Очарование Мозырского машиностроительного завода

Даже самая брутальная отрасль экономики – машиностроение – не может обойтись без женского очарования.

Гендерная расстановка сил на Мозырском машиностроительном заводе выглядит так: 413 мужчин и 290 женщин.

Механический цех.  Валентина  Анисимовна ЖЕРЕЛО, как обычно, за токарно-револьверным станком, наблюдаем ее за чтением очередного чертежа.

Работать с металлом ей нравится с детства. Когда она вдруг после окончания бухгалтерских курсов смиренно не села сводить отчеты и балансы, большой неожиданностью для родных это не  стало. «Папа ремонтировал трактора, а я ему всегда помогала, – рассказывает она, вспоминая, с чего же началась ее любовь к болтам, гайкам, втулкам и прочей «мелочи», как она сама называет мелкие детали, которые на сегодня она производит тысячами. – Не могла я усесться за стол, мне всегда нужно было движение. На заводе я – 39 лет и ни разу не пожалела, что поменяла квалификацию, став токорем-револьверщиком. Работа что надо! Что делает револьверщик? Нарезает наружную и внутреннюю резьбу различной формы, производит полную обработку винтов для микрометров; подрезает, сверлит, растачивает…  Нужно быть внимательной, осторожной. Раньше много женщин за такими станками стояло, теперь я одна.  Мой муж Виктор тоже с головой в машиностроении:  он слесарь, трудится на заводе уже 40 лет. И дочь моя Оксана тоже здесь работает, она  инженер по подготовке производства. Сын Сергей нашел себя в автосервисе, он слесарь-ремонтник, а Андрей работает в сфере строительства. Для меня главное, что они стали хорошими людьми, что их уважают. Что нужно для меня, чтобы чувствовать себя счастливой? Чтобы дети, внуки были счастливы, чтобы муж был здоров, а большего мне и не надо».

Елена Владимировна КАДОЛ, оператор станков с программным управлением, свою заводскую биографию тоже начинала с изготовления  гаек да штуцеров: за токарно-револьверным станком она оттачивала свои приобретенные знания, касающиеся механической обработки деталей, 5 лет.

До этого, имея истинно женскую специальность, была занята на частном швейном производстве. Но сумела перестроиться. Хоть, как сейчас признается, никогда бы в юности не подумала, что сможет запросто стать за станок. «Это все-таки работа для мужчины». Но для энергичной, по-доброму неуемной Елены все было по плечу. Когда же предложили освоить станок с программным управлением широкого профиля, долго не соглашалась. «По большому счету это большой компьютер, многое зависит от программы, я очень боялась сбоев, сомневалась, смогу ли все это контролировать». Но дерзнула. И научилась! «Можно и сверлить, и растачивать», – рассказывает она о новом высокопроизводительном оборудовании. – В чем заключается мое женское счастье? В моей дочери, она в этом году заканчивает школу. Всем сердцем желаю поступить ей на факультет, о котором мечтает. Пусть у нее все сложится удачно! Это и есть мои главные женские желания».

Заточник инструментального участка Тамара Александровна ВЕЖНОВЕЦ тоже по первой специальности швея, но о смене профессии на мужскую, грубую, ни капли сожаленья.

Швейный цех Мозырской швейной фабрики она с легкостью поменяла на механический давно, в 1989 году, сначала наводила здесь порядок – делала уборку, а потом поняла, что может больше, – научилась точить фрезу. Мастер-заточник – это очень узкая специализация, и в принципе таких специалистов на предприятии много не бывает. На машиностроительном заводе их, к примеру, 3: коллектив маленький – она и двое мужчин. «Как с мужчинами работается в тесной связке? Очень хорошо, спокойно. Мужчины ведь не такие эмоциональные, как женщины, их понять очень легко». Тамара Александровна общий язык, кажется, сумеет найти с любым человеком – такой у нее характер. «Любой вопрос надо решать миром, спокойно. Это не только работы, но и семьи касается», – мудрому совету Тамары Александровны можно внимать. С супругом они воспитали 4 детей, а теперь радуются и 8 внукам, младшему из которых всего 4 месяца. К слову, ее дочь Наталья – тоже заводчанка, крановщица, трудилась на кране и Маша, а сын Алексей работал  токарем. «Что мне нужно для счастья? Чтобы у всех моих родных было все хорошо!»

По нашей просьбе вводит в некоторые нюансы литейного дела, а именно той части, которая касается изготовления земляного стержня для литейных форм, начальник литейного участка Виктор Владимирович СТАНЬКО. Если отбросить в сторону все технические характеристики этого  дела и рассказать читателю коротко и понятно: вредное производство,  постоянно высокие температуры в печи (300-600 оС.), много пыли, поскольку идут работы с землей, монотонный тяжелый труд. «Это самый тяжелый участок работы для женщины.  Но при всем при этом они, а на участке их треть от общего количества, не утрачивают своего обаяния, женственности, жизнелюбия, оптимизма».

Прошу прерваться на несколько минут стерженщиц Екатерину Петровну КОРЗО и Антонину Викторовну ШЕВЧИК – только что они поставили в печь новые формы, которые вскоре, уже остывшие, пойдут на формовку.

Екатерине Петровне в этом году исполняется 60 лет, но ее возраст просто не угадать: в отличной форме и расположении духа!

– У меня отец в литейном цехе работал, и братья – тоже заводчане, мама – в некогда подведомственном заводу детском саду, дочь сейчас – в транспортном цехе диспетчером, и супруг мой трудился в литейном цехе, а потом и в механическом. Если посчитать наш общий трудовой стаж, наберется больше 200 лет! – говорит она, улыбаясь. –  Свою работу надо любить, тогда она, очень тяжелая, будет приносить радость, удовольствие. Я иду на завод, как домой. Здесь все родные, все свои. Мне везет на хороших людей – плохих я не встречаю. А вообще, могу сказать, что я всю жизнь прожила счастливо: 35 лет с мужем – душа в душу, могу гордиться своими детьми, внучками – они у меня самые лучшие!

Всем женщинам желаю мира, спокойной семейной жизни, любимой работы и всегда порядочных людей рядом, добрых друзей!

Ольга АРДАШЕВА,  фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *