Кому в Мозыре сдадут квартиру с удовольствием, а кому откажут? Есть повод задуматься

«В Москве все сложнее снять квартиру…», – констатирует интернет-портал lenta.ru, задавшись вопросом «Каких жильцов не любят в столице?» Итак, противопоказания у москвичей следующие. Не приветствуются выходцы из Средней Азии, потому что снимает один человек, а в итоге живет неопределенное количество, и Кавказа – считается, у них повышенная конфликтность. Не рады в столице и семьям с детьми: смущает требование арендаторов о временной регистрации (чтобы дети могли пойти в школу и детский сад), а также боязнь, что малыши «все разрисуют», а новорожденные кричат по ночам – соседи, не колеблясь, вызывают милицию. Не любят съемщиков с животными, причем даже не из-за страха за мебель, а из боязни аллергии. Стараются избегать одиноких мам с детьми: самый главный критерий для арендодателей – платежеспособность потенциальных жильцов, а их финансовое благополучие вызывает вопросы, и выселить таких съемщиков впоследствии может быть непросто или стыдно.

Также не приветствуются молодежь и представители субкультур из-за их круга общения: если сам наниматель – панк, то и все остальные будут панки. Ну и в черном списке – работающие на дому, например, мастера маникюра, потому что будет поток посетителей, юристы – из-за подкованности в законодательстве, одинокие девушки.

Мозыряне предпочитают серьезных

Насколько вышеуказанные критерии неблагонадежности московских нанимателей квартир актуальны для нашего провинциального в хорошем смысле Мозыря? Открываем объявления о сдаче квартир на долгий срок и откровенно беседуем с общительными хозяевами. Вот их мнения.

Кристина: «Сдача квартиры – это не наш основной бизнес, так что опыт небольшой, с жильцами пока везло. У нас нет установки «лишь бы сдать, чтобы деньги шли», нам главное, чтобы все было цело и люди ценили созданный нами уют – много сил было вложено в эту квартиру. Сейчас живет семья с маленьким ребенком, последний раз была у них полгода назад, но соседи не жалуются, и все платежи идут исправно. Для меня главное, чтобы без животных. Молодежь? Сложный вопрос. Как правило, им не нужны тишина, комфорт, уют – лишь бы где потусоваться с компанией, поэтому, скорее всего, нет, не сдам. Вообще-то, сначала надо с людьми пообщаться, понять, что из себя представляют. Город у нас небольшой, поэтому не думаю, что кто-то станет нас обманывать, мы же к людям со всей душой. И не требуем от них чего-то невыполнимого, всего лишь беречь жилье, вовремя платить и без животных. Предпочитаю сдавать на долгий срок, чтобы не бегать по несколько раз в неделю, и сами жильцам проверками не надоедаем…»

«Никогда не сдадим непорядочным людям!» – категорична наша следующая собеседница Ирина.

Правда, как у хозяйки получается это определить, мы так и не поняли. Вспомнился честный и смелый капитан Аникушин из любимой книги «В августе 44-го…», который не любил «особистов», считая, что они напрасно едят свой хлеб, но при этом сам был свято уверен, что если бы ему попался диверсант, то он бы его тотчас же распознал. В итоге для него все закончилось трагично… «Сдам ли таджикам или чеченцам? А они что, не люди или не очень порядочные? – продолжаем мы диалог. – Москва – это же проходной двор, там другие нравы. Если ваша собака и кошка небольшие и вы будете за ними смотреть, то можете заезжать (причем нам разрешили с обоими зверями вместе). С детьми возьму без проблем, мать-одиночку тоже возьму, но «войдите в положение, нет денег, вы же сама женщина» не принимается. Не можете платить – придется съехать. Короче, возьму всех порядочных людей: процесс у меня под контролем, каждый месяц проверяю».

«В жильцах из бывших советских республик не вижу ничего страшного и плохого, – не сомневается наш следующий собеседник Виктор. – В городе многие сдают жилье людям с Востока, который «дело тонкое», и никто не жалуется. Семье сдам с удовольствием: для меня наличие детей – показатель ответственности, значит, точно не будут глупостями заниматься, приводить кого попало и пьянствовать.

