Помощь людям и оберег от злых духов. О традиции изготовления кукол, рассказала библиотекарь Мозырского медицинского колледжа

Кукла – дело серьезное. И это далеко не только и не столько детская игра…

Уверена Наталья Васильевна БОГОМОЛОВА, библиотекарь Мозырского медицинского колледжа. В ходе беседы убедились, что и сама Наталья Васильевна – несомненный культурный феномен в жизни нашего региона. Остается только поблагодарить руководство УО «Мозырский государственный медицинский колледж» за помощь и содействие в развитии интереснейшего пласта народной культуры.

Не только игрушка

Увлечение Натальи Васильевны – изготовление кукол. На вопрос, как она пришла к этому занятию, Наталья отвечает: «Просто руки чешутся. В смысле, что-то ими делать. На вязание не хватает терпения, например, а здесь все совпало… Когда с коллегой работали в школьной библиотеке, создали целый кукольный театр».

Куклы – это не только интересный процесс изготовления и знакомства с фольклорными традициями.

Оказывается, когда-то часть из них была призвана помогать людям – как некая связь с потусторонним миром, и замена человека. И кукольный мир гораздо шире того, что мы привыкли видеть в магазине, и намного интереснее, чем легендарная Барби со всеми ее аксессуарами. Вот некоторые персонажи из экспозиции музея медицинского колледжа.

Договориться с куклой

Начинается она, как и положено по тематике учебного заведения с кукол, имеющих отношение к медицине – Лихорадок-Лихоманок-Трясовиц. Когда-то инфекционных больниц не было, а болезни были. Лечиться было сложно. Что же людям делать?

Договориться со всеми! Предложить замену: куклу вместо человека. Поэтому делали таких красавиц, творили на них заговор, одновременно обещая что-то хорошее и немного запугивая. Висели они внутри дома, на шнуре или в какой-либо упаковке («гнезде»). Когда лихорадка прилетает, ей надо вселиться в человека и мучить его – что поделаешь, работа такая… А тут видит красивую куклу, думает: «Ну прям вылитая Я!» И выбирает ее на жительство. Чаще всего их было двенадцать штук, и тринадцатая – главная – Большуха. У нас сейчас есть антибиотики, и это хорошо, но микроорганизмы не дремлют, приспосабливаются, растет их устойчивость, и Всемирная Организация Здравоохранения, как нарочно, публикует список из двенадцати наиболее вредных инфекций, а тринадцатым (Большухой) идет давно известный лекарственно устойчивый туберкулез. Ученые, конечно, работают, но хоть опять договаривайся с Трясовицами!

Хворобы: на шнуре летние Лихоманки (мягкие и без платков), а в горшке-гнезде зимние (на деревянной основе, как символ более тяжелых заболеваний и одеты теплее).

Все куклы делались на определенный период, редко больше, чем на год. Лихоманки – на несколько месяцев (летние и зимние), а потом сжигались с благодарностью. Это был обряд не уничтожения, а разрыв связанного (кукла не зря «скруткой» называется) и возвращение заключенной в куклах энергии к какому-то истоку. А потом создавались новые.

Баба-Травница. Сейчас ее можно назвать иностранным словом «саше» – мешочек с ароматическими травами, только свернутый в виде куклы. Внутрь юбки помещались пахучие и целебные травы, которые ароматизировали и обеззараживали воздух, в зависимости от состава. Также эта игрушка помогала купать ребенка: сначала в горячую воду бросали куклу, вода настаивалась, а потом Баба-Травница «звала внука купаться».

Настройся на лучшее!

Фольклорные традиции широки и многообразны. Например, кукла-доброжелательница. В некоторых местностях на год совместной жизни молодой пары женщине дарили толкушку или скалку, как основное «орудие производства» на кухне и способ «воспитания» мужа тем, что в руках. Делалась скалка из твердого дерева и оборачивалась куском бересты: деревянная основа (опора семьи) – мужчина, береста (защита и украшение) – женщина. А сверху подарок облачали в платье из бумаги или ткани, смотря по обычаям местности и имеющегося материала, и получалась красивая женщина-хозяйка.

