«Чтобы быть реаниматологом, нужно действовать быстро и правильно». Интервью с заведующим отделения анестезиологии и реанимации Василием Чилей

Более 25 лет отдал медицине заведующий отделением анестезиологии и реанимации Василий Федорович Чилей.

О своей работе он рассказал в интервью журналисту газеты «Жыццё Палесся»

Заведующий отделением Василий Федорович Чилей и медсестра реанимационного зала  Татьяна Сергеевна Наливко проводят осмотр пациента.

О встрече с заведующим, конечно, договаривались заранее, но в отделение нам удалось попасть не сразу. Родственники пациентов собрались у дверей, желают знать о состоянии здоровья их близких. Врачи вполголоса объясняют ситуацию. Кого-то огорчают, кого-то обнадеживают. Все пациенты у них в тяжелом состоянии, на то оно и реанимационное отделение. Задача медиков – быть рядом в любой момент. Поэтому персонал всегда наготове.

Наконец Василий Федорович находит время для беседы, и мы начинаем разговор.

– Наверное, много людей сейчас у вас на лечении…
– На данный момент в отделении реанимации находятся 19 пациентов. Под завязку. Основные патологии – ишемическая болезнь сердца, сердечная недостаточность, инсульты, черепно-мозговые травмы, хирургические патологии. Случаются алкогольные психозы, особенно после праздников. Вот совсем недавно у нас были двое таких пациентов. В острой стадии они нуждаются в седации, поэтому находятся в реанимации.

– Каков средний возраст пациентов отделения?
– Пожилой, как правило, старше 70 лет. Бывают и молодые – чаще всего с травмами. Есть случаи инфарктов в 45-50 лет.

– Сколько операций с участием анестезиологов-реаниматологов будет проведено сегодня?
– Более 20. Операции разные: экстренные, плановые, по поводу грыж, эндопротезирование суставов. Работы у анестезиологов всегда хватает.

– Как давно вы заведуете отделением? Вероятно, достаточно опытный в организационных вопросах человек.
– Заведую я с апреля 2019 года. А в отделении работаю с 1995 года, был также заместителем заведующего.

– Что входит в обязанности заведующего отделением реанимации?
– Организация работы персонала, составление графиков работы, оказание консультативной помощи в других отделениях больницы и других медицинских учреждениях. Но главное, как и у всех сотрудников, – лечение тяжелых пациентов.

– С чего начался ваш путь в медицину?
– Я из Брестской области. В 1986 году поступил в Гродненский государственный медицинский институт, который окончил в 1994 году. Был распределен в город Мозырь. Здесь и начал свою трудовую деятельность, работаю по сей день. Прошел интернатуру по терапии и сразу же поехал на первичную специализацию по реанимации.

– В чем состоит задача врача-анестезиолога-реаниматолога, что он должен знать и уметь?
– У врача-анестезиолога-реаниматолога два аспекта деятельности. Первый – оказание анестезиологического пособия при оперативных вмешательствах, проведение общей анестезии. Реаниматология – это немного другая работа. Она подразумевает проведение интенсивной терапии пациентам, находящимся в тяжелом и критическом состоянии.

– Что такое интенсивная терапия?
– В условиях реанимации интенсивная терапия предполагает круглосуточное присутствие возле пациента врача-реаниматолога, медицинской сестры и санитарки. Проводится круглосуточное мониторирование жизненно важных функций, дозированное введение препаратов, при необходимости – искусственная вентиляция легких. Задача в том, чтобы стабилизировать состояние пациента и перевести его в другое отделение для дальнейшего лечения.

– Что самое сложное в работе врача вашей специальности?
– Быстро принимать правильные решения. Определить, что с пациентом, какой у него диагноз, и как правильно вывести его из тяжелого состояния, угрожающего жизни.

– Вам или вашим коллегам из отделения приходилось оказывать помощь случайному человеку на улице?
– У меня таких случаев не было, а у других докторов – да. Дело было в Минске: водителю автобуса стало плохо, это заметили пассажиры. Слава Богу, автобус съехал на обочину и остановился. И так вышло, что рядом ехали в машине наши мозырские доктора, которые прибыли в Минск для прохождения первичной специализации по рентгеноэндоваскулярной хирургии: Павел Дмитриевич Синицкий (он раньше работал у нас в отделении анестезиологом-реаниматологом) и Андрей Васильевич Чилей, мой сын. Они остановились и проводили водителю реанимационные мероприятия, затем передали его прибывшей бригаде скорой помощи.

– Если человек упал без сознания на улице, как правильно действовать?
– Надо подойти и посмотреть, человек дышит или нет, бьется ли у него сердце. Если он не дышит и пульсации на сонных артериях нет, значит, человек находится в состоянии клинической смерти. Надо немедленно начинать реанимационные мероприятия – закрытый массаж сердца и искусственное дыхание. И сразу же вызвать скорую медицинскую помощь.

