Ушли, достойно выполнив свой долг…Ветеран афганской войны Сергей Гурин рассказал о службе в «горячей точке»

Мало кто знает, что последними из Афганистана выходили не армейские части и не спецназ: последнюю страницу славной и трагической афганской главы в истории СССР закрывали «зеленые фуражки»

15 февраля в календаре – особый день для всех, кто в полной выкладке прошел в свое время горными тропами или проехал на броне по нашпигованным минами высокогорным дорогам маленького и неспокойного азиатского государства, застывшего в своем развитии где-то в XIV веке. Накануне этой даты мы встретились с одним из ветеранов афганской войны – майором милиции запаса Сергеем Анатольевичем Гуриным, чья служба пришлась на 1988-1989 годы в составе Пянджского погранотряда, который спустя более 30 лет
рассказал о службе в «горячей точке».


– Это теперь о событиях того времени с высоты прожитого можно говорить и рассуждать осознанно, а тогда нам, 18-летним, все преломлялось через призму храбрости, героизма, – рассказывает Сергей Гурин. – Кто помнит 80-е годы прошлого века, то не позволит солгать, что все мальчишки искренне желали служить в армии. И чем быстрее, тем лучше.

Некоторые ребята шли в военкомат, не дожидаясь повестки, и просились «примерить армейские сапоги и форму». Там с ними беседовали и отправляли еще немного повзрослеть. Я тоже был из тех, кто рвался в армию. Причем конкретно хотел попасть в пограничники. Еще в школьные годы прочитал о легендарном дальневосточном пограничнике Никите Карацупе, задержавшем вместе с овчаркой Индусом сотни диверсантов. Хорошим примером для меня были и старшие братья, которые к этому времени уже отслужили в армии и один за другим обратились к руководству с рапортами, чтобы попасть в Афганистан: «Прошу зачислить меня добровольцем…» Их намерениям не суждено было сбыться, а вот у меня получилось. О своем желании служить я серьезно заявил в Мозырском райкоме комсомола и вскоре получил путевку на службу в пограничные войска КГБ СССР. В путевке было написано: «Выражаем твердую уверенность, что Вы покажете пример образцового выполнения воинского долга по охране Государственной границы Союза ССР». Конечно же, заручившись таким документом, мне как будущему бойцу уже нельзя было «ни обмануть, ни с пути свернуть»! Таким образом, я вскоре оказался в учебке, а затем и на границе.

На мандатной комиссии Пянджского погранотряда мне было предложено на выбор несколько специальностей: системщика, прожекторщика, кинолога и наводчика-оператора БМП. Интересовали все, но последняя специальность предполагала обучение на курсах с дальнейшей перспективой службы в Афганистане. Я, конечно же, не раздумывая, выбрал специальность наводчик-оператор БМП. Потом пошли напряженные будни в учебной группе. Обучившись стрелковому делу, выучив несколько десятков наиболее употребительных слов на «дари», я вернулся обратно в отряд, а через пару недель оказался во 2-й мотоманевренной группе Пянджского погранотряда, состоящей из четырех погранзастав.

Технический парк первой, куда определили с двумя товарищами, входили две БМП-1 и три БМП-2. На второй и третьей заставах пограничники работали на БТРах. Им в задачи вменялось сопровождение бронетехники, взводов связистов, саперов, минометчиков, роты обеспечения. Боевое подразделение, где выпало служить мне, дислоцировалось в 120 км от таджикской границы. Форпост располагался на въезде в город Талукан и, по сути, выполнял роль живого щита. Главной задачей пограничников было недопущение проникновения бандформирований к советской границе, пресечение массовых переходов и обстрелов приграничных рубежей. Получается, что каждый раз приходилось брать огонь на себя… Нас, новичков, в Талукане вначале «погоняли» как следует, ведь будущие наводчики должны были «грызть» гранит тактико-технических наук, заниматься огневой подготовкой, придерживаясь высказывания легендарного полководца: «Тяжело в ученье – легко в бою!» Что, в принципе, не заставило ждать и в реальности. Обстановка на вверенной нам зоне ответственности в 1988-м году была непростой. И если учесть, что половина гражданского населения была против присутствия советских войск на афганской земле, то приходилось не сладко. Перед выводом войск противники старались нанести нам как можно больший вред. Вот, к примеру, вспоминается такой эпизод…

В дозоре.

– Мы стояли на охране моста возле города Кундуз. Солдаты с утра окопались и стояли «на блоке» вдоль реки, а вечером с «зеленки» возвращались в кишлак душманы, которые естественно, не прошли спокойно. Пограничники вынуждены были дать им отпор. В том бою лично мне тоже удалось поразить две пулеметные точки. Душманы отступили, а в перерыве перестрелки к нам на переговоры вышли старейшины. Результатом переговоров стало то, что моджахеды взяли нас под личную охрану, пообещав при этом «взять плату за свои потери»…

Сергею Гурину за время службы приходилось участвовать во многих серьезных боевых операциях. За одну из них, произошедшую в районе Кундуза, он был представлен к медали «За отличие в охране Государственной границы СССР». Точно такая же была и у его книжного героя – пограничника Карацупы.

