Каждый павший мозырянин навечно в памяти ныне живущих горожан

День 22 июня 1941-го навсегда изменил жизнь советских людей на «до» и «после». У всех, кто принял смерть в бою, от голода, в нацистских концлагерях наверняка было одно желание – чтобы его смерть не была напрасной и приближала Победу.

«Помню городок провинциальный…»

19 июня 1941 г. мозырские школьники сдали последний экзамен и собирались 22 июня устроить пикники за рекой…

Перед началом войны в нашем городе проживало примерно 17 с половиной тысяч человек. Город заканчивался в пределах школы № 8, лицея на ул. Рыжкова, районного суда. В районе завода ЖБИ № 5 находился рабочий поселок Красный Октябрь. Белорусы, евреи, русские, поляки, украинцы жили в мире и добрососедстве. Модницам и модникам приходили на помощь портнихи Сара Лахман с ул. Саета и Дора Иоффе с ул. Фрунзе, портные Хаим Гинзбург с ул. Нагорной и Борис Лельчук с ул. Слуцкой (участок ул. Советской от пл. Ленина в сторону пл. Примостовой – прим. авт.). Проблемы с обувью помогали решать Моисей Шульман из рабочего поселка, Борис Загальский с ул. Фрунзе и Абрам Бекерман с ул. Слуцкой.

Следил за порядком милиционер Николай Цветков, его соседка по ул. Нагорной Парасковья Агалец пекла хлеб. На работу в театр с ул. Фрунзе приходил художник Владимир Михайлов, а из рабочего поселка отправлялся на водокачку Иосиф Миневич, на ул. Пролетарскую возвращалась домой медсестра Франя Кистун, а на ул. Свидовка (ныне – ул. 17 Сентября) жил кузнец Лейба Бернадский.

На ул. Фрунзе был дом латышской семьи Лутц. Глава семейства Юлиус Оттович, 1882 г. р., работал зоотехником, жена Елизавета, 1888 г. р., занималась домашним хозяйством, а дочь Павлина преподавала в школе. В сплавной конторе рабочего поселка Пхов встречала гостей буфетчица Любовь Проходская. Дети приходили утром к воспитателю Розе Хочинской и учителю Никифору Ломако. Спешила на занятия в медучилище Нина Тигиленко…

Все эти люди, как и многие их родные, соседи по дому, по улице, товарищи по работе, друзья, приняли мученическую смерть – в урочище Ромашов Ров, в овраге возле деревни Бобры и в конце улицы Свидовка, в тюрьме СД на ул. Пушкина… Многие так и не обрели мест упокоения – их бросали в проруби на реке Припять… Как тут не вспомнить горькие слова шолоховского Андрея Соколова: «Били за то, что еще на белый свет смотришь… Печей-то, наверное, на всех нас не хватало в Германии…».

Жертвами бесчеловечных расправ стали и Герман Шехтман, 1859 г. р., и Галя Коновальчук, 1941 г. р., с ул. Слуцкой, Фаня Бурнштейн, 1850 г. р., с ул. Свидовка, а также Лёва и Лена Иоффе, оба 1940 г. р., с ул. Фрунзе. Беззащитные женщины, старики, дети…

28 июня начались бои на территории Полесской области. Два месяца находился в прифронтовой полосе Мозырь – областной центр Полесья. В июле 1941 г. началась эвакуация населения и материальных ценностей в восточные районы страны. Но перевес сил был на стороне немецких войск. Красная Армия 22 августа 1941 г. оставила последний еще не захваченный врагом областной центр Белоруссии – Мозырь.

Порой кажется, что сегодняшний жестокий и циничный мир не может уже ничем удивить, но что-то обрывается в сердце и душе, когда в графах про Эдика Караваева нет даты рождения, написано просто – «месячный ребенок». И пояснение: «замучен немцами». У Татьяны Грицкевич, 1933 г. р., и Татьяны Дуброва, 1887 г. р., две одинаковые строки – «сожжена в апреле 1942 года».