– А если от лежащего на земле человека разит алкоголем, стоит ли интересоваться его здоровьем или можно пройти мимо?
– Нет, проходить мимо никогда нельзя. Даже если человек дышит и у него есть пульс, он может просто замерзнуть до смерти. Или умереть от удушения в результате попадания рвотных масс в дыхательные пути. Нужно вызвать скорую медицинскую помощь, которая приедет и поможет.

– Многие люди боятся наркоза. Стоит ли?
– Нет, общей анестезии не стоит бояться, все это управляемо и обратимо. Во время операции проводится постоянный мониторинг состояния пациента. Он не просто спит, а за него дышит аппарат, измеряются все показатели: частота пульса, артериальное давление, как проводится дыхание. Без контроля пациент не остается ни на одну минуту.

– Как врач рассчитывает, какой вид наркоза и в каком количестве нужно дать пациенту?
– Вид наркоза выбирается по операции, которая предстоит пациенту. Дозировка препаратов всегда индивидуальная, она рассчитывается на килограмм веса, а дальше доктор ориентируется на показания мониторов. Кому-то надо больше дозировку, чтобы показатели были в пределах нормы, кому-то – меньше. Но начинается всегда со средней терапевтической дозировки на килограмм веса пациента.

– А если пациент во время операции почувствует боль, анестезиолог это заметит?
– Пациент боль не почувствует, потому что он спит. Но возможную реакцию организма на боль анестезиолог заметит всегда, так как меняются параметры жизнедеятельности.

Врач-анестезиолог-реаниматолог Андрей Валерьевич Анцитович.

– Почему вы выбрали профессию врача?
– Не знаю, просто нравилась профессия. Хотел с детства быть доктором. Учился в школе я хорошо, и решил поступать в медицинский. О специализации задумался уже на месте. Это дело случая: была проблема с кадрами в отделении реанимации, мне предложили пройти специализацию реаниматолога. А сразу я был распределен на работу в скорую помощь. Там я дежурил, будучи интерном по терапии. Врачом-реаниматологом я работаю уже 25 лет.

– Вам когда-нибудь хотелось уйти из медицины? Говорят, врачи считают свою работу чем-то сродни наркотику… Невозможно отказаться.
– Нет, не хотелось. Мне это нравится. Я испытываю удовлетворение, когда помогаю человеку, когда вижу, что ему становится лучше. Я считаю, каждая работа как наркотик, если любишь ее.

– Но все-таки работа непростая. Как справляетесь с эмоциональной нагрузкой?
– Эмоциональная нагрузка очень большая. Стараюсь разнообразить свою жизнь сменой видов деятельности. На выходных с семьей ездим на дачу, ведем активный образ жизни, занимаемся физкультурой. Зимой на лыжах катаемся, когда снег есть. Много ходим пешком.

В ординаторской. Заведующий кардиологическим отделением Виктор Анатольевич Ляшок (пришел проконсультировать пациента), врач-анестезиолог-реаниматолог
Николай Сергеевич Ештокин, заведующий отделением анестезиологии и реанимации Василий Федорович Чилей.

– Когда приходится говорить родственникам больного о неблагоприятном прогнозе, что чувствуете? Удается абстрагироваться от тяжелых переживаний?
– Мы знаем состояние пациента, оцениваем результаты обследования и можем сказать, что да, к сожалению, иногда прогноз бывает неблагоприятный. Стараемся объяснить родственникам подробно, почему именно так происходит, и что можно сделать, чтобы пациенту стало легче. Мы делаем все от нас зависящее.

– Какие качества характера нужны для того, чтобы работать анестезиологом-реаниматологом?
– Трудолюбие, любовь к людям, чувство сострадания – то, что должно быть, если хочешь стать доктором.

– Если бы не медицина, какую профессию вы бы выбрали?
– Никогда не задумывался над этим. Я стал доктором и всю сознательную жизнь им являюсь. Кроме медицины, мне нравится возиться с техникой, что-то строить на даче. Рыбалку люблю. Но, если бы можно было выбирать заново, я бы снова выбрал медицину.

– У вас «врачебная» семья?
– Мои родители не были докторами. А вот жена тоже врач, она заведует вторым терапевтическим отделением Мозырской центральной городской поликлиники № 1. Дочь в прошлом году закончила Гомельский государственный медицинский университет, сейчас проходит интернатуру по специальности «Врач общей практики» в Мозырской городской больнице. Сын, как я уже сказал, также выбрал медицинскую профессию. Он хирург, работает в рентгеноэндоваскулярном отделении.

– Хотите, чтобы врачебная династия, родоначальником которой вы являетесь, продолжилась?
– Конечно, хочу. Главное, чтобы все получалось. Работа врача ответственная, тяжелая и достаточно сложная. Если душа лежит к этой работе, то нужно ее выбирать.

Записала Елена МЕЛЬЧЕНКО.
Фото Надежды РАФАЛЬСКОЙ.