Всегда ли благополучно трудоустройство за рубежом? Истории мозырян, которые действительно цепляют

Вместо предисловия

Возвращаюсь домой как-то вечером, в своих мыслях… Еле улавливаю приближающееся «Привет!», поднимаю голову – подруга детства Лена. Улыбается, а глаза такие грустные. Остановилась, поболтали немного, но очень эмоционально и емко. У нее пропал муж: уехал работать в Россию и на связь не выходит. Меня эта новость зацепила. Искренне.

Сама еще в начале семейной жизни отстаивала право проживать с мужем бок о бок, реально, а не по телефону, за тысячу километров друг от друга. Мой муж тоже «болел» Россией, подарил ей больше пяти лет. Но мы побороли мысль «здесь я столько не заработаю», рискнули – и пока плывем ровно. И я, и он нашли свое место. Но не у всех так… И эта случайная встреча вернула меня в прошлое. Страшно стало, отчего-то неудобно. А ведь сколько нас, таких жен, поддающихся соблазну больших денег и ставящих все на кон…

Подпитанная эмоциями из прошлого, хочу рассказать о мозырянах, которые рискнули уехать работать за пределы Беларуси и столкнулись с серьезными трудностями. Разумеется, такой итог настигает не всех. Но о благоприятном исходе рассказывают везде и всюду. И ненавязчиво манят рекламами «хороших заграничных заработков» в соцсетях.  Очень соблазнительно, особенно в наше непростое финансовое время. Но давайте посмотрим и на другую сторону медали, о ней уж точно не расскажут в сетях! А мы берем на себя такую миссию.

Все истории реальные, но имена изменены (по просьбе героев).

Рискнули всем – остались ни с чем

Николай и Ирина прожили вместе больше двадцати пяти лет. Многого добились – взрослая самостоятельная дочь, стабильная работа (предприниматели), две квартиры. Обоим чуть за пятьдесят. Кажется, живи и радуйся! Но тут среди знакомых пролетел слух, что можно поехать в Польшу и хорошо подзаработать.

«Устоять было сложно, – грустно улыбаясь, рассказывает Ирина Михайловна. – И мы решили попробовать. Сдали обе квартиры в аренду, собрали вещи – и в путь. Дочь не особо хотела, конечно. Отговаривала. Но уж очень убедителен был пример соседей, которые только приехали и накупили, чего душа пожелает. Мы пошли тем же путем. Было трудно перестроиться, ведь долгое время работали сами на себя, а тут пришлось  стать частью конвейера по производству морозильных камер. Но мы рискнули, поехали. Сначала все складывалось хорошо: обустроились в арендованной комнате, разобрались с документами. Мудро (так казалось) приняли решение не брать страховку, чтобы не тратить лишние деньги. И вот настал первый рабочий день…»

На этом моменте собеседница замолчала и опустила глаза. Она тихо заплакала. Оказывается, в тот самый первый день женщина повредила ногу. Споткнулась о ступеньку – и тяжелый перелом. Все пошло не по плану.

«Зарплата мужа и все привезенные средства быстро истратили на лечение и проживание. Раз нет страховки, за каждую медицинскую услугу нужно было платить. В итоге, как только я относительно поправилась, мы вернулись домой. С пустыми карманами, но с полной уверенностью, что реальность ближе красочных фантазий. И временами больнее. Нужно здраво оценивать свои силы. А самое главное – не спешить примерить чужой успех и мысленно потратить «легкие» деньги. Ты не знаешь точно, как и какой ценой они этому человеку достались».

Я молчала. А что сказать? Живы – уже хорошо! А некоторым и в этом не везет. Сколько случаев, когда мужья (как моей знакомой Лены) и чьи-то сыновья едут в разрекламированную неизвестность и пропадают. Одни спиваются, другие заводят там вторые семьи, а от третьих и по сей день нет вестей.

За хорошие деньги – в добровольное рабство

Еще одна история с похожим концом. Иван – так зовут молодого парня – с 18 лет пошел на свой хлеб. Работал в основном на стройке. Получал честно зарплату. Жил с родителями – каждый вечер чистая кровать, горячий ужин. С собой на обед – собранная заботливыми руками «ссобойка». Но у молодежи запросы растут в геометрической прогрессии – хочется все и сразу! И тут еще и девушка появилась на горизонте симпатичная… Понадобились большие деньги.

«Кому интересен парень с рублем в кармане – должна водиться валюта», – смеется, вспоминая себя молодым, сегодняшний Ваня, папа двоих сыновей.

Прошло уже десять лет, половину из которых он отработал за границей.

«Я бы сказал точнее: отбатрачил, – поправляет меня он. – Мы ведь там не люди, а рабочая сила. Без лица, индивидуальных особенностей, предпочтений, характера, мыслей и желаний. Отдаем все за копейку и становимся марионетками или роботами. Это фактически рабство. Только добровольное».

Эта мысль прошибла меня до мурашек! Ведь и правда, что скрывается за привезенными тысячами долларов, никто не знает. Кроме того, кто их привез. Но рассказывать о трудностях, унижениях и боли мужчине неприлично. Лучше промолчать, отдышаться, натянуть улыбку и отдохнуть, ведь через неделю – в новый заплыв. А родные – не понимают: если все так хорошо, то почему наш папа и любимый муж такой грустный?

