По сходням на берег стекают минуты, как капли времен без границ и без дна…

Яркие черты стирает время властно и жестоко, тогда как у духовной красоты нет ни морщин, ни возраста, ни срока

Как-то задалась думой: а в чем отличие состояния моей души юных, вишневых лет и дня сегодняшнего, наполненного умением видеть сердцем? Да, она стала глубже. А во всем остальном – все та же. Semper idem, как подписывалась всегда самая прославленная королева Англии Елизавета I
– всё та же. Воистину: озарение небес! Потому как цены этому нет. Прежде это было для меня каплей метафизики, теперь – предустановленная гармония. И я согласна с Лейбницем: это – ниспосланная Богом закономерность всего сущего. Нет, Ювенал был неправ. Он уверял, что хорошие люди редки, и что их наберется чуть более 7… А я утверждаю обратное: лично знаю куда больше! По друзьям своим сужу: столько лет – и semper idem – просто удивительно! Помыслы – чистые, словно вода над галькой. Настроение, несмотря на тяжеловатенький рюкзак на спине, наполненный самым увесистым грузом – годами, такое, будто Парсефона у матери Деметры в гостях задержалась, и та, обладая волшебным даром, от радости великой озарила нас светом величайшей силы, а потому никакие жизненные тучи не способны его затмить. И какая бы проблема ни возникла – все равно в душе звучит, как будто застывшая, нескончаемая, прекрасная мелодия Ниагарского водопада: всё на свете переменится, век сменится, пронесутся годы, словно с горки вниз… Только ты, душа, суровой жизни пленница, из меня, как из темницы, смотришь ввысь…

А все почему? А все потому, что душа не старится. Несмотря на то, что краток Истм жизни. Немеркнущая радуга души над дорогой судьбы – пусть будет так. У каждого. И даже если для кого-то солнце из-за горизонта не поднималось – так худо было. Но вслед за Вергилием повторю: «Кто про себя может сказать: «Хуже уже мне быть не может!»? Никто. Потому как всегда есть худшее. А потому советую всем: собирайте в свою урну белые камушки. По обычаю древних римлян. Точнее – фракийцев. В счастливый день они бросали в урну белый камешек, а в несчастливый – черный, и в конце жизни подсчитывали их. Но чтобы в урну было брошено больше белых камушек, чем черных, надо одно умение – душа должна быть цельной. Всегда. И не сломаться на крутых виражах судьбы. И не ожесточиться. И не скукожиться. И не озлобиться. И не потерять при этом остроту своего видения. И тонкости своей. И глубины. И красоты. И щедрости. И неповторимости. И величия – вот такое чудо Господнее да свершится с вами! Может, потому мы и живем? Вы не задумывались об этом? Потому что бедствие – пробный камень доблести. Души. Не знает сладкого тот, кто не отведал горького. И впрямь: кто знал бы Гектора, если бы Троя была счастлива? Юрий Визборг писал: «То листья, то вести, то снег, то весна, то блестки надежд на цветных парашютах… Разломанным яблоком всходит луна, по сходням на берег стекают минуты, как капли времен без границ и без дна…» Как капли времен без границ и без дна… Вот так и душа – она не старится! Она не знает временных границ: вот юность, вот зрелость, вот старость… Душа влечет! Вот такие дела.

Уверена: возраст – это состояние души. Время неумолимо. Годы, словно быстрые птицы, покружат над тобой, да и улетят, а душа им вослед улыбнется: я по-прежнему молода! Потому как в отчаяние не впадала. Господь дал нам этот несравненный, удивительный спасательный круг – душу – не случайно. Красота привлекает внимание, а душа завоевывает сердце. Априори. Гиппократ знал, что утверждал: душа человека развивается до самой смерти. Загляните в собственную душу! И остерегайтесь, чтобы годы не наложили на нее больше морщин, чем на лицо. А проливать на нее утреннюю свежесть надо повседневно, как в молитве Оптинских старцев: никого не смущая и не огорчая, уметь каяться, верить, надеяться, терпеть, прощать, благодарить и любить. И если душа не страдала – она счастливой не будет. Это закон Небес. Примем его и покоримся ему. Лук лопается от напряжения, дух – от расслабления. Те, кто убегает за моря, меняет небо, но не душу. Она не изменяется – от себя не убежишь.

Учитель попросил вырвать из тетрадки лист и перечислить на нем 7 чудес света. Чуть позже он попросил всех зачитать перед классом все то, что они включили в свой список. Дети по порядку вставали и зачитывали:

– Египетские пирамиды!

– Тадж-Махал!

– Панамский канал!

– Китайская стена! – раздавалась перекличка.

Одна девочка сидела молча и, казалось, не хотела говорить, стеснялась отдавать свою работу. Учитель спросил, не возникли ли у нее трудности с выполнением задания.

– Да, – застенчиво проговорила ученица. – У меня возникли сомнения. Чудес в мире так много, что тяжело выбрать.

Учитель попросил ее зачитать, что выбрала она.

– Зачитай, что ты выбрала, а мы послушаем, может быть, сможем тебе чем-нибудь помочь.

Девочка замялась, но потом все же прочла:

– Думаю, что в 7 чудес света входят: возможность людей думать, говорить, совершать поступки, видеть, слышать, помогать, прощать и самое важное из всех – любить душой. Всей душой. Всю жизнь.

После того, как она закончила читать, класс долго оставался в полной тишине.

Загляните в свою душу! Она все та же? Какие струны ее натянуты? Какие звучат? Ее голос можно всегда услышать – было бы желание. Потемнеет серебро, померк-
нет золото… Поизносятся и вещи, и слова. Только ты, душа, суровой жизни пленница, из меня, как из темницы, смотришь ввысь… Стареет внешность: яркие черты стирает время властно и жестоко, тогда как у духовной красоты нет ни морщин, ни возраста, ни срока… И сквозь туман, как звездочка в тиши, она горит и вечно улыбается. И кто откроет красоту души, тот, честное же слово, не закается! Кто озарен красивою душой, и сам он вечным расплеснется маем! Вот жаль, что эту истину порой мы слишком поздно понимаем…

Лариса КУЗЬМИНА