Готовы были убивать белорусов и торговать страной. В Миноблсуде продолжается рассмотрение дела о заговоре

Минский областной суд продолжил рассмотрение дела о заговоре с целью захвата власти. На скамье подсудимых все те же: Юрий Зенкович, Александр Федута, Григорий Костусев, Ольга Голубович и Денис Кравчук, сообщает SB.BY.

Октябрьские тезисы

Заседание 26 августа было коротким. Оглашались последние материалы дела, была назначена дата и время следующего заседания.

Государственный обвинитель огласил документ «Октябрьские тезисы», изъятый из мобильного телефона Зенковича. Автору документа явно не давали покоя лавры В.И. Ленина и его «Апрельские тезисы», потому что он явно попытался «изобразить» нечто подобное. Правда, белорусские «революционеры» настолько предсказуемы и комичны, что содержание любого их документа можно предугадать практически со стопроцентной точностью.

Не стали исключением и «Октябрьские тезисы». Документ включает в себя стандартный набор благоглупостей, которыми более 20 лет жонглирует белорусская оппозиция: власть незаконна с 1996 года; все, кто у власти – преступники; всех под суд; ОМОН, СОБР, ГУБОПиК – банда; убийство преступников и бандитов не будет являться преступлением; вернуть конституцию 1994 года и прочее.

Сам Зенкович от авторства данного документа открестился, мол, стиль не его, и вообще он писал исключительно на тарашкевице. Хотя при дальнейшем оглашении материалов данные тезисы оказались в файле, авторство которого принадлежит самому Зенковичу. Да и предыдущие документы, оглашавшиеся в заседаниях, авторство которых Зенкович не оспаривает, были написаны им по-русски и содержали практически все, что вошло в «тезисы».

Белорусская демократия и фонды, на ней зарабатывающие

В судебном заседании также оглашен интересный документ от «Института белорусской демократии». Как оказалось, это образование было создано белорусами США еще в 2010 году, зарегистрировано в штате Нью-Йорк, руководитель – Зенкович. Но Институт – это всего лишь название. На самом деле он представлял из себя публичный фонд, освобожденный от уплаты налогов.

Зенкович объяснил, что оглашенный документ, хранившийся в его телефоне, это часть грантовой заявки от «Института белорусской демократии», которая не была одобрена.

Сколько же таких «институтов», маскирующих фонды и их алчных владельцев, по всему миру создано прохиндеями от белорусской оппозиции. И сколько средств им выделено за последние два десятка лет под «белорусскую демократию», которую все строит, строит и никак не может построить оппозиция. Может все дело в том, что все эти разговоры о демократии белорусским змагарам нужны только для грантовых заявок, и на самом деле их интересуют исключительно собственные доходы?

Готовы продать все, даже страну…

В заседании были продемонстрированы записи Zoom-конференций, после просмотра которых у суда и государственного обвинения возникли вопросы преимущественно к Григорию Костусеву.

Сам Костусев в этом заседании повторил то, что неоднократно говорил в ходе предыдущих – мол, он не относился к происходящему серьезно.

А свое присутствие в компании заговорщиков Костусев объясняет интересом к налаживанию контактов за границей, особенно в США. Мол, партии БНФ нужны были деньги, которые он планировал получить, наладив новые связи.

Вот вам и опять – деньги, деньги…

НАПОМНИМ

С 29 июля Минским областным судом рассматривается уголовное дело о заговоре с целью захвата государственной власти.

Зенкович, Федута и Костусев обвиняются в заговоре, совершенном с целью захвата государственной власти неконституционным путем (ч. 1 ст. 357 УК). Им грозит наказание от 8 до 12 лет лишения свободы.

Еще два фигуранта, Ольга Голубович и Денис Кравчук, обвиняются в активном участии в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок (ч. 1 ст. 342 УК). Статья предусматривает наказание в виде лишения свободы до 4 лет, или ограничение свободы от 2 до 5 лет, или арест.

Кроме этого, Зенковичу инкриминированы создание экстремистского формирования и руководство таким формированием (ч. 1 ст. 361-1), призывы к захвату государственной власти (ч. 3 ст. 361), разжигание социальной вражды и розни, совершенное группой лиц (ч. 3 ст. 130). Максимальное наказание, которое возможно, исходя из санкций данных статей, до 12 лет лишения свободы.

Зенкович единственный из обвиняемых заключил досудебное соглашение, которое предполагает в случае выполнения всех его условий назначение наказания не более половины максимального срока, предусмотренного соответствующей статьей.

Свою вину признали все обвиняемые, кроме Костусева.