«Я реально не мог рассказать жене, как было плохо: условия проживания совсем не те, что обещали. Ешь, спишь, моешься – все строго по времени. Присесть нельзя, отойти тоже. Только работать. Ждешь вечера, чтобы упасть на кровать, ведь утром ранний подъем, и понеслось… Отношение не как к человеку, серьезно. После первого раза решил, что на этом всё, не поеду. Сразу расскажу родным, и они поймут. Но не смог – уж слишком все радовались финансовому бонусу. И я радовался, гладя на них. И пережитое не казалось уже таким непосильным. Любому мужчине приятно видеть, что его семья не нуждается ни в чем. И на этот крючок работодатели нас ловят. И я попался на удочку на шесть лет. Всякое было: топили снег зимой, чтобы умыться, так как с водой были проблемы. Спали в одежде. Ели как придется. И пили. Алкоголь. Много. Чтобы отвлечься, разгрузить тело и голову, пожаловаться хотя бы друг другу, признаться вслух, что такой заработок ни в какие ворота. А на утро – снова в плуг…»

– А жена не догадывалась, что есть проблемы?

– Может, и догадывалась. С каждым разом становилось все сложнее носить довольную и молчаливую маску. Тем более алкоголь оставляет явные следы. Я раскололся. Вывалил все как на духу. Она выслушала, заплакала, ушла в комнату. Какое-то время  копошилась в документах, потом достала мой паспорт и привезенные деньги, положила на стол и сказала, что это был последний раз. И что эти «выстраданные деньги» не купят семью и здоровье.

Потом еще не один вечер Ваня и его мудрая жена делились трудностями, через которые им обоим пришлось пройти в одиночку. Сложная беременность, рождение первого сына, кормление, колики, первое купание, слова и шаги, детские утренники…

«Я многое пропустил в жизни старшего, – грустно признается Иван. – Знаете, я только сейчас начинаю знакомиться с ним, хотя это уже самостоятельный человек. С привычками и характером. Пусть и шестилетний. Со вторым сыном я такого не допущу! Жизнь одна, надо ценить каждый момент. А дети быстро растут – папа должен быть рядом.  Я рад, что вовремя смог остановиться. И сейчас не боюсь сказать правду. А чего стесняться? Многие мои знакомые, в том числе те, с кем ездили в Россию, Польшу, сегодня потеряли себя: спились, семьи распались, не могут найти место ни там, ни здесь. А были ведь крутые ребята! Суперские отцы и мужья. Хорошие специалисты: электрики, сварщики, монтажники, плиточники. Я работал в сфере строительства, поэтому рассказываю только то, что видел. А сейчас встречаю их иногда возле магазина – потерянных, опущенных. Жалко и больно. Ведь я тоже мог так бродить в поисках копейки на выпивку».

– Как считаешь, что спасло? Что помогло не утонуть в соблазне фантастического заграничного заработка?

– Сложно сказать. Много факторов: понял и признался, что нереально трудно, осознал ценность жизни и семьи. И свою ценность! Это очень важно – понять, что тобой за деньги полностью овладевают. Становишься рабом. Спасла, безусловно, поддержка и понимание родных.

– Трудно было отыскать место здесь, в родном городе? Принести домой к концу месяца не валюту, а белорусские рубли?

– Честно? Трудно. К хорошему быстро привыкаешь. Когда привозил солидные суммы, мы позволяли себе все и даже чуть больше. Сейчас этого нет. Точнее, пока нет – я работаю над этим вопросом. Есть желание трудиться честно, усердно и креативно. Искать новые ниши, развиваться. На самом деле, если поднять голову и посмотреть вверх, то можно увидеть массу путей и возможностей. Да, оставаясь дома, я теряю в деньгах. Семья теряет. Но приобретаем гораздо больше – совместные вечера, поездки, общение. Я никак не могу отогреться в ванной и категорически не хочу есть холодную еду. Только горячий ужин в кругу семьи. И обед, тоже горячий, собранный заботливыми руками жены.

– Ваня, может, у тебя есть что сказать людям, порывающимся умчаться на край света за длинным рублем?

– Я скажу, но будет ли толк? Кто любит, чтобы его поучали? «Я лучше знаю, и у меня будет все по-другому…» – этого никто не отменял. И я так думал. Пока не набьешь своих шишек, чужие будут пролетать мимо. Я рассказал свою историю. Считаю, что счастливую, ведь я дома, работаю, воспитываю сыновей. Живу. А так не у всех. Работа за границей для меня – это опыт. На всю жизнь. Я вынес урок. А если уж и ехать куда-то, то заранее позаботиться о документах – об официальном трудоустройстве, страховке и гарантированных выплатах. Ведь часто на словах все красиво, много обещают, а на деле – приехал и батрачь. Да, рассчитают (если повезет!) в конце месяца. Но какова плата за эти бумажки?

Эти истории – капля в море. Подобных – тысячи, ровно как и тех, когда люди уезжают за рубеж за лучшей жизнью и находят ее. И это здорово! Но у медали две стороны. И о той, что менее приятна глазу и уху, тоже не стоит забывать. Осознать и принять это – значит нарисовать реальные границы заграничного заработка.

Наталья КОНДРУСЕВИЧ, внештатный автор.