«А еще был случай…» Воспоминания наших читателей о Мозыре и его людях

Дмитрий КУЛИК: «Восстанавливать историю родного города по рассказам очевидцев не менее увлекательно, чем исследовать архивы».

В одном из ноябрьских номеров газеты «Жыццё Палесся» за прошлый год мы затронули тему житейских историй и легенд, связанных с Мозырем. Приятно порадовало, что эта публикация вызвала живой отклик, и сегодня мы можем внести коррективы в наши изыскания и предложить новые истории.

Во-первых, нас деликатно поправили: известный белорусский футболист Александр Прокопенко проходил курс лечения от алкоголизма не в учреждении, «к окнам которого по странному капризу архитектора привинчены толстые решетки» на ул. Ленинской, а в ЛТП за чертой города, ныне – ИК-20. Мы пробовали узнать подробности, но прежние сотрудники уже давно на пенсии, а внутри исправительного учреждения произошли изменения и перепланировки, поэтому точное место, где стояла койка известного спортсмена назвать невозможно.

Во-вторых, нам назвали несколько адресов, где проживал известный музыкант – маэстро Михаил Финберг. Нам очень повезло, что он недавно приезжал в Мозырь и сам назвал адрес дома, отвечая на наш вопрос, – улица Пушкина, дом 8. Так что эту тему считаем закрытой. Теперь ищем, где жила Дана Борисова. Ждем ваши версии.

Многие мозыряне вспомнили свои школьные годы. Тронул рассказ про старую школу № 9 в исторической части города, где был замечательный директор Моисей Борисович Бискин. Его настолько любили ученики от малышей до старшеклассников, а в школе была такая атмосфера дружбы и заботы друг о друге, что всех, кто там учился, в Мозыре называли просто – «бискинцы».

Сегодня после зимы с обильными снегопадами, от чего мы уже почти отвыкли, городские дороги выглядят не лучшим образом, будем надеяться – пока. Старожилы еще помнят разбитую трассу на станцию Мозырь и рассказывают поучительный случай, как новый автобус на гарантии на этой дороге сломал подвеску. Приехали специалисты с завода и доказали, что это не их брак, а дефекты дорожного покрытия, после чего этот участок и стали приводить в порядок, заодно и станция стала потихоньку избавляться от слова «не предлагать» в объявлениях.

Со станцией Мозырь связан и другой поучительный случай. На всех вокзалах уже появилась АСУ «Экспресс» – она же «автоматизированная система управления резервированием мест и билетно-кассовыми операциями, предназначенная для бронирования мест в поездах дальнего следования». Жизнь пассажиров стала легче в разы, и только на станции кассир по-прежнему ножницами вырезал цену и от руки заполнял билет. Неизвестно, сколько это еще длилось бы, если бы не случай в Санкт-Петербурге, где мозырянка с боем, но заняла свое законное место в поезде – никто из проводников не верил, что бывают и такие билеты.

Признаемся, по одному вопросу мы к пониманию так и не пришли, когда нам предложили легенду о якобы зарытой в Замковой горе немцами при отступлении «Янтарной комнате». Наше недоверие восприняли почему-то в штыки, заявив, что мы должны раскручивать эту историю, чтобы привлекать сюда туристов. Ну что ж. Охотно допускаем, что немцы зарывали некие ящики в Замковой горе, только почему это должна быть непременно «Янтарная комната»? Конечно, благодаря фильму «Подвиг разведчика» мы знаем, что немецкие оккупанты большим интеллектом не отличались и запросто могли привезти награбленные сокровища, причем через партизанские районы, поближе к линии фронта, ага. Вот только путь этого шедевра отслежен весьма детально: «С апреля 1942-го по август 1944 года панели «Янтарной комнаты» были смонтированы в одном из музейных залов Королевского замка Кёнигсберга…».

Мы не против сочинения легенд: как говорится, «не любо – не слушай, а врать не мешай». Вот только в том, что касается истории, хочется все-таки хотя бы подобия достоверности. А также ждем новые воспоминания наших читателей о Мозыре и его людях.