Восток – дело тонкое. Своей историей любви поделилась мозырянка Кристина Колосовская-Харб

461

Утверждают, что на Востоке между влюбленными только свет. Насколько верно это мнение с точки зрения личного жизненного опыта, размышляет мозырянка Кристина Колосовская-Харб.

Личное дело

Я родилась в Беларуси, окончила СШ № 9 города Мозыря, а также Минский Государственный лингвистический университет, по образованию – преподаватель иностранных языков и лингвист. Наверное, уже в начальных классах поняла, что мне необходимо обрести хороший уровень знания английского языка, потому что для себя я твердо решила, что хочу посмотреть мир, причем не на уровне туристического тура «семь столиц за восемь дней», а именно жить в других странах, и английский язык будет в этом для меня отличным подспорьем.

После окончания университета я осталась жить в Минске, проработав 4 года в разных компаниях и на разных позициях: секретарь, ресепшионист, офис-менеджер, специалист по внешней экономической деятельности. Но, сказать по правде, ни одна из вышеперечисленных профессий не была пределом моих мечтаний: получить повышение крайне сложно, зарплата, возможно, для провинции и неплохая, но для жизни в столице, особенно если нет собственного жилья, получалось известное «от получки до получки».

Мечты сбываются!

И вот в один день по пути на работу я увидела в вагоне метро объявление о наборе бортпроводников в одну известную арабскую авиакомпанию и поняла, что это именно мой шанс уехать жить и работать в другую страну. Да что там страна, у меня будет возможность увидеть весь мир! На следующий день я позвонила в агентство по подбору персонала и воодушевленно сообщила, что Я – именно тот сотрудник, который им нужен! Знание английского – yes, рост выше 170 см – в наличии, опыт работы – при мне, приятная внешность и улыбка – можете не сомневаться! Но во всей этой бочке меда оказалась и ложка дегтя. Ложка, которая испортила все… У меня была татуировка, а у стюардесс они не приветствуются.

Девушка на том конце провода сообщила, что у них еще есть вакансии: нужны работники в отель. Так я оказалась в Катаре (страна – жемчужина восточной сказки) в пятизвездочном «Doha Marriott Hotel». Требования были просты: знание английского, опыт работы, быстрая обучаемость, коммуникабельность при работе с клиентами и персоналом. Без ложной скромности понимаю, что моя внешность природной блондинки особенно впечатлила руководство, поэтому меня сразу взяли в штат. Поначалу было совсем не просто: оказалось, что работать весь день на неродном английском очень трудно, особенно учитывая, что в отеле останавливаются люди со всего мира, а уровень владения языком у всех разный, плюс разнообразные акценты. Но я старалась с максимальной отдачей и упорством, и спустя два месяца меня перевели с ресепшена в отдел продаж, придя к выводу, что я могу выполнять работу посложнее. Сразу скажу, что мне очень понравилось работать в коллективе людей разных национальностей: все проявляют друг к другу особую заботу, уважение и поддержку. Коллеги приехали трудиться в другую страну из Индии, Филиппин, Египта, Иордании, Ливана, Нигерии, Украины, Беларуси, Германии, Туркменистана, Азербайджана (и это еще не все) – практически со всего света, и мы там мы были как одна большая семья, вторая семья вдали от дома.

Катар – страна арабская и мусульманская, по трудовому кодексу и договору даже в нерабочее время к нам были особые требования. Например, не приветствовались откровенные наряды на улице, запрещено распитие алкоголя и курение даже в предоставленном нам жилье, нельзя приводить в гости коллег противоположного пола – это могло проверяться руководством в любое время суток. Также запрещено есть, пить или жевать жвачку на улице и в общественных местах в священный месяц Рамадан – месяц обязательного для мусульман поста, когда правоверные мусульмане в дневное время отказываются от приема пищи, питья, курения. Получается, он распространялся и на нас, людей из других конфессий. Поначалу это казалось странным и чересчур строгим, но со временем все привыкли.

Услышать друг друга…

В отделе продаж я была новичком, но в первый день мне сказали, что совсем недавно к ним на работу прилетел парень из Ливана, поэтому мы вдвоем должны были пройти обучение в отделе. Общий язык с Хасаном мы нашли сразу. Разговор завязался с того, что, оказывается, у нас общая дата дня рождения. Я, конечно, раньше слышала про Ливан, но была уверена: молодому человеку вряд ли что-то известно о Беларуси, ведь ранее при общении с другими коллегами при упоминании моей родины собеседники загадочно отводили взгляд. Но оказалось, что Хасан знает о Беларуси и у него там даже есть родственники! Так началось наше общение, мы старались держаться вместе в офисе, чтобы все поскорее изучить, помогали друг другу и параллельно общались, делясь информацией о наших странах: кухня, интересные места, люди и жизнь в целом.