Кукла-доброжелательница.

В коллекции медколледжа представлена демонстрационная модель такой куклы, оформленная в стиле «выцинанка». Для фартука использованы узоры «Паук», «Мокошь» и «Цветок». Мокошь или Макошь – богиня жизненных благ, прядения и ткачества – помогает хозяйкам в соответствующих занятиях. Крест, вписанный в ее силуэт, – символ ребенка. Паук, в данном случае, тоже воплощение Мокоши-ткачихи.

Цветок – привлечение счастливой судьбы. На юбке тоже «Мокошь» и «Цветок Папоротника»: созидательный труд и везение. На рукавах – знак «Богач» для того, чтобы достаток рабочие руки крепко держали.

Кукла Троицкая баба делалась старшей хозяйкой семьи – сама по себе кукла является молитвой за семью. В языческие времена часто обращались к природе с просьбой о помощи. Один из таких дней близок к современному празднику Троицы. В начале лета молитва передавалась через беседу с птицами, поэтому они нашиты и на одежде куклы. На Троицу собирали травы, и с распространением христианства освящали их в церкви.

«Когда мы семьей приехали в Мозырь в 1978 году, – вспоминает Наталья Богомолова, – я еще видела едущих в церковь женщин с букетами и в прекрасных нарядах, на которых символы-обереги вышивались вручную и самостоятельно, сейчас таких уже нет…».

 Троицкая баба.

Кукла Пеленашка-Кувада. Перед рождением ребенка люльку готовили заранее, но пустую ее качать нельзя, поэтому в ход шла кукла-скрутка, чтобы обмануть нечистую силу: придет, понюхает, человеческим духом не пахнет, ну, и не интересно! А потом туго пеленали детей. Не только, чтобы «ножки ровнять», но и чтобы внешне не сильно от куклы отличались. И называли детей «ляльками» – куклами.

«Кстати, в наших традициях куклы и прочие силы, чистые и нечистые, никогда не выполняли работу за человека, – объясняет Наталья. – Они делалась как помощницы. Например, кукла-двенадцатиручка – чтобы все успевать делать. А двенадцатиножку это я уже сама придумала – чтобы успевать бегать в разные места. Также куклам-многоручкам надо давать задания на каждую руку, чтобы не бездельничали да не шкодили – совсем как люди!.. А то чувство юмора у них, как говорили старые люди, очень развито.

Обережная кукла или помощница принадлежит семье и делается без лица, чтобы через нее не могла подглядывать злая сила. Кукла смотрит на мир глазами хозяина. Сегодня в некоторых воспитательных комплексах для детей тоже рекомендуют не давать кукол с сильно прорисованными лицами с целью развития фантазии у ребенка.

Наша батлейка

В январе этого года прозвучало в Мозыре малознакомое слово – вертеп. Оно было использовано для описания новогодней и рождественской кукольных композиций в медицинском колледже.

Вертеп – это новая страница творчества Натальи Васильевны. В переводе со старославянского, это слово означает пещера, а ее наполнение зависит от того, кто там поселится. В нашем случае Рождественский вертеп – пещера, в которой согласно Священному Писанию, родился Иисус Христос. «Это одна из форм статичной композиции о Рождестве Христовом, – поясняет наша собеседница. Больше находится на слуху Батлейка – один из способов изложения вифлеемской истории художественными методами, так что версий вертепа-батлейки по оформлению много. В белорусской батлейке, например, фигуры деревянные, тростевые, полустатичные, а в дне делаются прорези, по которым они должны двигаться. Но поскольку ни одну такую в действии не видела до сих пор, делаю то, что делаю.

Вертеп может быть и маленьким: застелила корзинку еловыми ветками, поместила туда часть кукол, из соображений пожарной безопасности вместо свечей пристроила гирлянду на батарейках. И пошла колядовать к знакомым. К слову, приятно отметить, что в этом году дети, приходившие колядовать, серьезно и с выдумкой подошли к этому занятию. Выучили интересные колядки с веселыми пожеланиями, потому что избитое «Калядзiн, калядзiн, я ў бацькi адзiн…» – это песня лентяя-попрошайки.

