая биография у Натальи Георгиевны весьма необычна. Она не просто врач, а офицер, в прошлом – майор внутренней службы. А интерес к медицине появился у нашей героини с самого детства.

Будучи малышкой-первоклассницей, Наташа неловко прислонилась к титану в ванной и получила сильнейший ожог предплечья. Девочку возили в больницу в другой конец города, где хирурги делали перевязки. Было больно и страшно, но маленькая пациентка мужественно терпела. Доктора хвалили Наташу и дарили коробочки от медикаментов – играть с куклами в «больницу». Уже тогда Наталья решила, что станет врачом. Жила в Витебске, поступила в Витебский медицинский институт и успешно его окончила со специализацией по хирургии. Приехала в Мозырь на интернатуру по офтальмологии. А дальше ушла в декретный отпуск – родила сына и дочку. Пока Наталья Георгиевна работала офтальмологом, к ней на консультации привозили осужденных из исправительной колонии. Вот руководство колонии ее и «сосватало»: сперва Наталья Шевко поехала в Харьков, где прошла специализацию по психиатрии-наркологии, а затем стала врачом в ИК-20.

– Отслужила в исправительной колонии 30 лет. Хоть официально и была психиатром-наркологом, но порой приходилось делать все: и микрооперации, и от инфаркта спасать – тут и хирургические навыки пригодились. А в целом было все, как принято на военной службе: подъемы по тревоге, стрельба из пистолета и автомата, ношение военной формы, – вспоминает Наталья Георгиевна.

Некоторое время у нашей собеседницы был перерыв в службе: сын получил тяжелую травму, она занималась уходом за ним (Наталья Георгиевна – мама председателя республиканской ассоциации инвалидов-колясочников Беларуси Евгения Маратовича Шевко).

С июня 2014 года Наталья Шевко стала работать в Мозырском психоневрологическом диспансере. Поначалу занималась взрослыми пациентами, с недавнего времени она детский и подростковый психиатр-нарколог.

– С кем сложнее? Везде своя специфика. Мне приходилось заниматься той же работой с осужденными, это совсем непросто. Ко всем нужен свой подход. Часто зовут прочесть детям в школах, профтехлицеях лекции о вреде алкоголя, наркотиков. В каждом случае стараешься говорить понятным языком. Детям интересны живые примеры, до чего могут довести одурманивающие вещества. В колонии я видела, как зависимость может сломать жизнь человека, лишить его свободы и в переносном, и в буквальном смысле, – рассуждает доктор.

Алкогольная и наркотическая зависимость – это болезнь. Жалеют ли врачи-психиатры-наркологи пациентов? Помня о природе болезни, безусловно. Путем употребления психоактивных, одурманивающих веществ люди часто пытаются заглушить внутренний дискомфорт. Примешь алкоголь, наркотики – и станет хорошо. То, что эти вещества разрушают внутренние органы, подавляют личность, человек не сразу задумывается. В случае с детьми даже «несерьезные» инциденты, вроде «захотелось попробовать с друзьями» – тревожный звонок, в первую очередь, для родителей.

– Пусть дети будут увлечены творчеством, спортом, учебой, саморазвитием, – советует Наталья Георгиевна.

Елена МЕЛЬЧЕНКО. Фото автора.