– Душманы захватили Кундуз, а сарбозы (солдаты правительственных войск Афганистана) не справлялись с обороной и наведением порядка, – рассказывает ветеран. – Они попросили нас поддержать их огнем. Несколько огневых точек находилось в заброшенном кишлаке, и я получил приказ: прикрыть союзников обстрелом из пушки. Приглядевшись через тримплекс, вначале «положил» в кишлак пять снарядов, потом еще 20, потом еще и еще… Попадания оказались меткими. Так оборона Кундуза с моей помощью была прорвана, и сарбозы вошли в город. Для пограничников участие в афганской кампании было тяжелым испытанием. Подтверждение этому – понесенные потери… Однако анализ оперативно-боевых действий показывает, что пограничники успешно решали поставленные задачи. Этой оценки придерживались руководство КГБ и представители других силовых структур, действующих в ДРА. Специфика пограничной службы – действия мелкими группами (нарядами) в отрыве от своих подразделений – способствовала лучшей адаптации к афганским условиям. Верность долгу, боевое товарищество, взаимовыручка практически всегда обеспечивали нам возможность выхода из самых критических ситуаций. Были неудачи и потери, безрезультатные операции, ошибочные действия…


За 9 лет войны пограничники и сотрудники КГБ по примерным данным потеряли 594 человека. Подразделения пограничных войск в Афганистане совместно с ОКСВ и национальными формированиями правительственных войск провели свыше тысячи плановых и частных операций, в ходе которых было обезврежено большое количество вооруженных формирований оппозиции, обеспечена безопасность южных рубежей СССР. Защищая советскую и афганскую границу, ведя активную борьбу с вооруженными формированиями оппозиции, спецподразделения пограничных войск применяли различные способы, формы и методы действий как специальные пограничные, так и общевойсковые. Воинская часть, в которой довелось служить нашему земляку, покидала афганскую землю в числе последних. За добросовестную службу Сергей Гурин награжден Грамотой Президиума Верховного Совета СССР, медалями «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», «За отличие в охране Государственной границы СССР» и «Ветеран боевых действий». Многие, кто прошел испытание на прочность и мужество в Афганистане, продолжили службу на благо охраны правопорядка и органах МВД. В марте 1996 года С. А. Гурин изъявил желание поступить на службу в органы внутренних дел. Через некоторое время получил должность младшего инспектора Мозырского городского отдела объединения «Охрана», а в 2000 году был назначен начальником отряда, в 2001-м – помощником начальника – оперативным дежурным ОДС исправительного учреждения открытого типа № 21 управления ДИН МВД Республики Беларусь по Гомельской области, где служил до выхода в запас по выслуге лет. И везде, где ни пришлось служить майору милиции Гурину, его всегда отличали упорство, преданность, целеустремленность и ответственность при выполнении служебных задач. В любой ситуации он всегда был готов подставить свое сильное плечо товарищу. На него всегда можно положиться. Его смена постоянно занимала лидирующие позиции в любых состязаниях. За добросовестное отношение к службе майор милиции Гурин неоднократно поощрялся руководством ИУОТ № 21, управления ДИН МВД Республики Беларусь по Гомельской области. В числе последних наград во время службы – медаль «90 лет милиции Беларуси» (2008 г.) и нагрудный знак «За адзнаку» Департамента исполнения наказаний МВД Республики Беларусь (2009 г.). После выхода в запас по выслуге лет ветеран продолжает трудиться в этом же ведомстве охранником. Руководство, как и много лет спустя, уверено: там, где несет службу воин-интернационалист Сергей Гурин, как и на границе, всегда будет спокойствие и порядок.

В голосе офицера, несмотря на спокойный и слегка волнующий тон разговора, сквозила гордость. Гордость солдата, не забывшего главное: он воевал, как требовала присяга, выполняя добросовестно воинский долг. И как бы кто ни относился к «шурави» там, на чужой земле, ветераны все равно будут вспоминать Афганистан по-доб-рому: с одной стороны – это их молодость, с другой – настоящая мужская дружба, которая в экстремальных военных условиях научила их многому. Вот почему 15 февраля для ветеранов Афгана, если и не праздник, но и непростой день, о котором они будут помнить вечно. Служба за речкой для каждого из них – не эпизод в судьбе и биографии. Этот день им дорог, как и сама жизнь.
Кстати, сын Сергея Анатольевича – 10-классник Данила – уже получил в военкомате приписное свидетельство и мечтает служить в пограничных войсках. Как папа. Ничего удивительного: отецофицер – сыну пример!

Наталья КОНОПЛИЧ,
фото автора и из архива собеседника.