А если что ребенок разрисует, то в договоре все подобные моменты прописаны – компенсируют. Насчет животных: у меня пока подобных жильцов не было, но надо посмотреть на хозяев, потому что поведение собаки от них зависит, ведь у кого-то и болонка злобная, а у кого и ротвейлер – милейший пес. Студентам точно откажу, проблем с ними, как и с молодежью в целом, хватает – зачем снимать квартиру и переплачивать, если все равно ведешь себя как во временной общаге?! Мать-одиночку впущу, но давить мне на жалость, чтобы не платить – нет, этот номер не пройдет. Я все-таки не благотворительный фонд, мне тоже надо на что-то жить, содержать семью и поднимать детей. Опять же, эти моменты прописаны в договоре. Так что если нет денег: вот тебе Бог, а вот порог».

Кстати…

По данным портала «Мир квартир», средняя ставка аренды двухкомнатной квартиры в Москве составляет 45,7 тысячи российских рублей в месяц, или 1570 белорусских. Стандартная «однушка» обойдется в 39,7 тысячи рублей (1363 БРБ), «трешка» – в 55 тысяч рублей (1889 БРБ). Самая дешевая съемная квартира в Москве – «однушка» в районе Некрасовка на юго-востоке города – в сентябре стоила 25 тысяч рублей (859 БРБ). В Мозыре на «куфаре» самая высокая цена – 1200 рублей за «двушку» возле бассейна (2-комнатная квартира для сдачи организациям для проживания работников, студентам).

Москва–Мозырь: есть ли сходства?

После бесед с мозырянами, сдающими свои квартиры на длительный срок, можно сделать определенные выводы. Итак, ксенофобией, т. е. «нетерпимостью к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному», мозыряне не страдают. Возможно, дело не только в особых душевных качествах наших людей, но и в том, что приезжие стараются уважать наши обычаи и традиции, не выделяясь чем-то вызывающим.

Наличие семьи для наших людей – огромный бонус, практически все подчеркнули, что семейные наниматели наиболее предпочтительные. Семейный человек у нас синоним человека солидного и ответственного, а плач грудничков, раздражающий иных москвичей, вообще не считается проблемой, чтобы еще из-за этого кому-то жаловаться.

В мае этого года мы пытались, представившись школьниками, в порядке эксперимента снять квартиру, чтобы отметить выпускной, но практически всюду получили отказ, даже обещание больших денег не помогло – личный покой и отсутствие возможных проблем с соседями и милицией дороже. Так что в этом пункте мозыряне полностью совпадают с москвичами. И это, скорее, не показатель недоверия и косного консерватизма наших людей, забывших, что сами тоже были молодыми, а вполне конкретный звонок для наших молодых людей: прежде чем требовать для себя особых условий для развития и досуга, хорошо бы и самим что-то из себя представлять, уважая окружающих.

У нас исторически и генетически существует особо трепетное и уважительное отношение к мамам и материнству, но уже и «памяркоўныя» беларусы все меньше готовы терпеть явление, известное как «яжемать» – особая категория мамочек, считающая, что все кругом им должны и обязаны. Поэтому и в этом пункте точки зрения московских и мозырских владельцев квартир, сдающихся в найм, совпадают полностью. Что поделаешь, явление интернациональное. Поэтому по-своему интересно, что мозыряне, скорее, будут терпеть дома чужих кошек и собак, чем наглых квартиранток.

Особенно умилила уверенность мозырян, что при очной встрече с человеком можно сразу определить, что́ он из себя представляет и стоит ли ему сдавать квартиру. Даже вспомнился булгаковский Кот Бегемот, заявивший Поплавскому: «А я б, например, не выдал [паспорт] такому, как вы! Глянул бы только раз в лицо и моментально отказал бы!» Мы вот, например, в таких своих собственных физиогномических способностях не уверены.

Остается только пожелать, чтобы никто в своих оценках не ошибся и в итоге обе стороны были друг другом довольны.

Дмитрий КУЛИК.