Сразу скажу: отправившись работать в другую страну, а тем более арабскую, я была абсолютно уверена, что не стану заводить личных отношений с кем бы то ни было. Мне хотелось с головой окунуться в работу, совершенствоваться в ней, так как жизнь и работа за границей были моей целью. Но со временем я поняла, что нашла настоящего друга, ведь общение с Хасаном дало мне понять: у нас немало общего, мы можем многое обсуждать бесконечно.

Со временем я пришла к выводу, что для Хасана я не просто друг. Мы стали прогуливаться вместе после работы, он стал проявлять знаки внимания. Мне было приятно проводить время с ним, и мы решили быть вместе. Конечно, я слышала расхожие мнения, что мужчины-мусульмане строги к женщинам: если женятся на христианке, то заставляют менять религию, носить хиджаб и не выпускают лишний раз из дома. Сложно судить обо всех сразу, возможно, кто-то так и поступает, но сейчас времена поменялись, молодежь, пусть даже и мусульманская, намного современнее во всем: манере одеваться, нравах, развлечениях, общении. Лично для меня стало открытием то, что молодой человек, будучи мусульманином, обладает совершенно современным взглядом на вещи, пониманием особенностей моей культуры и моего желания свободы самовыражения. Возможно, сказывается и то, что Ливан – особая страна в арабском мире, где уживается множество религиозных конфессий, права которых закреплены в местной Конституции. Кстати, по этому документу, где большинство населения исповедует ислам, Президентом выбирается обязательно христианин.


Как бы то ни было, естественно, есть отличия в определенных вещах. Например, когда Хасан начал дарить мне небольшие золотые украшения, я и предположить не могла, что в арабском мире это говорит о серьезности намерений. А вообще, у меня есть близкая подруга-украинка, она тоже замужем за арабом, так вот и она может подтвердить, что арабские мужчины очень красиво ухаживают. И дело даже не в подарках. На различных русскоязычных форумах попадаются недоуменные жалобы наших девушек, возникающие при знакомстве с иными отечественными кавалерами: «Готовлюсь к свиданию как к празднику, делаю прическу, надеваю лучшее платье. А он приходит в «спортивке», небритый, норовит загнуть нечто трехэтажное… Я, понимаешь ли, должна соответствовать в глазах его друзей, повышая его статус, а его, видите ли, принять таким, как есть, и каково мне с таким вахлаком идти по улице, его не волнует…». Должно быть уважение к Женщине, и у Востока, поверьте, есть чему поучиться. Впрочем, по моему мнению, вне зависимости от национальности о чувствах мужчины говорят его поступки.

Также нельзя не упомянуть о том, что до брака мы обговорили некоторые моменты, например, мне необходимо советоваться с ним поводу моей одежды не из-за личных вкусов, а потому что в каких-то местах ко мне может быть повышенное внимание со стороны мужчин.

Открывая друг друга и мир

Спустя какое-то время решили, что хотим навсегда быть вместе, и поэтому Хасан сделал мне предложение. Так как мы оба были вдали от наших семей, это решение удивило как моих, так и его родителей. К слову, заключить брак в другой стране, в частности мусульманской, лично для меня оказалось не так-то просто. Мне все-таки пришлось лететь в Беларусь, потому что для бракосочетания мне нужны были документы; особенно впечатлило, что необходимо было разрешение моего отца на брак с арабом. Скажу, что нам обоим было бы гораздо быстрее и дешевле жениться в Беларуси – бюрократия в арабских странах просто катастрофическая. На данный момент мы живем с мужем и сыном в Ливане, друг с другом общаемся по-английски. Хасан учит русский, а я арабский, а сыночек, похоже, понимает все три языка. Для себя я выделила как плюсы, так и минусы жизни в этой стране. В 90-ые годы считалось пределом мечтаний выйти замуж за иностранца (по умолчанию считалось, что они все обеспеченные и состоятельные), уехать за границу (также по умолчанию считалось, что жизнь там безмятежная и беспроблемная) – и жизнь удалась! Но для меня важно и ценно то, что у меня есть возможность пожить в разных странах и понять, как устроена жизнь у других людей, не порывая с родной страной. В Ливане, например, прекрасный средиземноморский климат, вкусная кухня, отличные пейзажи, но наряду с этим проблемы с экономикой, жуткая ситуация в политике, практически полное отсутствие социальной поддержки от государства, коррупция абсолютно на каждом шагу. Но все же мне нравится эта страна, потому что я приехала жить здесь с любимым человеком, мне интересно познавать все вокруг.

Я не исключаю, что есть кто-то, кто хочет выйти замуж за иностранца, чтобы решить свои финансовые, жилищные или иные проблемы. Это дело индивидуальное, не буду морализаторствовать. Но, если честно, я не знаю ни одной счастливой истории с таким началом. Вообще, согласна с утверждением, что выходить замуж для решения своих проблем – это значит их усложнить.

Где бы вы ни находились, главное, чтобы рядом был близкий человек и в ваших сердцах жила любовь.

Дмитрий КУЛИК.


Читайте МОЗЫРЬ NEWS в: