Три человека, три судьбы, три жизни. Как живется людям в отдаленной деревне Моложево

Дорогой мой хуторок.

Про такие места мы никогда не задумываемся, только если по воле случая или по рабочему заданию нас туда не занесет. Прибыв на хутор, задумчиво оглядываемся: как же тут жить можно? Ни людей, ни мало-мальских развлечений здесь нет, инфраструктуры – тоже никакой. Но, может быть, так только кажется?..

В это время года даже шевелиться не хочется, что уже говорить о том, чтобы поехать неизвестно куда и зачем. За окном автомобиля мелькают унылые пейзажи, кажется, что вот-вот свинцовое небо упадет на голову, разродившись дождем или мокрым снегопадом, северный ветер пронизывает насквозь, достигая самых потаенных уголков души, выхолаживая их насквозь. А мы едем… Вот уже и за чертой города. Озимые поля тянутся до самого горизонта, лежат в ожидании снега. Мимо проскакивают встречные автомобили: видимо, тоже по делам едут.

Сворачиваем в сторону Акулинки. Наш курс лежит в отдаленную деревню под красивым названием Моложево. До того как тронуться в путь, нам было сказано: не доезжая Акулинки, свернуть на проселочную дорогу, проехать километ­ра два – и вы на месте. Оказалось, заплутали. Справившись у местных о правильном направлении, вскоре нашли нужный поворот. И действительно, дорога не просто проселочная, а проходит через поле, которое механизаторы эксбазы «Криничная» засевают с завидной регулярностью. Но для жителей Моложева это не представляет трудности. Продвигаясь вперед по извилистому пути, думаю: «Здесь летом определенно очень красиво!» Судите сами: по обеим сторонам дороги – поле, которое в будущем превратится в колосящуюся ниву. На подъезде к деревне – березовая аллея. Даже сейчас, в этот серый мрак, смотрится очень красиво.

А вот и дом старосты хутора. Из белого кирпича с синими обналичниками на окнах, как в сказке. Владимир Николаевич Атаманский выходит нам навстречу с улыбкой: не каждый день на хутор «районка» заглядывает. Первым делом интересуемся у пенсионера, как живется здесь. «Нормально, – говорит хозяин. – Вот в город съездил, оплатил услуги и сразу сюда вернулся».

Владимир Николаевич родился в Моложево в 1946 году, в школу-семилетку ходил в соседнюю Акулинку, а последних три школьных года – в Кимборовку. После школы пошел на курсы водителей от ДОСААФ, затем была работа в Полесской геофизической экспедиции, которая располагалась тогда недалеко от аэропорта. Служба в армии у нашего собеседника тоже была, ведь любой уважающий себя советский мужчина обязательно проходил эту школу жизни. У Владимира Николаевича она длилась три года, ему даже довелось по службе побывать в Чехословакии во время небезызвестных событий «Пражской весны».


В конце 1968 года демобилизовался, а на следующий год осенью женился. Зачем же откладывать такое дело в долгий ящик?..

Спустя годы, когда дело шло к развалу страны, пришлось искать другую работу. Уехал на север, в город Мегион Тюменской области. Отработав там 22 года, ушел на пенсию. С тех пор большую часть года живет здесь, в родительском доме.

Такие крутые жизненные виражи все равно привели нашего героя в то место, откуда он родом. «Я дома. И мне отсюда никуда не хочется уезжать. Несмотря на наличие квартиры со всеми удобствами в поселке Сосновом, мне здесь хорошо и комфортно. Здесь простор. Посмотрите, какие поля вокруг, а там за лесочком – речка. С наступлением весны и летом работы просто невпроворот: за огородом смотреть надо, обеспечивать полив. Дом в порядке поддерживать, да и вокруг тоже хочется чистоты. С наступлением осени начинаются другие заботы: огород вскопать, дрова заготовить. Это только кажется, что здесь делать нечего, а как возьмешься – так времени ни на что не хватает», – поделился с нами своими буднями Владимир Николаевич.

Пока беседовали, подошел сосед – еще один хуторянин Валентин Николаевич Морозов. Он живет здесь с 2002 года. Захотел себе дом в тихом уголке и купил его здесь, в Моложево. Все эти годы не нарадуется.

Пока оба соседа обменивались приветствиями, делились новостями и бытовыми проблемами, наблюдала за ними и думала: «Ну неужели им и правда здесь хорошо? Неужели не грызет тоска? Вокруг лес и поля, и ни души больше. До ближайшей автобусной остановки километра два. Вот уж где может накрыть пресловутая осенняя депрессия». Решилась озвучить свои мысли моим собеседникам, Владимир Николаевич откровенно сказал: «Бывает, от этого никуда не деться. Но и в городе это состояние может охватить. Понимаете, жизнь здесь предполагает полную готовность к тому, что большую часть времени людей здесь можно не увидеть. Именно это и прекрасно, ведь кругом тишина и покой». А Валентин Николаевич пошутил: «Сейчас морозы пойдут, я все бросаю – и пошел». Ну как тут можно не рассмеяться?..

Чтобы совсем не вгонять наших читателей в тоску, стоит сказать, что связь с миром на хуторе не потеряна: еженедельно приезжает автомагазин и передвижное почтовое отделение. Купить необходимые продукты, заплатить за услуги связи и страховку, коммунальные услуги не представляет собой проблемы. Более того, можно даже оставлять заказы – при следующем заезде транспорта в Моложево их обязательно привезут.

Попрощавшись с обоими Николаевичами, решила пройтись по одной-единственной улице. Смотрю под ноги: снег-то растаял, листва пожухла и намокла – так и поскользнуться можно. Между делом осматриваюсь вокруг. Как ни горько это признавать, но большая часть домов заброшена, кое- где забор повален или его вовсе нет. Но вот из-за угла выглядывает яркое пятно, такое контрастное на общем ноябрьском фоне, – дом, вокруг которого ухоженная придомовая территория, заборчик ровный, калитка с витыми декоративными элементами. Этот дом принадлежит Галине Ивановне Гушляк и достался ей от отца Ивана Константиновича Марковского. Умирая, он завещал его своей старшей дочери от первого брака, с которой никогда не виделся. Вот такая история.

Идем дальше. Совершенно неожиданно возникает трактор, перепахивающий чей-то огород. Также неожиданно появляется фигура бабушки, за которой вприпрыжку бежит собачонка с громкой кличкой Полкан. Зовут бабушку Валентина Петровна Хорошук. Много лет назад семья жила в городе, в своем доме. На пенсию Валентина Петровна ушла передовиком из швейного ателье комбината бытового обслуживания. Бабушка с гордостью признается, что ее бригада за три года выполняла пятилетку. Но однажды жизнь так сложилась, что пришлось уехать в Моложево, чтобы ухаживать за болеющей золовкой. Спустя год она с мужем осталась здесь жить.

Валентина Петровна поведала нам о всей своей жизни. На ее долю выпало немало горя, и как она смогла выстоять – загадка. Говорят, Бог посылает столько испытаний, сколько человек в силах вынести. Но, слушая рассказ 81-летней бабушки, на душе стало горько, потому что пережить мужа, младшую дочь, внучку – для одной хрупкой женщины испытание жестокое и страшное. Валентина Петровна откуда-то нашла силы жить дальше. В город не захотела возвращаться, хотя дети и внуки ее настойчиво звали и до сих пор зовут обратно. Говорит, сама себе здесь хозяйка, сама себе устанавливает график работы и отдыха. Она не унывает, напротив, весной собирается огород засевать, к тому же за пчелами уход нужен, а их у Валентины Петровны шесть семей. «Здесь мне лучше, – говорит хозяйка. – Одной не страшно и не одиноко, а то, что людей мало и от города далековато,  – это ерунда. И здесь жить можно. К тому же дети и внуки регулярно навещают. Вода есть, продукты привозят. Чего еще пожилому человеку надо?»

Если только общения…

* * *

Три человека, три судьбы, три жизни. У каждого из них путь в Моложево был свой, но, обосновавшись здесь навсегда, ни один из них не жалеет о сделанном выборе. Значит, так тому и быть.

А мы возвращаемся в город той же дорогой. Сквозь березы, сквозь призрачные колосья еще не выросшей нивы. Озираюсь на уходящие вдаль дома с мыслью, что с людьми, живущими за этими окошками, я познакомилась. Но сколько окошек у меня еще впереди!

Хутор Моложево возник в начале ХХ века в составе Михалковской волости, позже – Бибиковского сельсовета. В 1917 году здесь было 4 двора и 27 жителей, в 1924 году – 9 дворов и 41 житель. Название хутора происходит от слова «молод»: молодой лес, молодые поселенцы и т. д. Не исключено также, что название происходит от прозвища первопоселенца: Молож, Моложев. В Великой Отечественной войне участвовали 10 хуторян. Не возвратились домой партизан Г. А. Кравченко, воины Красной Армии Г. М. Хорошук и М. А. Гарбарчук. В 2011 году на хуторе Моложево насчитывалось 6 дворов и 10 жителей, сейчас – 3 двора и 4 жителя.

Ольга ЛАСУТА.
Фото автора.