Прокурор Мозырского района Сергей Синицкий: вскрываются новые факты в материалах уголовного дела о геноциде белорусского народа

Генеральная прокуратура Республики Беларусь возбудила уголовное дело по факту геноцида белорусского народа в период Великой Отечественной войны. Прокурор Мозырского района Сергей Синицкий рассказывает о ходе расследования преступлений нацизма против мирного населения Мозырщины и Гомельской области.

«Это нужно не мертвым…»

– Участившиеся, и все более наглые, попытки пересмотра итогов прошедшей войны, накопление большого массива данных о жертвах Великой Отечественной войны в результате неправомерных насильственных действий, часть из которых и сегодня остаются погребенными в неустановленных захоронениях, стали основными причинами возбуждения уголовного дела по факту геноцида белорусского народа, – разъясняет Сергей Дмитриевич.

Генеральный прокурор создал следственную группу, куда вошли, в том числе, прокуроры районов, работники подразделений Следственного комитета. 22 апреля 2021 года создана прокурорско-следственная группа, в состав которой включены 47 сотрудников прокуратуры и 34 сотрудника следственных подразделений Следственного комитета Гомельской области. Также нам большое содействие оказывают райисполком и сельисполкомы, последний выезд был в ноябре в Осовецкий сельсовет. Работаем в тесном взаимодействии с Комитетом государственной безопасности.

Задача этого расследования – не только восстановить эпизоды прошедшей войны, но и не позволить новым поколениям белорусов забыть свое прошлое, воспитывать уважительное отношение к своей истории.

В каждом белорусском роду есть участники Великой Отечественной войны. Но все ли мы сегодня помним своих предков, храним память? У меня воевали оба деда, один из них получил увечье: оторвало руку осколком снаряда… Разве у нас до сих пор увековечена память всех погибших, все ли жертвы нашли свой приют, не оставшись в безымянных могилах? Сейчас появилась хорошая возможность ликвидировать все эти пробелы, заполнить до конца страницы истории. И это наша общая задача, способная нас всех сплотить в деле восстановления памяти.

Можно отметить и другой момент: есть и те, кто ушел от наказания за свои злодеяния, не привлечен судом к ответственности. Поэтому даже с точки зрения неотвратимости наказания за преступление надо постараться принять меры, чтобы эти люди почувствовали, что правда о них все равно станет известна. Не факт, что получится привлечь их к суду с учетом нахождения за пределами нашей страны, но мы, правоохранители, в любом случае должны сделать для этого все возможное.

Гибель тысяч не статистика

Если говорить о первых итогах проделанной работы в Мозырском районе, то были допрошены по списку лица, числившиеся узниками нацистских концлагерей, их у нас насчитывается более 170 человек.

Опрашивались также и родственники этих лиц – около 200 человек дали показания. Также допрошены партизаны, подпольщики, лица, получившие ранения и увечья во время войны. При допросе применялась аудио- и звукозапись. Люди рассказали много интересных и трагических фактов, которые, возможно, не всем были известны до текущего дня. Установили очевидцев, которые до этого были неизвестны. Благодаря помощи лесхоза установили места неучтенных захоронений в лесных массивах. Нередко местные жители указывают возможные места захоронений, но эту информацию необходимо проверять, чтобы работа не была вхолостую, – раскопки проводит специальная часть, куда надо предоставить заявку. Большую помощь оказал военкомат, предоставив списки ветеранов, партизан, подпольщиков. По Мозырю и району отработаны все данные по каждому населенному пункту, затронутому войной.

Следующий этап – работа с архивными данными. Нам помогают местные и государственный архивы, а также краеведческий музей. Подготовлены карты по сожженным деревням, местам массового расстрела, найдены неучтенные захоронения в лесных массивах. Стоит отметить, что в Мозыре исполкомом, союзом офицеров и ветеранов, газетой «Жыццё Палесся», военкоматом все эти годы велась планомерная работа по учету и систематизации собранных данных, поэтому белых пятен практически нет. Также изучается литература: книги «Память», «Без срока давности» и другие. Исследуется информация по сожженным деревням – у нас на территории бывшей Полесской области тоже есть населенные пункты, которые так и не были восстановлены. Например, деревня Скримачев Осовецкого сельсовета – разрушены все 20 домов, убиты 8 местных жителей.

Также идет поиск следов деятельности полицаев, латышских и литовских коллаборационистов (первую публичную казнь 26 октября 1941 года в Минске провели литовские полицейские – прим. авт.), карательных батальонов. Кроме регулярных частей нацистской Германии, на территории Мозырщины находились словацкие и венгерские воинские части – свой печальный след они тоже оставили.

Поступают новые данные, идет анализ документов, полученных из Национального архива Республики Беларусь по местам принудительного задержания населения. Сейчас идет отработка этой информации. В Мозыре это два официально зарегистрированных места – гетто (в то время – Ромашов ров) и тюрьма СД (сегодня это дом по ул. Пушкина, 44А). В гетто осенью 1941 года были согнаны все евреи из окрестных деревень и города, всего около полутора тысяч человек, и 6–7 января 1942 года люди были расстреляны возле деревни Бобры. В тюрьме, по архивным данным, было уничтожено не менее 350 заключенных всех национальностей. Зафиксированы случаи, когда расстрелы проходили возле реки, а затем трупы просто сбрасывались в воду, и сегодня места захоронений этих несчастных установить практически невозможно.

