Расстреливали, закапывали живьем или топили в реке Припять. Геноцид на Мозырщине во времена Великой Отечественной войны

За свою многовековую историю наша страна неоднократно становилась ареной жесточайших войн. Каждая из них оставляла после себя смерть и разорение. Самой кровопролитной стала Великая Отечественная война. Победа в ней была достигнута ценой больших потерь белорусского народа. Наша земля приняла в себя миллионы людей, погибших не только на поле брани, но и методично, хладнокровно умерщвленных в ходе осуществления гитлеровцами оккупационного режима.

Вспоминаем, как это было на Мозырщине.

Одно из массовых захоронений в Мозрые

А помогут нам в этом архивные документы Полесской чрезвычайной комиссии по расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной вой­ны 1941-1945 гг. на территории г. Мозыря:

«…Оккупировав в августе 1941 года г. Мозырь Полесской области, немецко-фашистские захватчики превратили его в административный центр так называемого Гебитскомиссариата, входившего в подчинение Рейхкомиссариата Украины, находившегося в г. Житомире… По указу начальника Мозырской жандармерии немца Тицце и начальника карательного органа СД немца Розенберга, все еврейское население города Мозыря, главным образом женщины, дети и старики, осенью 1941 года было собрано немцами в одно место – по улице Ромашов Ров, в так называемый лагерь «Гетто», а затем эти люди были расстреляны или утоплены в реке…

6-7 января 1942 г. и последующие дни на протяжении недели находившиеся в лагере граждане еврейской национальности под усиленными конвоями немецких солдат группами по 100-200 человек были выведены за пределы лагеря к специально подготовленным ямам, где и были расстреляны, а потом зарыты в землю. Около 700 человек было утоплено в р. Припять…»

Из показаний свидетелей

Надежда Ивановна Миткевич: «Однажды в начале января 1942 г. я с группой женщин-односельчан шла в г. Мозырь. Мы встретили большую группу, примерно человек 100-150 молодежи, стариков и детей еврейской национальности, которые строем шли под конвоем немецких солдат и полицейских. Вслед за этой группой жителей г. Мозыря шло около шести подвод, на которых сидели женщины с грудными детьми и несколько слабых здоровьем стариков. Все они двигались по дороге в сторону д. Бобры. Следуя на обратном пути из г. Мозыря в д. Козенки, мы узнали, что всех встреченных утром расстреляли немцы. Этот зверский расстрел был совершен над обрывом рва у д. Бобры. Трупы расстрелянных были сброшены на дно рва и присыпаны сверху землей. Я лично смотреть в этот ров не ходила, так как не могла…»

Александра Филаретовна Козловская: «После того, как немцы собрали в лагере «Гетто» еврейское население г. Мозыря, в лагере находилось около 1500 человек. их группами по 100-200 человек, стали гнать за город, под д. Бобры, где их расстреливали, причем женщин и детей живьем сталкивали в ямы и заваливали их трупами расстрелянных. Я также была свидетельницей не только этих расстрелов, но и того, как немцы, сделав проруби на льду р. Припять, подгоняли к ним евреев и заставляли прыгать под лед. Сопротивляющихся сталкивали прикладами винтовок…»

Александра Степановна Мудрагель: «В сентябре 1943 г. меня с моей матерью немцы задержали у д. Прудок по подозрению в принадлежности к партизанам. С криками «партизан и шпион» меня и мать стали избивать. Избитых до потери сознания нас доставили в г. Мозырь и посадили в тюрьму. Из тюрьмы меня и мать каждый день выводили на допрос в «СД». В отдельные дни нас допрашивали по 2 раза. Меня пытали немцы. На каж­дом допросе избивали до потери сознания. Были случаи, что избив, меня выносили в другую комнату и там насиловали. В изнасиловании принимали участие по несколько немцев, в том числе и производивший допрос немец по имени Артур…»