 

Вертеп можно использовать очень разнообразно, например, как новогоднюю композицию, что и было сделано в этом году. Отметим, что это не конкретно чья-то национальная традиция, она общехристианская, просто называется по-разному.

К истокам

Не могли не удержаться от вопроса: «Аналоги кукол вуду, куда надо иголки втыкать, чтобы кому-то насолить, у нас есть, или нашим традициям это не свойственно?»

– «Свойственно, также, как и всем, – уверена Наталья Васильевна. – Все зависит от вашего желания. Впрочем, все, кто в рекламе своих оккультных услуг обещает навести порчу, наложить проклятие, перед началом ритуала честно предупреждают, что все потом возвращается. Так что изготовить куклу можно на любое дело, но карму лучше не отягощать».

«Куклы для меня не поточное производство, – признается Наталья. – Но иногда просят. Если хотите, чтобы оберег действовал эффективно, лучше изготовить или самому, или попросить кровного родственника. Впрочем, близкие друзья тоже могут справиться, потому что за время дружбы люди столько крови друг-другу перепортят, что уже могут считаться родней…

Можно взять и у других, но за работу всегда надо рассчитаться. Берете для украшения интерьера – это затраты времени и материалов. Если вы берете оберег, то для вас выходили на связь с какими-то другими силами, а это тоже энергозатратное дело, и необходимо возмещение. Если кто-то боится вреда, то самый простой вариант – посыпать солью, потом почистить. Считается, что соль снимает все».

В то время, как космические корабли бороздят просторы Вселенной, и кругом сплошная цифровизация, актуальны ли сегодня куклы?

«Это определяет каждый сам для себя, – размышляет Наталья Богомолова. – В детском саду на мой день рождения пели «Каравай, каравай, кого хочешь – выбирай!», а сегодня «Хэпи бесдэй ту ю». И наш Дед Мороз постарше «ихнего» Санта-Клауса будет, и с ним тоже договариваться нужно, потому что отопительный сезон у нас полгода, и явно не с помощью «Джингл-белз» решать вопрос надо. Все-таки в наших традициях водить хоровод, так что лучше знать, кто мы и кто нам близок. И опыт других народов для того, чтобы не забыть свой, а расширить и приумножить его.

Кукла-кормилица.

В Японии кукол «Сарубобо» (детеныш обезьяны) мастерят до сих пор, чтобы оградить себя от неприятностей и для принесения в дом благополучия. Отмечают Праздник кукол (Праздник девочек, 3 марта). Верят, что куклы «Дарума» помогают в исполнении желаний. А ведь японцы как-то «поцифровей» нас будут, но это не мешает им верить, что любая вещь, прожившая слишком долго, может обрести независимую душу и стать «о-баке» или «бакемоно» – чудовищем. Иногда безобидным, иногда – опасным для человека. Потому от старых вещей надо регулярно, но аккуратно избавляться.

Минутка поэзии

На северо-западе Киото, в одном из старейших и известнейших районов – Нишиджине, есть маленький буддийский храм Хоке-джи, основанный в 1384 году. Его неофициальное название – Нинге-дера, Храм Кукол. Там хранится одна из богатейших и интереснейших коллекций кукол в Японии. С 1957 года коллекция два раза в году открывается для свободного посещения. Кроме этого, ежегодно 14 октября в храме Нинге-дера проходит церемония прощания со старыми куклами.

На постаменте памятника куклам во дворе храма Хоке-джи выбиты строки Мишанокоджи Санеатсу:

Ах, кукла!
Кто сделал тебя… Кто тебя любил…
Я не знаю.
Но пусть эта любовь
Станет залогом твоей Нирваны…

Вместо заключения

А еще в коллекции медколледжа есть индейские обереги – Ловцы снов. Но про них со всеми инструкциями – уже в следующий раз.

Дмитрий КУЛИК.