Сегодня, когда расследуется уголовное дело о геноциде белорусского народа в годы Великой Отечественной войны, «Акты расследования злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками против советских граждан при оккупации территории г. Мозыря» и другие документы, собранные Полесской областной комиссией содействия в работе чрезвычайной госкомиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и учету причиненного ими ущерба по Полесской области, БССР, вновь проходят тщательное изучение специалистами мозырской прокурорско-следственной группы.

Потому что это нужно живым…

Разрушенное здание городского театра в 1943 г.

Руины стреляют

Оккупировав в августе 1941 г. город Мозырь, немецко-фашист­ские захватчики превратили его в административный центр так называемого Гебитскомиссариата, входившего в подчинение Рейхскомиссариата Украины, находившегося в городе Житомире.

Террор и репрессии против мирного населения с целью устрашения и реализации человеконенавистнических расовых теорий не сломили волю мозырян к сопротивлению и борьбе за свободу. Вести работу в Мозыре подпольщикам приходилось в особых условиях. Здесь действовали областные органы оккупационной власти, органы разведки и контрразведки, находился большой военный гарнизон. Нацисты предпринимали все меры, чтобы выйти на след подпольщиков. К тому же многие люди не имели опыта работы в подполье, порой нарушались правила конспирации, из-за этого многие были арестованы в первые дни оккупации. Поэтому народные мстители, как и другие мозыряне, чтобы избежать ареста, отправки на принудительные работы в Германию и найти средства для существования, вынуждены были где-то работать, показывая свою якобы лояльность к оккупантам.

Так, был назначен бургомистром Мозыря Василий Иванович Крицкий, один из руководителей антинацистского подполья. Крицкий и союзники, занявшие должности в городской управе, были арестованы в августе 1942 г. и расстреляны. Кроме этой группы, действовали еще две подпольные организации под руководством Дмит­рия Козловского и Аверьяна Муравьева. Среди участников группы Муравьева значительную часть составляли учителя. Была установлена связь с Разведуправлением Центрального фронта, и на протяжении лета и осени 1943 г. эта группа обеспечивала работу рации, сбор и передачу ценных сведений о войсках противника.

Участниками подполья признаны 27 человек, из них 12 погибли в 1942–1943 гг., 18 человек были связными. Не все имена широко известны до сих пор, потому что действовали не только специально подготовленные группы, но и созданные по собственной инициативе мозырянами – народными мстителями. В фабричном поселке Красный Октябрь жили шофер Михаил Дворак, 1912 г. р., и лущильщик Михаил Баранов, 1899 г. р., – эти мужественные люди были расстреляны за связь с партизанами.

Руины послевоенные. Разрушенное здание фабрики «Красный Октябрь».

Мозырские подпольщики занимались саботажем всех экономических мероприятий оккупантов, участвовали в организации партизанских отрядов и оказании им широкой помощи, собирали информацию про врага и передавали ее через линию фронта, уничтожали людские и материальные ресурсы, вели идеологическую работу среди населения.

Город Мозырь, Мозырский район, Полесская область и вся Белоруссия не сдались на милость оккупантов и не покорились врагу. Каждый как мог приближал Победу. До которой в страшное утро 22 июня 1941 г. оставалось долгих и трагических 1418 дней…

При отступлении немцы взорвали здание горсовета на площади Свобода
(современная площадь Ленина). 1944 г.

P.S. Благодарим за предоставленные фото Елену Домашкевич, заведующего отделом информации и использования документов учреждения «Зональный государственный  архив в г. Мозыре».

Электростанция, превращенная в развалины немецко-фашистскими захватчиками. 1944 г.

Уничтоженное здание Полесского обкома партии. 1944 г.

Разрушенное здание фабрики Профинтерн. 1944 г.

Дмитрий КУЛИК.