Татьяна Владимировна Кошман: «Первое время, с октября 1942 г., офицеры и солдаты, а также полицейские примерно 2 раза в месяц, по субботам, выгоняли арестованных из «СД» под конвоем на еврейское кладбище, где заставляли среди бела дня рыть для себя ямы, а потом их рано утром или поздно вечером здесь же расстреливали. Я была неоднократно очевидцем того, как немцы уже зимой 1943 г. привозили на кладбище на автомашинах советских граждан: молодежь, стариков, женщин с грудными и малыми детьми – и здесь же в мороз на снегу перед ямой заставляли их раздеваться догола, прыгать в вырытую яму, ложиться лицом на землю и потом стреляли из автоматов в голову…»

Из воспоминаний

Р. А. Шерман: «…В годы войны я была эвакуирована на Восток, вернулась в родной город Мозырь в сентябре 1944 г. Соседи, которые пережили немецкую оккупацию, рассказали мне, как немецкие каратели расстреливали, вешали, топили мозырян, особенно евреев. Чтобы избежать издевательств и страданий, евреи пробовали убегать, прятаться и даже кончали жизнь самоубийством.

Так, в конце 1941 г. большая группа старых евреев, которые не могли спрятаться или убежать, решили сжечь себя в доме № 19 по ул. Пушкина, по соседству с домом, где я жила до войны. Здесь собралось до 40 человек. Поджечь дом по жребию должна была Хая Гофштейн, которая и сделала это подготовленным факелом. Сгорели хозяин дома Эля Гофштейн, его жена Фейга, невестка Соша, соседи Эер Гофштейн, его жена Хая, сын Шлёма, Ислаэль Коган и другие. После войны некоторые жители Мозыря пробовали на месте бывшего пожара построить дом, но отказывались от этого замысла, так как при подготовке площадки выкапывали много человеческих костей…»

По окончании войны была создана комиссия по расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками. На территории г. Мозыря и в его окрестностях комиссия обнаружила многочисленные могилы массовых жертв фашистского террора на еврейском кладбище, на улице Пушкина – в усадьбе, где ранее находилась тюрьма «СД», в урочище Ромашов Ров, в овраге на пути из г. Мозыря в д. Бобры и в конце улицы Свидовка (сейчас ул. 17 сентября).

По поручению комиссии Судебно-медицинская экспертная комиссия произвела эксгумацию и исследование трупов из захоронений и выявила следующее:

«На еврейском кладбище г. Мозыря было найдено 18 могил равных размеров. При их разрытии были обнаружены трупы стариков, женщин и детей. Их число в каждой могиле оказалось от 50 до 55 человек, что составляет на все могилы 980-1000 человек. На улице Пушкина, в бывшей усадьбе тюрьмы «СД», открыто 5 могил с равным количеством захороненных в них – по 55 человек стариков, женщин и детей, общее число которых составляет 275 человек. В урочище Ромашов Ров, в овраге, обнаружены 4 могилы, в которых было свыше 850 трупов. В овраге на пути из г. Мозыря в д. Бобры Мозырского района – 2 могилы с общим числом захороненных свыше 1000 человек…

Исходя из осмотра большого количества трупов в отдельных могилах, комиссия пришла к заключению, что уничтожение людей производилось путем массовых расстрелов из автоматов. Предназначенных на расстрел людей группами по 4-5 человек и больше заставляли ложиться в могилы рядами, а затем стреляли из автоматов в голову. После расстрела первой партии таким образом укладывался второй ряд, и расстрелы продолжались, пока яма не наполнялась трупами расстрелянных. При исследовании трупов оказалось, что часть расстреливаемых зарывалась в землю еще живыми. Часть из них имела руки, заложенные назад и связанные проволокой. Кроме того, были обнаружены трупы, имеющие следы насилия и истязания, например, у трупа одной женщины была вырезана правая грудная железа. Путем подсчета извлеченных из мест захоронений трупов было установлено их количество – 4032 человека… Всего на территории г. Мозыря было убито 4730 человек, из них 900 женщин и 300 детей…».

Это только часть документов, описывающих злодеяния, совершенные немецко-фашистскими захватчиками на территории города Мозыря. Читая архивные документы, невозможно оставаться равнодушным. А ведь это действительно было. И всё это – правда. Страшная правда, от которой кровь леденеет в жилах. Необходимо и далее бережно хранить историческую правду, передавать ее от поколения к поколению во всей полноте, без утаиваний и приукрашиваний.

Елена Домашкевич,
заведующая отделом информации
и использования документов.