В зональном архиве информации по этим местам нет, данные прислали из Национального архива. Сейчас идет анализ, предстоят следственные мероприятия. Возможно, получится найти и другие подобные адреса. В середине декабря следователь посетил Костюковичи с целью зафиксировать ключевые моменты злодеяния оккупантов – здесь во время войны топили людей, сбрасывая их в колодец.

Только цифры

На сегодняшний момент в Гомельской области допрошено 2619 лиц, из них 1676 несовершеннолетних на тот момент узников, 109 партизан и подпольщиков, 62 инвалида Великой Отечественной войны, 537 родственников пострадавших в ходе войны.

В период оккупации разрушены или сожжены частично 1454 населенных пункта. Проведено 213 осмотров, 10 выемок, одна проверка показаний на месте, назначено 42 судебные экспертизы. Дополнительно выявлены 3 сожженные деревни: деревня Стенька Разин (Гомельский район), Ружава и Осиповка (Наровлянский район). Согласно архивным данным, на оккупированной территории Гомельской области действовало не менее 88 мест принудительного содержания населения, на данный момент проверено 15. Установлено 123 неучтенных места массового захоронения мирного населения, из них 9 – места уничтожения лиц еврейской национальности. По результатам осмотра захоронений выявлены сквозные и огнестрельные ранения у останков, обнаружены предметы быта мирного населения, фрагменты обмундирования вооруженных войск нацистской Германии. Вообще, в стране очень много неучтенных мест массовых расстрелов. В Гомельском районе, например, в районе поселка Чёнки, существует несколько неучтенных захоронений.

Сведения о них поступали раньше, когда в ходе различных работ в местном лесхозе неоднократно находили человеческие кости, но полноценное исследование не проводилось. Но сегодня с наложением картографических документов проведена систематизация этой территории, позволившая установить точно места массовых расстрелов. Очень много неучтенных захоронений в небольших районах – Наровлянском, Брагинском, Петриковском…

Причем они возникли не в результате боевых действий, в них – жертвы мирного населения. Единичные неучтенные захоронения есть и в Мозырском районе. Сложно сказать, когда это дело будет завершено, потому что объем информации велик, и ее предстоит проанализировать и систематизировать по направлениям: сожженные деревни, места принудительного содержания, допросы и пытки и так далее. Свои наработанные данные мы передаем в прокуратуру области, а оттуда она поступает в Генеральную прокуратуру. В последующем, насколько известно, будет сформировано общее дело и предоставлено в соответствующие инстанции.

Трагедия – общая

Несколько месяцев назад власти Германии приняли скандальное решение о выплате ежемесячного пособия в 375 евро только тем жителям блокадного Ленинграда, кто имеет еврейское происхождение. В перспективе подобное разделение блокадников «на два сорта» опасно для исторической памяти.

«Фокусирование на Холокосте является способом придать забвению значительную часть грехов перед иными народами. После Второй мировой немцами была избрана тактика беспрецедентного покаяния, и она дала свой результат – постоянно каявшихся немцев практически не обвиняли извне. Наиболее бесспорным был геноцид евреев, вот на нем и сосредоточились в первую очередь, хорошо понимая, что эта тема со временем будет вытеснять из массовой памяти все остальные зверства, даже более масштабные: например, уничтожение в концлагерях советских военнопленных, – заявил старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Дмитрий Офицеров-Бельский. – Пройдет еще пара десятков лет, и немцы всех убедят, что их главный грех был в преступлении против евреев. А в остальном – на войне как на войне…»

И в России в качестве примера борьбы с этой стратегией по изменению исторической памяти приводят в пример Беларусь, где началась кампания по признанию преступлений фашистской Германии против белорусского народа геноцидом, таким как Холокост. Белорусские спецслужбы, силовики, прокуратура – все сосредоточены на сборе и систематизации доказательной базы. Россия может сделать примерно то же самое, продвигать идею геноцида не только российского, но и советского народа в целом.

– Хочу отметить, – комментирует прокурор Мозырского района С. Д. Синицкий, – что мы не формируем собранный материал по этническому принципу, и есть сведения о непосредственно еврейских захоронениях. Но также надо отметить, что все жители Полесья в равной степени отправлялись в концлагеря, подвергались издевательствам, уничтожались целыми деревнями, использовались на принудительных работах. Нацисты не делали особой разницы между казахом, белорусом, армянином или татарином. Всех, кто отказывался предать Родину и не стал служить Гитлеру, убивали или отправляли на смерть в концлагеря. Вряд ли оккупантов интересовала национальность жителей, в которых они развлечения ради бросали гранату, лишая жизни и принося увечья. По нашим допросам установили факт массовых казней, людей расстреливали и топили. В деревне Алексичи Хойникского района практически все жертвы – коренные белорусы. Геноцид в годы войны в Беларуси осуществлялся в отношении всех, кто проживал на данной территории, поэтому ответственность надо нести по всем этническим группам.

Надо понимать, что многие люди, которые сейчас допрашиваются, в годы войны были детьми, в памяти навсегда отложилась злоба и жестокость оккупантов и по отношению к детям в том числе, оставив чувство страха на всю жизнь. Причем эти воспоминания объективны: нам рассказывают случаи и доброго отношения немцев, которые иногда могли и едой поделиться, но таких фактов – капля в море. И у людей до сих пор слезы на глазах, когда вспоминают, как их разлучали с родными, угоняя в Германию. Есть и те, кто не хочет прошлое вспоминать, с ними мы просто беседуем, не допрашиваем.

Уверен, что проводимое сегодня расследование не напрасно: вскрывается много неизвестных фактов, показывающих трагизм прошедшей войны и героизм нашего народа.

Дмитрий Кулик.